10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОНСПИРАТИВНАЯ ЖЕНА КОБЫ

Турченко Сергей
Опубликовано 01:01 07 Июня 2001г.
В 1906 году он обвенчался с Екатериной Сванидзе, которая вскоре умерла от тифа. После революции Сталин женился на Надежде Аллилуевой, которая застрелилась в ноябре 1932 года. С 1938 по 1953 год генсек, по свидетельству охранников, состоял в тайной связи с известной грузинской летчицей Рузадан Пачкория (об этом "Труд" рассказывал в публикации "Женщины диктатора" 2 октября 1999 года).

АРЕСТ ПОДПОЛЬНОЙ ПАРОЧКИ
23 марта 1910 года в одном из частных домов в бакинской Крепости (исторический центр города) были арестованы мужчина, с виду кавказец, и молодая женщина, которые, по свидетельству агентов наружного наблюдения, около шести месяцев совместно проживали здесь без прописки и по подложным документам. При обыске в квартире были обнаружены брошюры и другие документы антиправительственного содержания. У мужчины, назвавшегося Закаром Меликянцем, кроме того, в кармане пиджака оказалось письмо, в котором шла речь о некоторых проблемах бакинского комитета РСДРП. Арестованный от своей причастности к названным документам наотрез отказался. Вместе с сожительницей он был препровожден в охранное отделение.
Для жандармов не было тайной, что назвавший себя Меликянцем является на самом деле членом бакинского комитета РСДРП Иосифом Джугашвили (подпольная кличка - Коба) и разыскивается департаментом полиции с августа 1909 года как совершивший побег из ссылки. Арестованная молодая женщина оказалась уроженкой Одессы, членом бакинской организации РСДРП Стефанией Леандровной Петровской.
На допросе 26 марта арестованный дал следующие показания: "Зовут меня Иосиф Виссарионов Джугашвили. По роду имею 30 лет. Вероисповедания православного. Грузин. Звание - крестьянин Горийского уезда Тифлисской губернии. Занятие - домашний труд. Семейное положение - холост. Мать Екатерина Голатьевна, рожденная Геладзе. Сестер и братьев не имею. Мать живет в городе Гори Тифлисской губернии. Экономическое положение родителей - ничего не имеют. В 1894 году учился в духовном училище г. Гори, а с 1895 года в Тифлисской духовной семинарии. Вышел оттуда из пятого класса в 1899 году.
Принадлежащим себя к каким-либо политическим партиям не считаю. В городе Баку я проживаю около 6 месяцев без прописки. Ночую где придется. Положение мое довольно неустойчивое. Искал работу, но не находил...
В Баку я купил у неизвестного мне лица бессрочную паспортную книжку, выданную управлением бакинского полицмейстера на имя Закара Крикаряна Меликянца. Отобранное у меня при обыске письмо на русском языке адресовано Петровской, которое по просьбе одной женщины я еще не успел передать. Со Стефанией Петровской я познакомился в ссылке в городе Сольвычегодске Вологодской губернии. Никаких отношений с ней не имею".
Стефания Петровская на допросе вину за хранение антиправительственной литературы взяла на себя, а также сообщила: "В Баку проживаю около полугода. Прибыла сюда из Вологодской губернии, где отбывала срок административной высылки. В городе Баку проживала в доме N 495 в Крепости. С Джугашвили знакома с ссылки и состою с ним в сожительстве".
НЕСОСТОЯВШИЙСЯ БРАК
Это признание могло повлечь за собой серьезный скандал. С одной стороны, попади эти сведения в прессу, вероятно, пошли бы язвительные пересуды о свободных связях, практикуемых между членами бакинского комитета РСДРП, с другой - в самой партии осуждалась внебрачная любовь коммунистов. Честолюбивый Иосиф Джугашвили к своей репутации относился серьезно, поэтому он не мог допустить разоблачительных насмешек по такому поводу. И чтобы придать получившей огласку ситуации более или менее благообразный вид, он сделал обычный для таких случаев трюк: создал иллюзию серьезных намерений. На свет появился такой документ:
"Его Превосходительству господину Бакинскому градоначальнику от содержащегося под стражей политического Иосифа Джугашвили
Прошение
...Прошу Ваше Превосходительство разрешить мне законный брак с проживающей в городе Баку Стефанией Леандровой Петровской.
Проситель
Иосиф Виссарионов Джугашвили".
Градоначальник запросил мнение по этому поводу у руководства жандармского управления. На запрос последовал почему-то засекреченный ответ:
"Секретно
Его Превосходительству господину Бакинскому градоначальнику
Уведомляю, что ходатайство содержащегося в бакинской тюрьме административного арестанта Иосифа Виссарионова Джугашвили о разрешении ему вступить в законный брак с проживающей в Баку Стефанией Леандровой Петровской с моей стороны препятствий не имеет.
За начальника жандармского управления Поручик Подольский.
1910 года, сентября 10 дня".
Вскоре разрешение было получено. Однако брак не состоялся, поскольку, судя по всему, и не являлся целью. Параллельно Иосиф Джугашвили хлопотал о более для себя важном - снижении меры наказания и скорейшем переводе из бакинской тюрьмы на более мягкий режим - в ссылку. Судя по всему, кто-то из товарищей по партии сумел подкупить тюремных врачей, и в адрес градоначальника поступило следующее прошение от Иосифа Джугашвили:
"Ввиду имеющегося у меня туберкулеза легких, констатированного тюремными врачами Нестеровым и Светозеровым одновременно в мае с. г., после чего я все время лежу в тюремной больнице, честь имею покорнейше просить Ваше Превосходительство назначить комиссию врачей для моего освидетельствования. Чувствуя по состоянию своего здоровья, что комиссия подтвердит сказанное выше упомянутыми врачами, и принимая во внимание, что при аресте ничего предосудительного у меня не найдено, покорнейше прошу Ваше Превосходительство применить ко мне возможно меньшую меру пресечения, по возможности ускорив ход дела..."
КУДА ДЕЛАСЬ СТЕФАНИЯ?
Градоначальник очень лояльно отнесся к просьбе Джугашвили, которого вскоре отправили "добивать" срок прежней ссылки, не навесив никакого дополнительного наказания. А вот сведения о конспиративной жене Кобы резко оборвались после допроса с ее признанием в любовной связи с Кобой. Скорее всего, она получила основательный срок за хранение антиправительственной литературы и работу в революционной организации, но где его отбывала, неизвестно. Ни в сталинском архиве, ни в исторической литературе не удалось обнаружить сведений о ее дальнейшей судьбе.
В досье бакинского жандармского управления есть лишь такие данные: Стефания Леандрова Петровская, дочь дворянина Херсонской губернии, паспортная книжка N 777 выдана одесским полицмейстером 9 августа 1906 года. С 1907 по 1909 год отбывала ссылку в Сольвычегодске Вологодской губернии. И все.
В нескольких брошюрах, изданных в Баку до 1929 года, Стефания Петровская упоминается как активный член бакинской организации РСДРП. После 1929 года ее фамилия исчезла со страниц партийной печати.
Многое в этой истории, на мой взгляд, можно объяснить возней Троцкого и Сталина вокруг так называемой "красной картотеки". Она представляет собой документальный компромат, собранный царской охранкой на наиболее крупных лидеров большевистской организации. Кое-что из нее в отношении Сталина Троцкий опубликовал в зарубежной печати в 1927 году. После этого по поручению вождя работники ОГПУ под руководством Генриха Ягоды начали поиск "красной картотеки" (об этом "Труд" подробно рассказывал в корреспонденции "Приключения компромата", опубликованной 5 января с. г.). Судя по тому, что сведения о Стефании Петровской непосредственно в фондах царской охранки отсутствуют, они могли быть изъяты для "красной картотеки", откуда с помощью подручных Ягоды перекочевали в личный архив Сталина. Возможно, некоторые малоприятные документы он уничтожил, а кое-что по каким-то причинам оставил "на память". Это "кое-что" обнаружено только сегодня, поскольку личный архив Сталина до недавнего времени был засекречен полностью и лишь отдельные исследователи, например Дмитрий Волкогонов, имели возможность выборочно знакомиться с какими-то документами. А их массив таков, что до сих пор еще далеко не все просмотрено и профессионально оценено. Вполне возможны и находки, способные приоткрыть завесу тайны над судьбой Стефании Петровской.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников