04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЯДОВАЯ МЫСИНА

Никитович Анатолий
Опубликовано 01:01 07 Мая 2004г.
19-летнюю Тамару направили в 148-ю стрелковую дивизию зимой 1942-го. За плечами у нее уже были школа Осоавиахима в родном Иванове, курсы радисток партизанских отрядов в Горьком и спецподготовка в Главном разведывательном управлении Генштаба.

- Для партизанского отряда я не подошла ростом, - вспоминая то время, Тамара Георгиевна улыбается. - Туда отбирали девушек не выше 150 сантиметров, я же была почти на 15 сантиметров длиннее...
Тамару определили в подразделение, которое обеспечивало связью непосредственно командира дивизии. Их самолетная радиостанция была смонтирована в кузове армейского "виллиса".
Практически вся война для Тамары так и прошла на колесах. Или под ними. Чаще всего именно под машиной они обустраивали свой ночлег. Так было безопаснее, теплее и суше. Когда "виллис" разбомбили при форсировании Днепра, отделение связистов, которым в ту пору командовала сержант Мысина, пересадили на двуколку. И до конца войны через пол-Европы - Польшу, Чехословакию, Германию - Тамара переезжала на обыкновенной телеге. Лошадей берегли пуще глаза.
- Что самое памятное? - Тамара Георгиевна перебирает выложенные на стол награды. - Я участвовала в сумасшедшей бойне на Курской дуге, видела красную от людской крови воду в Днепре. Или комичный эпизод в Москве в 43-м, куда мы с фронтовой подругой приехали на одни сутки за аппаратурой и первым делом пошли в парикмахерскую. Сделали себе шикарные по тем временам прически (см. фото), и нас тут же забрал патруль в комендатуру за нарушение формы одежды. Ну какая женщина, скажите, смогла бы надеть в такую минуту на себя головной убор...
Из армии Тамара Мысина демобилизовалась в звании гвардии старшины и через полтора месяца уже была в Москве у своего жениха, командира саперного батальона, который по ранению закончил войну раньше и ждал ее в госпитале. Тогда им казалось, что их счастье будет бесконечно...
Но жизнь распорядилась иначе. Едва дожив до четырехмесячного возраста, умерла их дочь. В 53-м в авиакатастрофе погиб муж, и в 30 лет, отревев белугой, Тамара осталась одна. Без семьи, любимой работы, среди чужих людей. Потеряв сына, родители упросили любимую невестку остаться жить с ними, и она согласилась, добровольно обрекая себя на одиночество. Проработав несколько лет в юридической академии, Тамара Георгиевна решила вернуться к своей военной специальности и в 1958 году стала радиотелеграфисткой на центральном командном пункте ПВО. Спустя 10 лет перешла в приемный центр узла связи морской авиации и по сей день работает там.
- А почему не идете на пенсию? У вас ведь и стажа трудового достаточно, да и за эфиром, наверное, следить становится все труднее?
- Что касается моих обязанностей, то, несмотря на свой 81 год, по-прежнему работаю по 1-му классу и 24 знака в минуту готова принять и передать всегда. Иначе бы меня просто не держали в части. На пенсию не выхожу, потому что не знаю, что там делать.
Мы сидим в ухоженной однокомнатной квартире Тамары Георгиевны, она получила ее к 30-летию Победы. Мысина рассказывает, что все чаще в последнее время приходится доказывать право на заслуженные льготы. Чиновников, видите ли, смущает, что она - работающий пенсионер и де-юре не имеет права как фронтовик на некоторые бесплатные дотации и подарки. И в очередь на ремонт квартиры к 60-летию Победы поэтому неохотно ее поставили, и холодильник от мэрии Москвы чуть было не "замылили". Пришлось с личным письмом обращаться к Юрию Лужкову.
Орден Отечественной войны 2-й степени, медаль "За отвагу" и еще одиннадцать медалей она хранит в коробке и на люди в своих наградах давно не показывается.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников