О политической педагогике и о многом другом

Фото: globallookpress.com
Джульетто Кьеза, итальянский политик и публицист
Статья «Ответ на письмо Джины Антонаццо»
16:37 07 Марта 2018г.
Опубликовано 16:37 07 Марта 2018г.

«Общество, в котором мы живём, тяжело больно. Мы должны его лечить. Чтобы лечить, нужно знать. Чтобы знать, нужно учиться», - уверен итальянский политик и публицист


Уважаемый доктор Кьеза,

я уже давно слежу за Вашей работой и каналом «Пандора-ТВ»… Вчера с большим интересом участвовала в видеоконференции, организованной каналом «Пандора-ТВ». Некоторые из Ваших рассуждений меня особенно поразили… «Нужна педагогическая работа», – сказали Вы, и это правда. Многие, среди них и я, часто не знают, как действовать. Не знают, какие средства, какие стратегии в их распоряжении…

Потом Вы говорили об «одиноких толпах». Это очень сильный образ. Мы представляем собой именно «одинокие толпы»…

«Политических сил, которые были раньше, больше не существует… Политика изменилась, она больше не та, что была». В чём сегодня должна заключаться наша борьба? Сейчас, в этом обществе, в котором люди разделены между собой и в котором нас можно контролировать и решать за нас на расстоянии, - что значит бороться?

***

Дорогая Джина, это значит, что мы должны заново учиться. Все без исключения. Общество, в котором мы живём, тяжело больно. Мы должны его лечить. Чтобы лечить, нужно знать. Чтобы знать, нужно учиться. Не только поодиночке, но и вместе с другими. Для этого нужна организация. Устройство встречи – это уже организация. Современная технология предлагает нам виртуальное общение. Это одно из явлений, мешающих учиться. Оно усиливает болезнь. Вводит в заблуждение. Нужно вернуться к прямому личному общению. Технология – вся, от телевидения до компьютера и сотового телефона, - создаёт «одинокие толпы». Мы все – каждый из нас – заперты в технологических «сотах», ячейках.

Заново учиться жить в обществе и значит лечить общество. Я думаю, что партия, которая нам нужна, должна заниматься в первую очередь педагогической работой. Создавать «коллективного интеллектуала» - это и есть задача партии, которая хочет изменить страну. Вот уже сорок лет, как партии уничтожены. Худо ли, хорошо ли, партии как-то справлялись с образовательной задачей. Теперь образовательная функция почти полностью перешла к телевидению. А оно в руках людей нечестных, негодяев, спекулянтов и манипуляторов. Если мы становимся нечестными людьми, негодяями, продажными и глупыми, - это потому, что общество отучили быть гражданским.

По-скотски ль жить мы рождены? Нет, знанья

И доблести – вот цель земных забот.

/Данте Алигьери, «Божественная комедия». Перевод Дмитрия Мина – прим. пер./

Это о нас? Очевидно, что не о нас. И ещё того меньше – о наших детях. Если нас превратят в рабов, это случится потому, что нам не удалось найти противоядий этому вырождению.

Найти их будет нелегко. У нас нет оружия против технологической мощи, которая почти полностью в руках врага. Мы не сможем победить, если не выработаем общего понятия о мире, точнее, о мировом кризисе. Для этого надо будет учиться. Может быть, нужно будет и учиться открывать рот только тогда, когда у нас будет что сказать. А у нас есть что сказать только тогда, когда мы что-нибудь узнаём. Поэтому один из первых решительных шагов, которые от нас требуются, – научиться слушать. Многие не отдают себе отчёта, что тот фоновый шум, который они слышат каждый день, и те образы, которые они видят вокруг себя, - продукт больного общества. И не умеют вырываться из этих «видений». Они верят в то, что видят и слышат. Надо воспитывать у них критическое мышление, потому что никто этого не делал и не делает вот уже сорок лет. Ни семья, ни школа, ни даже церковный приход (значительная их часть тоже захвачена антихристианскими идеями конкуренции, эгоизма, потребления).

Так нас превратили в стадо без пастуха, за которым, однако, наблюдают бешеные собаки. Ты меня спрашиваешь, в чём должна заключаться борьба. Мой ответ и прост, и труден – в том, чтобы защищать нашу территорию. Под «территорией» я подразумеваю нашу голову, наш мозг, нашу личную свободу; наше тело, наше здоровье; то место, где мы работаем, учимся, улицу, дом, воду, которую мы пьём; наше рабочее и свободное время. Если эта «борьба за территорию» распространится широко, проиграть её будет невозможно, потому что власть не сможет её подавить, у неё будет недостаточно сил для этого.

Но это только часть ответа. Нужна сильная организация. Люди, которые борются «вместе». Ты спрашиваешь, как смотреть на движения, которые уже существуют. Я отвечу, что те, на которые ты указываешь, - это именно те примеры, на которые стоит сослаться. Это всё формы защиты «территории» в том смысле, о котором я говорю. Но их недостаток – в том, что они отделены одно от другого, у них не получается стать «политическими». Посмотри на историю широкого движения в защиту водных ресурсов, которое победило даже на референдуме, но не было способно распространить свою победу на политическую почву, и его сначала изолировали, потом раскололи изнутри. И победа рискует превратиться в поражение. Почему? Потому что не было политической партии, которая претворяла бы его энергию в политические решения. Не было в парламенте никакого друга, который поддерживал бы эти идеи и предложения.

Наша страна нуждается в серьёзной «интеллектуальной и моральной реформе». Без неё не будет никакого экономического подъёма и возвращения к демократии. Не будет людей, знающих, что нужно обществу. Не будет ни учёных, понимающих то, что они изучают, ни хороших учителей, ни честных судебных чиновников, ни дворников, на совесть подметающих улицы, ни предпринимателей, работающих по закону. Можно всё это сделать, оставаясь «безоружными», как сейчас? Нельзя. Единственное оружие, которое мы должны создать и которого у нас ещё нет, - это политическая сила, в которой мы бы узнавали сами себя. Она не может быть партией ХХ века (потому что мы были и будем другими, потому что у нас ещё нет органического понимания кризиса, поразившего планету), но она должна стать важным ориентиром и быть признана как таковой. Я хочу сказать, что думаю не о движении без структуры, без лидеров, без руководства. Эти идейки – глупости, предлагаемые как раз «выдвиженцами» из вражеского лагеря. Как мы в будущем назовём то, что мы создадим, – ещё предстоит решить нам всем вместе, т.к. мы все вместе будем определять его форму. Но это должна быть партия в том смысле, который это слово имеет этимологически /по-итальянски «partito» значит не только «партия», но и «выбор, альтернатива», «решение» - прим. пер./. То есть организация «выдающихся» людей, которые борются за выживание человеческого рода, то есть за добро. Когда нам удастся собрать вокруг себя множество «выдающихся» граждан и гражданок (конечно, под «выдающимися» я подразумеваю не кандидатов и лауреатов, а каждого из нас - не важно, каков его социальный статус, - кто способен поставить выше личных интересов общие. В конечном счёте, интересы рода человеческого, интересы наших детей и внуков). Это задача огромных размеров, я отдаю себе в этом отчёт. Но огромна и опасность, которой мы подвергаемся. Тот, кто думает, что может избежать её малыми усилиями и без всякого риска, - не «выдающийся» человек. Нам он не подходит.


Джульетто Кьеза - политик, общественный деятель, журналист и писатель.
Джульетто Кьеза родился в городе Акви Терме на Севере Италии. Был активным членом коммунистического движения Италии. Руководил Федерацией молодых коммунистов Италии. С 1970 по 1979 год возглавлял Генуэзское объединение Итальянской компартии (ИКП). С 1975 по 1979 год — лидер ИКП в провинциальном совете Генуи. В журналистике с 1979 года. В 1980 году написал свою первую книгу «Цель – Тегеран» о неудавшейся попытке освободить заложников в Посольстве США в Тегеране. В 1980-1989 гг. - корреспондент итальянской газеты Унита в Москве. В 1989-1990 гг. работал в Вашингтоне, США, в Международном центре Вудро Вильсона при Институте перспективных русских исследований Джорджа Кеннана.


Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?