Оставайтесь с нами!

Юрий Вульф на фоне стены здания с памятным стендом. Фото из открытых источников

Как петербургский пенсионер увековечил имена не доживших до Победы блокадников


Эта «Стена памяти» появилась в Петербурге: светодиодный экран с бегущей строкой и звуковой дорожкой с перечислением имен горожан, погибших в блокадном Ленинграде. Тысячи имен ленинградцев, делавших все, что было в их силах, чтобы выстоять. Создатель электронного мартиролога — питерский пенсионер Юрий Вульф.

Все началось в 2013-м, когда Юрий Исаакович взялся восстановить свою родословную. На берегах Невы жили и работали несколько поколений его предков. В том числе семья отца — его родители, сестры. С 1920-х они обитали в многонаселенной коммунальной квартире дома №?10 на Конной улице. Там и застала их Великая Отечественная. Оттуда ушел на фронт дед, позже пропавший без вести, а потом и отец-ополченец, вернувшийся домой весь израненный. На долю двух сестер отца выпали ужасы 900-дневной фашистской осады: сами выжили, но потеряли мать.

В детстве Юрий не раз слышал от своих близких рассказы о блокадных испытаниях. Выйдя на пенсию, задумал написать об этом, чтобы и его внуки знали, помнили. Но что-то забылось, тетушки и отец давно умерли — не у кого спросить, уточнить. Он обратился за помощью в архивы. В одном попала ему в руки домовая книга военной поры. Велись такие книги в те годы аккуратно, записи содержали немало важных сведений.

Листая ее, Вульф узнал, в частности, о том, что в годы войны в «его» доме обитали в общей сложности 440 человек. Кто-то ушел на фронт, кто-то, не успев эвакуироваться, остался в городе, замкнутом в кольце блокады. Выжили меньше половины. Может, у кого-то из них остались родственники, потомки? Вот бы найти их! Вглядываясь в полустертые строчки в домовой книге, он думал о том, что многих и помянуть-то уже некому. А ведь если бы не они, жители одного конкретного дома, как знать, удалось бы спасти и этот дом в историческом центре, не раз за 900 дней осады попадавший под обстрелы, и сам город?

Для Юрия Вульфа эти незнакомые люди, пережившие блокаду, становились родными. Тогда и появилась мысль их как-то увековечить, назвать поименно.

Вульф стал собирать сведения. Установил, насколько это было возможно, судьбы 109 погибших. Параллельно занимался сбором данных о тех, кто выжил (таковых к маю 1945-го в доме оставалось 190 человек). К поискам подключилась жена Юрия, затем — дети и внуки. Старший внук, Олег Двиков, студент юрфака СПбГУ и большой дока в компьютерных делах, помог создать компьютерную базу, с первых дней ее существования регулярно пополняемую и востребованную сейчас как у питерцев, так и у жителей других регионов, где живут потомки блокадников.

Менее чем через три года, 8 сентября 2016-го, в очередную печальную годовщину начала фашистской осады, в парадной старого дома на Конной улице, 10 у стенда со списком павших блокадников собрались полтора десятка человек. Некоторые с детьми. С букетиками цветов. По предложению Юрия Вульфа поочередно стали зачитывать вслух имена из списка... Сегодня стенд уже электронный (но и первый, в парадной, сохранен), расположен он на внешней стене здания, виден горожанам издалека. И фамилий в нем теперь несколько тысяч. Душевный отклик и благодарность тех, кто пришел на первую скромную церемонию памяти, вдохновили петербургского пенсионера на новые поиски и начинания.

«У нас любят говорить о том, что никто не забыт. Но я сам убедился, как мало знает нынешнее молодое поколение петербуржцев о блокаде, как неконкретны эти знания, — говорит Юрий Исаакович. — Потому и хочу, чтобы «Стена памяти» напомнила о ленинградцах, не доживших до Победы».

Постепенно ему удалось увлечь идеей педагогов и учащихся Центрального района города, где живет сам (к слову, там же, на Конной улице, в доме по соседству с родительским). Не обошлось при этом без трудных объяснений с чиновниками от образования, недовольных «самодеятельностью» пенсионера. По бюрократическим правилам Вульфу следовало бы сначала обратиться в профильный комитет Смольного, подробно все изложить на бумаге и дожидаться решения. Ждать пришлось бы, не сомневается он, долго. И где гарантия, что не превратилась бы его инициатива в формальную акцию? Когда речь идет об увековечивании памяти павших за Родину, важны, уверен он, сопричастность и память сердца.

К слову, к представителям власти Юрий Исаакович обращался за минувшие годы не раз. Дело-то, полагал он, не частное. Однако не слышали его ни в районной администрации, ни в тех комитетах Смольного, от решения которых зависело, в частности, установление на стену дома по Конной улице светодиодных экранов с бегущей строкой скорбного списка. Не один месяц пришлось ему обивать пороги, доказывая важность проекта. Хотел установить экраны — не разрешали. Просил помочь с волонтерами, чтобы привести в порядок саму стену, довольно обветшалую, — тоже отказ.

Но то, что оказалось не под силу казенным людям, сделали и продолжают делать 72-летий инженер-механик Вульф и его сподвижники, число которых постоянно растет. А деньги... Все архивные запросы, и первый памятный именной стенд, и книжка, посвященная судьбам блокадников с Конной, 10, и приобретение экранов, и оборудования для аудиофайлов — все это Юрий Исаакович оплачивает из личных средств. Он и стену готов был привести в порядок, что называется, своими силами. Но с него потребовали разрешительный документ от КГИОП (комитет по госконтролю, использованию и охране памятников истории и культуры). Недавно, не без труда и проволочек, получил его, наконец. Сейчас стену штукатурят, подводят к светодиодным экранам электричество, чтобы включить их 9 мая. Спасибо Наталье Вепхвадзе, руководителю одного из городских жилкомсервисов — единственной, кто вызвался бескорыстно помочь с ремонтом.

Аудиофайлам Вульф уделяет особое значение. Считает важным озвучить каждое имя, появляющееся на экране. Перебросить мостик из нашего времени в то лихолетье, что вошло в мировую историю как самая долгая и жестокая осада мирного населения. Активно участвуют в записях добровольцы из школ — как учащиеся, детвора от первоклашек до выпускников, так и учителя. Теперь, кстати, не одного только Центрального, но и других районов города, а также области. А еще работники офисов, рабочие, медики, журналисты, артисты. Озвучено уже 12,6 тысячи файлов по 50 фамилий в каждом — 630 тысяч вернувшихся к нам из небытия ленинградцев!

P.S. В День Победы — 2019 все погибшие блокадники будут названы поименно. В центре Северной столицы, у дома на Конной улице, 10, у электронной «Стены памяти» соберутся горожане, а также гости из других российских регионов. Приедут, как ожидается, и представители зарубежных обществ блокадников Ленинграда — из США, Австралии, узнавшие о готовящейся народной акции на своей далекой теперь от них Родине. Далекой территориально, но по-прежнему близкой сердцу.

Александр Лукашенко считает, что без США войну в Донбассе не остановить. Ваше мнение по этому поводу.