07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КИРА ПРОШУТИНСКАЯ: Я БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНА, ЧЕМ ПОЛИТИК

Крюкова Антонина
Опубликовано 01:01 07 Июня 2001г.
Кира Прошутинская окончила факультет журналистики МГУ. На телевидении с 1967 года. Участвовала в создании таких программ, как "От всей души", "А ну-ка, девушки", "Мир и молодежь", "12-й этаж", "Взгляд". Работала заместителем главного редактора студии "Эксперимент" и главным редактором "Новой студии". В сентябре 1990 года вместе со своим мужем Анатолием Малкиным создала "Авторское телевидение" (АТВ), которое является одной из успешных телекомпаний, производящих программы и телефильмы для многих каналов нашего ТВ: например, "Пресс-клуб" (РТР), "Времечко" (ТВЦ), "Старая квартира" (РТР), "Эх, Семеновна!" (ОРТ), "Уроки русского. Чтения" (ТВЦ), "В поисках утраченного" (ОРТ) и других. Кира Прошутинская - главный редактор АТВ, ведущая авторской программы "Мужчина и женщина" (РТР).

- Кира Александровна, в последнее время "Мужчину и женщину" вы вели попеременно с Андреем Максимовым, который уходит из программы, - с чем это связано?
- Поскольку он сам не говорит о причинах своего ухода, то и я не стану распространяться. Это внутренние проблемы творческого человека - Андрея Максимова. Попытки покинуть программу у него уже были. Я уговаривала его остаться, но сейчас понимаю, что тут уже ничего не поделаешь, хотя мне, конечно, очень жаль... Мне кажется, тех, которым интересно задавать вопросы и слушать ответы, становится гораздо меньше, чем тех, которые любят, чтобы их спрашивали. Поэтому найти ведущего, по стилю адекватного моим представлениям, - непростая задача. К тому же хочется, чтобы рядом был человек, которому не жалко передать свою программу, как я когда-то сделала, пригласив в нее Андрея.
- Но в компании АТВ Максимов останется?
- Более того: теперь он, кроме "Ночного полета", по очереди с Ирой Петровской будет вести "Пресс-клуб".
- В свое время вы ушли из "Пресс-клуба", но остались в "Мужчине и женщине", эта программа имеет для вас особое значение?
- Возможно, потому, что я больше женщина, чем политик и публицист. Мне это было ясно изначально.
- А зачем же тогда столько лет были ведущей "Пресс-клуба"?
- Ну, во-первых, я человек идейный - в старом смысле этого слова. "Пресс-клуб" возник в 1989 году, когда, как мне казалось, необходимо было гражданское участие в происходящем в России, и я была совершенно искренна в том, что делала. Хотя передача оказалась тяжелее, чем я предполагала - полярность мнений тогда была так остра, что часто приходилось находиться в эпицентре дебатов, а это стоило мне нервных стрессов. Демократы обвиняли меня в симпатии к коммунистам, коммунисты - в предвзятости к ним, я же оставалась посередине - опять же как женщина, уверенная в том, что все-таки мы - тогда еще в Советском Союзе - не должны плодить ненависть и разделяться на какие-то непримиримые стороны. Мне хотелось, чтоб мы хотя бы в этой передаче научились терпимо относиться друг к другу, уважать точку зрения оппонента.
- Какое значение для вас имеет программа "Мужчина и женщина", если иметь в виду не столько творческий момент, сколько человеческий?
- Как я уже сказала, психологически для меня важно в себе женское начало, а любой женщине, мне кажется, всегда интересен процесс узнавания мужчины - достойного, разумеется. Хотя передача идет уже давно, это не всегда получается, и со временем, к сожалению, я все меньше и меньше нахожу будущих ее героев. Но все равно некоторые из них меня по-прежнему радуют и удивляют.
- Кто из них в последнее время вас удивил?
- Я бы назвала Алексея Васильевича Петренко. Мы очень долго готовились к встрече с ним, поскольку он не жалует журналистов, и это стало первым большим его интервью на телевидении. Актера убедила его жена Галина Петровна Кожухова, очень строгий театральный критик. Петренко - человек сложный, закрытый, но если он верит своему собеседнику, понимает, что это серьезно, то открывается до конца. Я безумно боялась, что ему будет трудно на передаче, и он в свою очередь сомневался, как будет выглядеть в непривычной для него долгой, откровенной беседе. Но в конце концов получился удивительно открытый, искренний разговор. Мне даже кто-то после сказал, что современное телевидение недостойно такой искренности.
- Ваша программа требует огромных душевных усилий, к тому же она прихотлива по форме, предполагает нестандартные композиционные ходы, верно найденную интонацию. Как вам удается после съемок восстанавливать силы, возвращаться к душевному равновесию?
- Да, передача тяжелая. После записи эфира с Алексеем Петренко все мы несколько дней приходили в себя - переживание огромной радости, как вы правильно заметили, тоже отнимает массу душевных сил. Недаром Андрей Максимов считает, что по степени эмоционального напряжения ему легче провести 5-6 "Ночных полетов", чем записать одну программу "Мужчина и женщина".
- Вам приходилось приглашать в программу мужчин, к которым вы не испытываете симпатии?
- Не так давно была такая программа, и по результату получилась не менее сильной, чем, скажем, с Петренко. Мои герои по преимуществу люди значительные, внушающие уважение, публично зарекомендовавшие себя. Но если чувствую в человеке внутреннее хамство, неуважение к людям, уверенность в собственной непогрешимости, то при всем моем уважении я не могу ему не противостоять. В общении с подобного рода мужчинами я становлюсь... незнакомой даже себе. И, как говорит один из самых строгих моих критиков Анатолий Малкин, когда есть некая борьба, "стервозность", то получается драматургически интереснее, чем просто доброжелательная беседа.
- Поскольку вы часто общаетесь с достойными представителями сильной половины человечества - как вы считаете, можно надеяться на современных мужчин?
- В последнее время по желанию руководителей канала я больше приглашаю в эфир "звезд": писателей, актеров, режиссеров и так далее - тех, кто занимается творчеством. И могу сказать, что за творчество в нашей стране можно не опасаться. Недавно у меня была передача с Владимиром Ильичем Толстым, директором Музея Льва Толстого в Ясной Поляне, праправнуком великого писателя. Замечательный человек, в котором органично сочетаются романтизм и прагматизм, при всей своей рафинированности крепко стоящий на земле. Если в мужчине есть такие качества, то на него можно надеяться.
- Атмосфера программ АТВ оставляет такое впечатление, будто в телекомпании все живут одной семьей, хотя нередко приходится слышать о жестокой конкуренции в среде тех, кто занимается телевидением. Какой человек не смог бы работать на АТВ?
- Те, кто не смог бы работать на АТВ, у нас и не работают. Бездельники, снобы, циники, лжецы здесь не приживаются. Мы не допускаем склок и скандалов, стараемся сохранять человеческие отношения. В нашей компании много молодых, но уже профессионально состоявшихся сотрудников. Нынешнее поколение взрослеет и постигает профессию гораздо быстрее, чем, скажем, то, к которому принадлежу я. Среди них есть просто блистательные, с огромным творческим потенциалом люди, к которым, несмотря на возраст, я отношусь партнерски. У нас нет того понта, который был, допустим, на канале НТВ - типа "мы лучшие", "мы особенные". Может быть, потому, что АТВ - не владеющая эфиром производящая компания и мы не чувствуем стабильности: в любой момент любую из наших программ могут выкинуть с канала, как это не раз случалось, например, с "Времечком" или совсем недавно - с передачей "В поисках утраченного"... Несмотря на то что президент АТВ Анатолий Малкин слывет человеком с тяжелым характером, ему удается наладить отношения с руководителями каналов, где выходит порядка 12 наших программ. Мы уже приспособились к рынку, поэтому если какую-то из передач снимают с эфира, сокращают формат или задвигают в неудобное время, - относимся к этому философски. Обидно, но что делать! Все решают вещатели - это их право. Но нет худа без добра, и когда нас ставят в сложные обстоятельства, мы обязаны всегда оставаться в форме.
- Уже не первый год АТВ участвует в конкурсах на свободные частоты, ходили слухи, что у Малкина будет собственный канал.
- К сожалению, ничего не меняется... А у нас ведь разработаны интересные концепции каналов: и спортивного, и детского, и общенационального, и кабельного. Честно признаться, мне грустно: Малкин сегодня - лучший продюсер на нашем телевидении. Считаю так не потому, что он мой муж - он доказал это на деле. Но если не нужен продюсер, который способен по-настоящему сделать канал, - значит и настоящее телевидение никому не нужно. Мне кажется, ему здесь тесно, потому что он - человек гораздо большего масштаба.
- С чего начиналось АТВ?
- Представьте, опять же - с обиды. Малкин работал в Останкине внештатно, и в то время о нем ходили разговоры, что такая горючая смесь - поляка с евреем, - никогда не попадет в штат... Однажды в программе "Мир и молодежь" мы сделали сюжет о Молодежно-жилищных кооперативах с участием архитектора, который этим занимался. Как оказалось, мы тем самым ему помогли, и через какое-то время, вдруг появившись в Останкине, он предложил нам при его кооперативе на Смоленской открыть нечто связанное с телевидением. С этого и началось АТВ, а первой нашей передачей был "Пресс-клуб".
- Как вам столько лет удается работать вместе с мужем в одной компании и заниматься телевизионным творчеством, где обычно не обходится без соперничества, амбиций, зависти?
- Ничего подобного между нами никогда не было. В смысле работы Анатолий Григорьевич бывает жестким, может и надавить. Но я ведь тоже не душечка, хотя чрезвычайно его уважаю и восхищаюсь им - и так мы постоянно вместе 24 часа в сутки на протяжении почти 20 лет... Нельзя сказать, что я всегда во всем с ним согласна. Недавно, например, он бросил курить и запретил курение в комнатах АТВ. Я сказала ему, что он "нарушает права сотрудников". По этому поводу мы с ним долго спорили, и тогда тем, кто бросит курить, он решил доплачивать. Но это из области смешного, а есть и серьезные творческие вещи... По характеру он человек эмоциональный, быстрый, а я, наоборот, из долго думающих. И если возражаю, то, как правило, в каких-то творческих моментах он со мной соглашается. В общем, наши отношения строятся на паритетных началах.
- Ваши дети связаны с телевидением?
- Еще как! В нашей компании вообще процветает семейственность, уже и родители приводят сюда своих детей. Если человек способен работать, то почему не дать ему эту возможность, кем бы он тебе ни приходился. Мой сын Андрей - заместитель Малкина. Но он не сразу пришел к нам, а после армии начинал еще на ЦТ администратором "Времени", потом стал первым режиссером "Вестей" на РТР. Он долго не хотел работать в АТВ и пришел только тогда, когда сумел сам, отдельно от нас, стать продюсером.
- Что вас огорчает в нынешнем телевидении?
- Да практически все: аморальность в отношениях, необязательность в выполнении обещаний, бесконечные скандалы, закулисные интриги, постоянное изменение правил игры. Меня бесконечно огорчила последняя ТЭФИ, которая была несправедливой по всем параметрам. Я никогда не поверю, что из 9 номинаций, в финал которых прошли наши программы, все они оказались за бортом, в том числе и замечательный документальный фильм "Дуня", получивший на предварительном голосовании - мне точно известно (кстати, не от Малкина) - большинство голосов. Огорчает, конечно, уровень телевидения, то, что все можно купить и все продать. К сожалению, радости если и есть, то по мелочам.
- А что вы будете делать, если настанет пора уйти с ТВ?
- Я и уйду. Буду сидеть дома, созерцать жизнь, писать что-то для себя... Все-таки я устала, если учесть, что пришла на телевидение еще студенткой, в 19 лет. Отдыхать почти не удается. Последние два года мы с Малкиным открыли прелесть круизов, дважды уже предпринимали такое путешествие - там полностью отключаешься от работы. Иногда выпадает возможность поехать куда-то со старшей внучкой - их у меня две...
- Но тем не менее вы можете на свой счет отнести фразу "Телевидение - любовь моя"?
- Могу, потому что так и есть.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников