03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИКОЛАЙ БУРЛЯЕВ: ВОЙНУ Я ПОСТИГАЛ ЧЕРЕЗ ИСКУССТВО

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 07 Мая 2005г.
Он пришел в кино худеньким подростком с широко открытыми на мир, удивленными глазами и сразу стал востребованным актером. В 70-80-е не проходило и года, чтобы на экраны не выходило по три-четыре фильма с его участием. "Иваново детство", "Метель", "Герой нашего времени", "Андрей Рублев", "Служили два товарища", "Игрок", "Маленькие трагедии", "Военно-полевой роман"... Одна из последних по времени его актерских работ - Иешуа Га-Ноцри в нашумевшей и так до сих пор не вышедшей экранизации булгаковского романа "Мастер и Маргарита" в постановке Юрия Кары. В начале 90-х Бурляев создал и возглавил международный кинофорум славянских и православных народов "Золотой Витязь". Словом, в творчестве Николая Бурляева тема войны и патриотического воспитания молодежи не случайно занимает столь важное место.

- Николай Петрович, какой след в вашей жизни оставила Великая Отечественная?
- В детстве мне, рожденному в августе 1946 года, война казалась чем-то очень далеким, случившимся чуть ли не в предыдущем веке. Понимание, что этот ужас прошел очень близко от меня, едва-едва не настигнув, пришло в зрелые годы. Мои братья и сестры рассказывали о тяготах эвакуации, которые им пришлось пережить, о голоде, болезнях. Война им запомнилась как самое тяжелое время в истории нашей семьи.
Мое поколение узнавало войну во многом через искусство. Тогда выходило много фильмов, которые пробуждали в нас чувство патриотизма и гордости за свою страну и свой народ. Я до сих пор их хорошо помню: "Минин и Пожарский", "Кутузов", "Суворов", "Александр Невский"... Образ воина преподносился в ореоле героя. И мы все тянулись к этим высоким примерам. Жаль, что сейчас такой воспитательный посыл практически исчез с наших экранов. Теперь в "военных" фильмах все больше показывают уголовников, предателей или подлых чекистов. Отчего-то акцент на негативе пришелся так по вкусу чиновникам Федерального агентства по кинематографии, и мои коллеги сделали недостойный зигзаг в эту сторону.
- Вам было 14, когда Андрей Тарковский утвердил вас на роль юного разведчика Ивана в экранизации одноименного рассказа Владимира Богомолова...
- На пробах к "Иванову детству" Андрей показал мне четыре толстых альбома с фотографиями других претендентов - столько детей хотели сыграть этого мальчика-героя. Фотографии остались "в наследство" после того режиссера, который пытался снимать этот фильм прежде, но с работой не справился. Спустя годы я узнал, что за картину Тарковский взялся только потому, что у него уже был главный герой - я. Но альбомы те мне были показаны, чтобы я не расслаблялся.
- Сюжет "Иванова детства" - это затянувшиеся проводы на "ту сторону". Как в прямом смысле - вашего героя засылают в тыл к немцам, так и в переносном - Иван погибает... В этом контексте переправа на лодке через ночную реку приобретает библейское звучание. А вам, в общем-то, еще мальчишке, не скучно было сниматься в столь серьезном кино?
- Когда рядом Андрей Тарковский, скучно не бывало никогда. Напротив, жизнь вокруг сразу наполнялась напряженным, трепетным звучанием. Казалось, Андрей был при мне неотлучно. Сам подбирал одежду в костюмерной, рвал на мне рубахи, дырявил ватник. Часами искал нужный грим: веснушки, ссадины, царапины, заставил перекрасить волосы в пшеничный цвет и оттопырить уши. Как ни странно, но "Иваново детство", по сути своей трагический фильм, мы делали радостно. Съемки начинали в городе Каневе. Рядом с нашей гостиницей на высокой горе была могила Тараса Шевченко. На всю жизнь запомнились те солнечные августовские дни на Днепре.
После работы ходили купаться на песчаную косу. Вечерами все собирались в номере Тарковских, слушали в записях новые песни тогда еще малоизвестных Гены Шпаликова и Володи Высоцкого. Наверное, мало кто из нас мог предположить, что мы делаем фильм, который станет событием в мировом кинематографе и соберет более трех десятков призов самых престижных кинофестивалей.
- Тарковский вас как-то по-особому готовил перед съемками?
- Мне давали читать книги о войне. Врезались в память страшные страницы одной из них - "СС в действии". Андрей сразу предупредил, что меня ждет одна трудная сцена под названием "Игра в войну", когда Иван, глядя на шинель, представляет, что это фашист, убивший его мать. "Учти, плакать перед камерой придется по-настоящему, а не нюхая лук, как это делают у других режиссеров, - сказал Тарковский. - Актер должен уметь все, в том числе и растравлять свои чувства, свою душу". В день, когда снимали эту сцену, я пришел на съемочную площадку за 4 часа до начала, переоделся и начал "входить в образ": бегал по павильону и представлял себе ужасы немецкой оккупации. Но время шло, все уже были на местах и ждали меня, а плакать мне все не хотелось. Тогда Андрей подошел ко мне и, как тонкий психолог, вместо ругани стал утешать: "Коленька, миленький, да что ж ты так мучаешься? Ну хочешь, я отменю эту съемку? Бедный ты мой..." Мне сразу стало жалко себя, и я разрыдался. Он тут же начал съемки, и так мы одолели эту сцену.
- Вас потом "военный синдром" не преследовал?
- Нет. Образ Ивана, я в этом уверен, оказал положительное влияние на мое душевное развитие. Равно как и встреча с великим Тарковским, который влиял не только на меня, но и на все кинематографическое сообщество. Своим примером он доказывал, что художник, невзирая ни на какие конъюнктурные соображения, должен создавать свое произведение так, как будто оно у него последнее в жизни. Это трудный, крестный путь. Но им можно и должно идти.
- Писатель Владимир Богомолов критически относился к экранизациям своих вещей, а с титров картины "В августе 44-го", снятой по его роману "Момент истины", даже потребовал убрать свое имя...
- С "Ивановым детством" тоже были проблемы. Мы все очень опасались негативной реакции писателя. Ведь это вольное переложение его рассказа. Андрей Тарковский и Андрон Михалков-Кончаловский сделали свою версию, досочинив сны героя. Богомолов был на премьере, но от каких-либо оценок фильма воздержался. Так получилось, что после сеанса мы оказались рядом. Владимир Осипович положил свою руку мне на голову, помолчал немного и пошел своей дорогой. Этот благословляющий жест я запомнил на всю жизнь.
- Опыт "Иванова детства" пригодился, когда спустя 20 лет вы снимались в фильме "Военно-полевой роман" Петра Тодоровского, по поводу которого сам режиссер сказал: "Трудно было восстанавливать города, села и заводы, но еще труднее - израненные войной человеческие души"...
- Мальчик Иван и студент Саша Нетужилин - они очень разные, хотя и обожженные одной войной люди. Лично мне ближе Нетужилин, он родной мне по духу. Скажу вам по секрету, что в "Ивановом детстве" я играл маленького Тарковского, каким он был во время войны и каким он мог стать, окажись в оккупации, а образ главного героя "Военно-полевого романа" почти полностью списан с самого Тодоровского. Это он на фронте влюбился в боевую подругу своего комбата, и это он уже в мирное время встретил ее торгующей на морозе пирожками у ЦУМа...
- Третий фильм о войне "Контрудар" с вашим участием тоже был по-своему интересен...
- К сожалению, в прокате он прошел как-то незаметно. Но для меня было лестно сыграть там роль генерала армии Москаленко. Это был явный рост и в чинах, и в постижении еще одного героя Великой Отечественной. В военных фильмах нам, актерам, то и дело приходилось дотягиваться до своих персонажей. Вот какие делали фильмы. Сейчас у некоторых публицистов хватает наглости утверждать, что в советских картинах война сильно приукрашалась, а зрителей обманывали. Ошибаются эти критики желтенькие. Снимавшие те фильмы режиссеры сами были участниками войны. Сергей Бондарчук, Григорий Чухрай, Станислав Ростоцкий, Юрий Озеров... Это сейчас недавняя история нашей страны подается однобоко, чернушно и тем самым сильно искажается в таких конъюнктурных фильмах, как "Штрафбат", "Дети Арбата", "Московская сага". Разве такими были русский народ и его воины?
Беда нашего кино в том, что сейчас его полностью переводят на рельсы сплошной коммерциализации. Отменен принцип госзаказа, при котором снимались фильмы, работающие на позитив, укрепляющие государственность, сплачивающие Россию. Я прямо говорил Швыдкому, что передача кинематографа в частные руки - очень опасная тенденция. Сейчас по всей стране полным ходом идет приватизация киностудий. Зачем? Государство выпускает из своих рук сильнейшее духовное оружие, которое может быть повернуто против него. А нынешний 60-летний юбилей Победы - это уникальная возможность для нашего общества оглянуться назад, осознать все величие этого события.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников