05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

20 ЛЕТ И 4 СЕКУНДЫ

Все произошло мгновенно: майор береговых войск Балтфлота Дмитрий Островерхов и недавно призванный на срочную службу рядовой Равиль Мирхайдаров услышали щелчок, которого лучше бы никогда никому не слышать. Его и не должно было быть, этого щелчка! Шестьдесят бойцов на учебных занятиях благополучно метнули боевую гранату в цель. Но когда чеку вынул Равиль, который тоже, кстати, делал это не первый раз, произошло то, чему пока нет объяснения, а на официальном языке называется нештатной ситуацией.

Щелчок означал, что до взрыва осталось 4 секунды. Они оба это поняли, но 20-летний солдат растерялся, а майор, мгновенно оценив ситуацию, выбил гранату из рук первогодка, затем буквально выдернул его из окопа, и сам бросился следом, закрыв своим телом...
Когда в окопе, где они только что стояли, отгремел взрыв, 37-летний майор поднялся и, убедившись, что солдат не пострадал, как ни в чем не бывало пошел с огневого рубежа на исходный.
- Я сначала ничего не понял, - рассказал Дмитрий "Труду", - иду себе, потом смотрю - кровь...
Майор направился в медпункт. Оттуда его тотчас отвезли в военный госпиталь. Он и там на своих, как позже выяснилось, пробитых осколками ногах дошел до кабинета врача. Вот в операционную его уже повезли на каталке, хотя он все еще пытался передвигаться самостоятельно.
- Пациент поступил к нам в состоянии средней тяжести в связи с кровопотерей из-за ранения нижних конечностей, - прокомментировал ситуацию начальник отделения травматологии госпиталя Владимир Корецкий. - Из реанимации его направили на операцию.
- Дмитрий, как же вы так долго держались? - спрашиваю перебинтованного майора.
- Я не чувствовал ничего, наверное, в шоке был.
Жене позвонили этим же вечером. Ирина слушала слова командира, но смысл сказанного до нее не доходил. "Учения... разрыв гранаты... реанимация... госпиталь", - она все это слышала, как сквозь вату. Кое-как справившись с собой, она собрала ребенка и поехала в госпиталь. Там увидела улыбающегося мужа, который ее же еще и подбадривал.
- Просто он не любит показывать, что ему больно... Вы знаете, я бы не хотела больше об этом говорить, а то у меня уже и так сон пропал, - попросила Ирина Островерхова, когда мы встретились с ней в общежитии, где она с мужем живет третий год, с тех пор как поженились. Слабое подобие улыбки обозначилось на ее лице, лишь когда она стала рассказывать, какой у маленькой Насти отец. "Многие мужья после рождения ребенка отодвигаются от проблем, перекладывают все заботы на женские плечи. А Дима все самое тяжелое взял на себя. Он и мыл, и готовил, и стирал, и гладил, и дочку растил. А условий-то у нас никаких".
Вот об условиях следует сказать особо. Здесь, в офицерском общежитии на Озерной, не просто нет кухни, хотя бы даже общей, - здесь на целый этаж один умывальник. Вернее, два: один в мужском туалете, другой - в женском. Вот там и моют посуду, и стирают пеленки, и умываются... 60 человек на этаже. Самим помыться - это к родственникам надо ехать, у кого они есть. Готовить - плитка в коридоре. Но сейчас Ирина принесла ее в комнату, чтобы хоть немного согреться - уже месяц как не топят. Хотя кочегарка рядом, и уголь вроде есть. Подвал здания залит водой, но никаким жилслужбам до этого нет дела. Так живут офицеры и их семьи не то что годами - десятилетиями, многие здесь и выходят на пенсию.
Кстати, Дмитрий служит Родине верой и правдой уже двадцатый год. А вот она ему явно задолжала. Что должны чувствовать офицеры, возвращаясь со службы в эту трущобу, вокруг которой за последние годы вырос целый район шикарных особняков?
- Ребенка в садик будете отдавать? - спрашиваю Ирину.
- Мы хотели бы, но как это сделать? С младенцем по очередям не потолкаешься. Надо куда-то ехать, узнавать, как встать на эту очередь, а муж то в наряде, то на полигоне...
Полгода назад командование предложило майору Островерхову повышение по службе, а он... отказался.
- Если бы я стал командиром батальона, у меня вообще не осталось бы времени для семьи. А дочка маленькая еще совсем, жене нужна помощь, - объясняет Дмитрий. Вот он такой - абсолютно надежный. "Домашний", - считает жена. "Добросовестный и грамотный офицер, прошедший хорошую воинскую школу", - отзывается о нем начальство.
- Послушайте, ведь вы на самом деле могли погибнуть, спасая парня, которого до этого если и видели, то мельком. Не страшно было там, на полигоне? - спрашиваю офицера.
- Сейчас - страшно, тогда - нет.
- Снова будете учить солдат правильно бросать гранаты?
- Конечно, это же моя работа.
Командир, который давно служит с майором Островерховым, на мой вопрос о его мужественном поступке ответил так:
- Я бы удивился, если б Дмитрий этого не сделал.
От редакции. В последнее время государство стало щедрее к своим героям. Олимпийским чемпионам, например, дарят крупные суммы, квартиры, президент страны лично вручал героям спорта ключи от дорогих джипов. Может быть, и герою майору Дмитрию Островерхову страна сможет дать наконец скромную квартиру? После 20 лет службы и еще 4 секунд, остававшихся до взрыва.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников