06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР ВЕШНЯКОВ: ГЛАВНЫЙ СУДЬЯ НА ВЫБОРАХ - ИЗБИРАТЕЛЬ

Строганов Юрий
Опубликовано 01:01 07 Мая 2003г.
В предвыборные периоды наряду с тремя классическими ветвями власти и журналистской "четвертой" в нашей стране появляется "пятая власть" - Центральная избирательная комиссия. Более десяти лет российской демократии она с переменным успехом участвовала в решении судеб партий и кандидатов, контролировала ход предвыборных кампаний. А по каким правилам пройдут грядущие парламентские и президентские выборы? Что в них изменилось? Об этом и о многом другом шла речь на встрече с журналистами "Труда" председателя Центральной избирательной комиссии РФ Александра ВЕШНЯКОВА.

- Александр Альбертович, насколько, на ваш взгляд, российская выборная система соответствует критериям современной демократии?
- С моей точки зрения, она довольно динамично развивается. По оценкам авторитетных специалистов, наших и зарубежных, основные нормы нашего избирательного законодательства России полностью отвечают требованиям существующих международных стандартов. За два с небольшим года, с октября 2000-го по сегодняшний день, проведено комплексное обновление всей правовой базы, регулирующей выборы в Российской Федерации - как в федеральном масштабе, так и в региональном. Первый закон из этой серии - о политических партиях, вступивший в силу 14 июля 2001 года. Затем была разработана, а полгода назад вступила в силу новая редакция закона об основных гарантиях избирательных прав граждан. Установлен новый порядок формирования избирательных комиссий. Они стали более независимыми от местной власти. С другой стороны, новый закон позволит избежать страстей вокруг решений избирательных комиссий о снятии с регистрации кандидатов. Сейчас такое решение может вынести только суд. Кстати, и суды тоже поставлены в жесткие рамки. Они не имеют права принимать решение о снятии кандидата с дистанции позднее, чем за пять дней до голосования.
Словом, главная цель преобразований - устранить негативные явления, которые мы зафиксировали на предыдущих выборах. А главный механизм - радикальное усиление роли и ответственности политических партий в избирательном процессе.
- Не поэтому ли ЦИК России предлагает сделать партийные списки кандидатов в депутаты Госдумы "более прозрачными и открытыми для избирателей"? Что еще, кроме биографии, должен знать избиратель о кандидате? В Литве, например, обязательно сообщается о былом сотрудничестве кандидата со спецслужбами "других государств"...
- Каждый кандидат, претендующий на власть, в том числе и в партийном списке, должен представить сведения о своих доходах, имуществе, счетах в банке, о судимости, если она имеется, о гражданстве другого государства. Это проверяется и становится достоянием гласности. Теперь недостоверность сведений, представляемых кандидатами, не является основанием для снятия с регистрации, но мы намерены обнародовать такие факты в средствах массовой информации. Ложь наказывают, выставляя ее напоказ. Например, мы обязательно расскажем, если кандидат "забыл" указать 100 тысяч рублей дохода. Он, быть может, действительно забыл, потому что имеет 10 миллионов рублей в год и 100 тысяч для него - не деньги, но избирком обязан сообщить об этом избирателям. Ведь главный судья на выборах - избиратель. И, получив от нас информацию, пусть именно он решает - доверять или не доверять человеку с неснятой судимостью или "забывшему" про те же свои 100 тысяч рублей. Кстати, если кандидат "забудет" о неснятой судимости или гражданстве другого государства, за это его снимут с регистрации по решению суда.
Выборы 1999 года показали эффективность такой гласности. В конечном итоге в федеральных списках не осталось ни одного кандидата, имевшего неснятую судимость. Дело в том, что в наших данных о кандидате все называется своими именами. Для судимых указывается не только номер статьи Уголовного кодекса, по которой они отбывали наказание, но и ее название. Будь то мелкое хищение или растление малолетних.
- А что, были и такие?
- Были и такие. Но когда они поняли, что подробные записи о судимости будут и в списке партии, а потом в избирательном бюллетене, - их и след простыл. Поэтому я надеюсь, что и на выборах 2003 года личностей, заведомо одиозных, в списках будет немного. Партии не горят желанием рисковать потерей голосов избирателей.
- Вы говорите, что "главный судья" выборов - российский избиратель. А научился ли он за десять лет многопартийных выборов отличать "черный пиар" от правдивой информации?
- Россияне начинают разбираться в технологиях продажи кандидатов как товара. Наш избиратель сегодня значительно отличается от того, каким он был в начале 90-х годов, на заре демократических преобразований. Вот свежий пример - губернаторские выборы в Магаданской области, которые прошли совсем недавно. Политологи и аналитики объявляли их фаворитом человека, который действительно имел все возможности победить: обширные финансовые ресурсы, поддержка влиятельных в регионе сил, множество необходимых руководителю качеств. Но он проиграл. Приемы, предвыборные технологии, которыми он пользовался, вызвали отторжение общества.
Однако по уровню политической культуры и демократических традиций наша страна пока отстает от стран с развитой демократией. И это объяснимо: принять работоспособный, прогрессивный закон куда проще, чем изменить сознание людей. Тут явно недостаточно одного росчерка пера президента под законом. Традиции не могут возникнуть за один избирательный цикл, они вырабатываются десятилетиями, а иногда и столетиями. Нужны время и целенаправленная работа на повышение правовой и политической культуры.
- У россиян слишком низкая для сформировавшейся демократии избирательная активность?
- При демократии на выборы строем не ходят. Как показывает мировой опыт, в стране, где явка избирателей больше 90 процентов, попросту нет свободы выбора. Всего вероятнее, там авторитарный или тоталитарный режим. Существует и другая крайность - симптом слабых демократий стран "третьего мира". Это когда избиратели не верят власти вообще и выборам, в частности. Россия ни в той, ни в другой крайности не находится. Например, в Америке, с которой мы часто проводим параллели, явка на федеральные парламентские выборы значительно ниже, чем у нас. В США участие в них принимает около 50 процентов избирателей, а у нас - больше 60 процентов. Эти цифры, конечно, не означают, что в России с избирательной активностью проблем нет совсем. Увы, есть. Так, на выборах губернаторов в некоторых регионах явка составляла порядка 35 процентов. Это, конечно, тревожный сигнал...
- Быть может, нежелание отдать свой голос на местных выборах вызвано сбоями в механизмах их проведения? Коллизия на губернаторских выборах в Красноярском крае показала, что региональные избиркомы иногда делают попытки работать "самостийно", оказываются под давлением местных элит...
- Избирательная комиссия Красноярского края не просто превысила свои полномочия. Она грубейшим образом нарушила закон и, с моей точки зрения, нормы человеческой морали. За два дня до подведения итогов выборов комиссия утверждала, что никаких серьезных претензий к проведению голосования нет. Как вдруг, закрытым образом, был подготовлен другой вариант решения, который был роздан членам комиссии всего за час до начала заседания, а само заседание по такому судьбоносному для региона вопросу шло шесть минут. Когда я об этом узнал - кстати, через средства массовой информации, - сразу стал искать председателя избирательной комиссии, чтобы уточнить ситуацию. А он исчез... Понятно, что человек скрывается, когда ему просто нечего сказать, стыдно.
В дальнейшем, как известно, суд обязал красноярцев отменить незаконное решение, но местная избирательная комиссия его проигнорировала. Поэтому мы взяли на себя определение итогов голосования, как это предусматривает закон. И не допустили правового тупика - некоторые рассчитывали создать его, чтобы таким образом захватить власть в регионе еще на несколько месяцев. В итоге коллизии, впервые в истории Российской Федерации, государственный орган в лице краевой избирательной комиссии за невыполнение решения суда судом же и был расформирован...
- Недавно вы высказали неординарную идею: выбирать губернаторов одновременно по всей России. В чем привлекательность "оптовой модели" губернаторских выборов?
- Никто не предлагает выбирать всех губернаторов в один день. Речь идет о возможности совмещения по срокам федеральных и региональных выборов. Сейчас случается, что в некоторых регионах за один год выборы проводят каждые три-четыре месяца: сегодня законодатели местные, завтра депутаты российские, а потом президент, губернатор. Нескончаемая череда голосований нередко приводит в конечном итоге к дезорганизации выборного процесса и большим политическим и финансовым потерям.
Согласно нашей инициативе, уже закрепленной в избирательном законодательстве, любые выборы глав исполнительной власти в этом году можно совместить с выборами депутатов в Госдуму, которые состоятся 14 декабря. Теперь такое возможно, только для этого надо принять соответствующий закон в субъекте РФ. Я убежден, что добрая половина регионов воспользуется этим правом. С моей точки зрения, целесообразность этого шага налицо - и политическая, и экономическая.
- Что нового нам ждать от предстоящих выборов в Госдуму?
- Законы у нас теперь новые, поэтому парламентские выборы 2003 года будут сильно отличаться от всех предыдущих. Ставки на сей раз очень высоки. Помимо парламентской трибуны, партия, прошедшая в Госдуму на декабрьских выборах, получает право финансирования государством своей деятельности пропорционально полученным голосам. Плюс к этому, теперь политическая партия, представленная в Госдуме, может выдвигать своих кандидатов на любом уровне выборов без сбора подписей и залога. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов обсуждаемый проект о возможности формирования правительства России парламентским большинством.
Поэтому я делаю вывод, что партии, доказавшие состоятельность на предстоящих выборах, будут определять политику России на ближайшие годы, а может быть, и на десятилетия. В то же время те силы, что в Думу не пройдут, станут банкротами не только политическими, но и финансовыми. Им ведь придется вернуть государству деньги за бесплатное эфирное время, а оно стоит миллионы рублей.
- Они же разорятся!
- Разорятся действительно. Как по Дарвину - естественный, в данном случае - политический отбор. Закон о политических партиях дал хороший результат: раньше в России их было более 200, а сейчас зарегистрировано пока менее 40. А кто из этих четырех десятков сможет выплыть на думский берег из водоворота избирательной кампании, решат избиратели на выборах в 2003 году.
- Как вы оцениваете наличие в новом законопроекте об освещении выборов в СМИ нормы, допускающей приостановление вещания и аннулирование лицензии СМИ? Не является ли это законодательным рычагом давления на "четвертую власть"?
- Почему-то бытует утверждение, что механизмы ответственности, которые сейчас предлагается принять, не позволяют средствам массовой информации вообще ничего говорить о кандидатах. Я утверждаю, что это неправда. Основные правила работы СМИ в предвыборный период, которые сегодня зафиксированы в законе о выборах, - не новые. Все они использовались и на выборах, проходивших в прошлый период. Просто сделано уточнение в законах. Определено, что такое информационная деятельность и что такое агитационная деятельность. В законе прямо прописано, что информационная деятельность ведется свободно, на принципах объективности, достоверности и равенства кандидатов.
- Равенство - это как? Что, мы - газета "Труд" - будем должны каждому кандидату ровно по 15 строчек уделить или закон нарушать?
- Да нет, совершенно не обязательно. Никто по строчкам считать не собирается. Эта норма направлена на то, чтобы не получилось перекосов. Наиболее яркий пример однобокости - выборы президента России. Два кандидата, за которых уже неоднократно голосовали миллионы граждан РФ, приезжают в один город, встречаются со своими избирателями. Но почему-то получается так, что про одного кандидата рассказывается во всех информационных программах день и ночь, а другого как будто не существует. Где же равенство условий, равенство в освещении предвыборной деятельности кандидатов? Налицо скрытая, специально организованная агитация в пользу одного из них.
В случае таких перекосов в освещении предвыборной деятельности будут все правовые основания поставить вопрос перед судом - с привлечением к административной ответственности СМИ за такого рода нарушения. И если суд подтвердит обвинение, надо заплатить штраф и сделать выводы на будущее, чтобы не повторять перекосов. У журналистов, в свою очередь, всегда остается право опротестовать несправедливое, на их взгляд, решение в суде более высокой инстанции.
- Думаете, штраф в 10 - 15 тысяч рублей нанесет ощутимый удар по бюджету, скажем, электронного СМИ, которое за минуту эфира получает в некоторых случаях десятки тысяч долларов?
- Если штраф не действует, вступит в силу механизм куда более жесткий - приостановление выпуска этого СМИ. Причем закрываются не каналы целиком, до завершения избирательной кампании приостанавливается выход в эфир только программы-нарушителя. "Спокойной ночи, малыши!" не будет расплачиваться за "телекиллеров" типа небезызвестного Доренко.
Поймите, приемами "черного пиара" дискредитируются и выборная власть, и СМИ, но, главное - мы дискредитируем Россию. Самое серьезное замечание к нашим выборам от международных наблюдателей: формирование искаженного общественного мнения, манипулирование выборами через СМИ. В цивилизованных демократиях это не принято. Пора и нам следовать международным правовым стандартам.
- Во сколько же россиянам обходится следование цивилизованным правовым стандартам? Сколько стоят выборы?
- На выборы депутатов Государственной Думы в бюджете этого года заложено 3,5 миллиарда рублей. Эти средства пойдут на организацию всего избирательного процесса, работу избирательных комиссий по всей России, подготовку информационных материалов, оснащение соответствующей техникой.
- И на политическую рекламу?
- Нет. Она оплачивается за счет пожертвований тех, кто поддерживает того или иного кандидата, ту или иную политическую партию. На свою избирательную кампанию на выборах в 1999 году партия могла потратить 40 миллионов рублей, а теперь планка поднялась до 250 миллионов. Кандидату по одномандатному округу на рекламу себя, любимого, в 1999-м разрешалось выложить до миллиона рублей, а на предстоящих выборах - 6 миллионов. Государство участвует в поддержке политических партий и кандидатов только косвенным образом. Предоставляет бесплатное эфирное время, печатные площади в государственных средствах массовой информации на равных условиях.
Выборы президента России могут стоить дороже. В бюджете на них заложено 4,9 миллиарда. Дело в том, что в отличие от выборов депутатов в Госдуму выборы президента могут быть в два тура. Поэтому и цена получается больше, с учетом того, что возможно повторное голосование. Потребуется или не потребуется - другой вопрос. Ответ мы получим 14 марта следующего года.
- Если верить большинству политологов, на президентских выборах удастся сэкономить. Они предсказывают победу Владимира Путина в первом туре. В этой связи в коридорах власти витают слухи о возможности появления конституционных механизмов для переизбрания президента на третий срок. Ваше отношение к этой идее?
- Я думаю, что менять Конституцию пока нет острой необходимости ни по одному вопросу, в том числе и по этому. У президента четыре года полномочий. Три из них он отработал так, что сегодня все социологи говорят о том, что рейтинг доверия к нему нисколько не уменьшился. Зачем же успешному президенту изобретать какие-то подпорки к Конституции, когда у него есть все шансы использовать нормальную демократическую норму - выдвижение своей кандидатуры на второй срок? Ведь Конституция Российской Федерации предусматривает возможность избрания не более двух сроков подряд. И это ограничение вполне объяснимо для демократических стран.
- Подряд не более двух сроков. Но еще через срок, стало быть, снова можно выдвигаться в президенты?
- Это Конституцией не запрещается...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников