06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ МОРОЗ: ЧИСТОЕ НЕИНТЕРЕСНО

Лужина Кристина
Опубликовано 01:01 07 Марта 2007г.
Режиссер Юрий Мороз закончил в Суздале съемки 12 серий "Братьев Карамазовых". Скоро начнется монтаж. Съемки заняли 130 съемочных дней. Эта экранизация Достоевского обещает стать одной из самых значительных кинопремьер года.

- Почему вы решили экранизировать именно "Карамазовых"?
- Я люблю Достоевского, хотя мне ближе его роман "Идиот". Но "Идиота" уже снял Владимир Бортко.
- Достоевский - сложный автор...
- Он выворачивает человеческую натуру наизнанку. Кому-то этот процесс кажется скучным. Если человек никогда не интересовался ни философскими, ни религиозными вопросами, то для него Достоевский покажется неподъемным. Но сюжет там замечательный. И интригу классик держит идеально. И пишет так, как требуют современные сериалы: в начале главы коротко рассказывает то, что будет происходить в сцене. Дальше все это пересказывает. А в конце еще раз повторяет. У Достоевского много смешных вещей.
- Не боитесь, что зрители будут сравнивать ваш фильм с картиной Ивана Пырьева, снятой в 1968 году, где главные роли сыграли Михаил Ульянов и Кирилл Лавров?
- Сравнений не боюсь. Я делаю не ремейк фильма Пырьева, и у нас все-таки разный формат. Пырьев не мог позволить себе снимать и показывать детство Алеши, Мити и Смердякова. А ведь именно в детстве и закладывались все отношения и конфликты. Пырьева больше интересовал социальный подтекст романа. Для меня же он не имеет никакого значения. 40 лет назад он был бы интересен, а сейчас - нет. Меня интересуют чисто человеческие отношения. Что чувствует человек в момент выбора?
- По какому принципу выбирали исполнителей главных ролей?
- Я не устраивал гигантские пробы. Но все медийные персонажи, которые подходили на роль, например, Мити Карамазова, пробовались. Передо мной стояла дилемма: взять на роль Мити сорокалетнего артиста или все-таки актера, который ближе к возрасту, описанному в романе. В пырьевской экранизации Лавров и Ульянов уже в достаточно зрелом возрасте. Я пошел по пути более молодых актеров и считаю, получилось ближе к Достоевскому. В результате Митю Карамазова сыграл Сергей Горобченко, Ивана - Анатолий Белый, Алексея - Саша Голубев.
- Что оказалось самым сложным во время съемок?
- 25 градусов мороза! А если серьезно, то - выдержать график. Не было времени на репетиции - бюджет не безграничен. Вторая сложность: ничто не проходит бесследно, и десять лет полной ямы в кинематографе не могли не сказаться на актерах. Нет привычки к такого рода материалу. В советские времена, а я их застал, актеры были более подготовленные.
- Прошлой весной вы выпустили полнометражный фильм "Точка". Отзывы критиков были жесткими...
- За кулисами между собой они решили: "Ребята, такой картины нет!" Почему? Не знаю. Я считаю, что это одна из, может быть, немногих картин, имеющих отношение к сегодняшнему дню. Там есть живая жизнь, боль. А многие картины, которые критики обсуждают и хвалят, - о чем они? Я знаю цену своему фильму.
- Первый фильм, который вы сняли, был "Подземелье ведьм". Фантастика - самый популярный сегодня жанр. Но вы работаете в "реалистическом кино".
- Я выпускался как режиссер, который собирался снимать фантастику. Но дальше "Подземелья", к сожалению, дело не пошло. "Волкодава" по произведению Марии Семеновой я собирался снимать 12 лет назад. Ходил по кабинетам, и мне все отказывали. Наверное, тогда "Волкодав" был бы более полезным. Не было еще такого количества американских историй, после которых зрители говорят: "Ой, а это мы уже видели".
- Вы уже повзрослели?
- Не знаю. Но мне все равно до сих пор нравится фэнтэзи. Это мир, которого не существует и который создаешь ты. Гений Спилберга в том, что он придумал то, чего нет. Создание другого мира, другого пространства - это очень сложно.
- А я думала, любой фильм - создание другого мира.
- Нет. Как правило, фильм любого другого жанра - лишь режиссерская проекция на этот мир. А фэнтэзи - это не проекция.
- Почему в русском фэнтэзи так много оторванных голов и крови?
- У нас нет возрастных ограничений, как у американцев. Они бы тоже рвали тела на части, но у них все ограничено законом. Если бы они вздумали показывать много крови, у них резко бы упал прокат картин.
- У нас крови на экране, согласитесь, чересчур!
- В "Каменской" я снимал расчлененную бабушку. Это была самая смешная сцена! Надо было взять большую сумку, набить ее мясом с рынка, вырезать там дырку, засунуть туда реальную бабушку - головой вперед. И вот представьте: лежит бабуля на полу, у нее на голове сумка, набитая мясом. Тут же рука гримера - будто отрезанная рука бабушки. Обхохочешься! А на экране смотреть невозможно. Я не сторонник лишней крови - только если она необходима и оправданна.
- Чем можно оправдать жуткие сцены?
- Включаешь телевизор - и видишь на любом канале то, что мы каждый день видим в жизни. И зрителя уже не расшевелить, не удивить. Как тот же Шварценеггер. Сначала он боролся с реальными бандитами. Потом с инопланетянами. Я думал: чем он дальше будет удивлять? А ничем. Терминатор кончился. Нет противника, не придуман новый враг, который круче, чем инопланетяне. Точно так же - и с кровью. Ну одну бабушку убили. Потом двух бабушек. Потом было 11 сентября. Что может быть круче?
- Значит, пора снимать светлое и чистое.
- Светлое и чистое неинтересно - мы в него не верим. Белое и пушистое - это сказка про "Алые паруса".
- А почему нет?
- Потому что дорого, и надо рисковать. Не факт, что "белое и пушистое" станут смотреть. Я помню историю с "Идиотом", как он запускался. Был огромный коммерческий риск. Дальше будет только дороже.
- Классику в последнее время снимают многие. Это дань моде?
- Нет, неизбежная необходимость. Каждое поколение хочет экранизировать классику. Отчасти сказывается и дефицит качественной современной литературы, хороших сценариев. А классика - это что-то вечное.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников