04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИКОЛЬСКОЕ ИЗМУЧИЛ ПОДЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС

- Опять журналист! - злобно бросает в воздух механизатор Михаил Никиташов. И обвиняет моих

- Опять журналист! - злобно бросает в воздух механизатор Михаил Никиташов. И обвиняет моих коллег во всех бедах, которые свалились на Никольское. Ему теперь приходится добираться до пашни в объезд, потому как в центре села круглосуточно дежурит машина автоинспекции, а механизатор ведь с утра уже "выпимши".
- Сколько наших лишились прав, и все из-за вас. Устроили тут ажиотаж, - продолжает он обличительную речь. Механизатор, судя по всему, усвоил за месяцы информационного гнета новые иностранные слова.
У селянина Александра Баканова другая беда: надо вывозить с лугов траву, а прицеп к "Жигулям" самодельный. Поймают гаишники - штраф неминуем. Похоже, придется раскошеливаться на стандартный прицеп. Не оставлять же корову без кормов.
ЧЕРНЫЕ ДНИ КРАСНОЙ УЛИЦЫ
В общем, жили никольчане тихо, спокойно, а теперь село стало вроде неродным. В первую очередь для тех деревенских, что живут на улице Красной, ведущей к злополучному оврагу, где сектанты вырыли пещеру. Грунтовку в пух и прах разбили служебные машины МЧС, "скорой помощи", милиции, ФСБ, областного начальства. Зимой на Красной постоянно дежурил тракторист, "Беларусью" дотаскивал по снегу спецтранспорт до пещеры. А по весне это вообще не дорога, а сплошная грязь и тихий ужас. Как подъехать к дому?
Жилище Анатолия Чупрунова в самом конце Красной. По соседству с избушкой сектантов, над которой купол и крест на крыше. Разговор вновь не клеится:
- Тут сотни журналистов пасутся, - не поднимая головы цедит селянин. - Выйдешь на улицу - в нос телекамеры тычут. Тебе бы понравилось?
Со все разрастающимся чувством вины ходил я по Никольскому. Глава местной администрации Любовь Оленина не пустила даже за порог.
- Комментариев давать не буду. А фотоаппарат убери, понял?!
Но подтвердила, что недавний сход селян постановил ходатайствовать перед властями о выселении сектантов. Проголосовали единогласно. Народ ждет решения.
- Люб, обед готовь, на работу пора, - обрывает супругу Михаил Оленин.
- Ну че, корреспондент, не понял - тебе уходить надо! - без всякой дипломатии советует хозяин.
С опаской слежу за его дальнейшими действиями. Народ явно озверевший. Не село, а горячая точка в глубинке Пензенской губернии.
Присела на скамеечку возле дома отдохнуть от трудов праведных (целый день картошку сажала) Мария Алайкина. Всю жизнь работала дояркой в местном совхозе "Яковлевский". И как! Мария Николаевна показывает почетную грамоту, удостоверение ударника коммунистического труда, свидетельство, что она мастер животноводства первого класса.
- Получаю пенсию 2950 рублей, - доверительно рассказывает пожилая селянка. - Пыталась оформить звание "Ветеран труда". Отказали... А этим, что в пещере, глава района Владимир Провоторов мешками продовольствие возит. Захотели сектанты корову - получили. Им, видите ли, молоко понадобилось. Никто из них огородами не занимается, никто картошку не сажает. Сидят в норе... Бездельники! А тут так накопаешься, ноги к вечеру не ходят. Внучки с другого конца Никольского всю зиму ко мне не ходили, боялись сектантов. Детей никто от себя не отпускает.
Подсел послушать, о чем разговор, сосед Марии Николаевны Вячеслав Сысоров. Курит одну сигарету за другой, потом решается тоже сказать о наболевшем:
- Меня они в свою секту чуть не завербовали...
Некто Василий (он еще в пещере сидит) прямо-таки загипнотизировал простого, но, видать, не очень стойкого деревенского мужика. Сначала просил называть братом, а потом нацепил на него чудной крест и велел свой сатанинский паспорт принести, чтобы разорвать и сжечь. Спасали Сысорова всем миром. Жена, сестра, брат, соседка... Всю ночь молились, отстаивали грешную крестьянскую душу.
- Жена вовремя поганый крест сорвала, - подводит итог страшной битвы Вячеслав.
У Владимира Курбатова проблемы, если сравнивать с сысоровскими, просто смешные. Но, с другой стороны, как посмотреть. Машина со спасателями неделю назад раздавила петуха.
- Да мы с женой лучше бы его съели...
Елизавета Кололеева до сих пор в страхе. С самого ноября - как узнала про конец света. Тогда вся деревня переполошилась. Хотя вроде бы и понимает, что от конца света в землянке не отсидеться. Что в наше время думать про апокалипсис как-то нелепо.
- Дикость это, - шепчет Елизавета Ивановна, внимательно посматривая на меня.
- Средневековье, - поддакиваю я.
- А ты, случаем, не сектант? - вдруг всполошилась женщина. - На журналиста совсем не похож.
ПЕЩЕРНЫЙ БИЗНЕС
...Пестрая лента огораживает замусоренную, похожую на свалку территорию вокруг пещеры. Навстречу торопятся двое милиционеров.
- Вчера в пещере был очередной обвал, - сообщают служивые. - Спасатели приезжали, укрепляли досками вход в нору.
- Надоело здесь дежурить?
- Еще как, - сетуют представители властных структур. - Но сейчас еще хоть тепло. Вот в ноябре досталось... Холодно было, спали прямо в машинах, привозили с собой одеяла. Потом вагончик привезли.
Словом, всем в Никольском достается от затворников.
Учительница местной школы Нина Баканова открыла на днях при своем доме продуктовую лавочку. И обилие гостей идет на пользу бизнесу.
- Куриный рулет свежий, утром привезли, - предлагает товар местный сеятель разумного и вечного.
Не отстает и свекровь Нины пенсионерка Анастасия. Принимает в своей избушке на постой расплодившихся журналистов. Такса - 500 рублей за сутки.
Делим комнату мы с журналистом из Екатеринбурга Сергеем Симаковым. Он особенно дорог хозяйке, поскольку обещает большой доход. Редакция дала задание Сергею безвылазно ждать в Никольском выхода затворников из пещеры.
Вечером хозяйка потчует нас супом, салатом и парным молоком. Это входит в стоимость проживания. Хоть кому-то от затворников польза в Никольском...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников