11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕЛОВЕК ВЫСОКИХ СКОРОСТЕЙ

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 07 Июня 2005г.
Так совпало: в начале июня исполнилось пять лет со дня гибели Святослава Федорова. И именно в эти же первые дни июня в Москве прошел восьмой съезд офтальмологов России. Он оказался еще и юбилейным - 120 лет назад в Санкт-Петербурге было создано российское Общество офтальмологов. Для нас само понятие глазных болезней неотделимо от имени академика Святослава Николаевича Федорова - замечательного хирурга и создателя известного всей стране уникального Центра микрохирургии глаза. Поэтому и в разговоре с нынешним генеральным директором центра Христо Тахчиди неизбежно переплетались две темы: развитие российской офтальмологии и личность академика Федорова.

- Христо Периклович, за 120 лет и медицина в целом, и офтальмология - наука о лечении глаз - прошли большой путь. Можно коротко оценить хотя бы направление этого движения, главные результаты многолетних усилий и поисков российских офтальмологов?
- Как ни странно, и сто лет назад врачи делали довольно сложные операции. Знаете, я вообще люблю читать старые монографии. Оказывается, профессиональная история тоже повторяется - находишь массу идей, которые, родившись давным-давно, спустя 50 лет были воплощены на ином техническом уровне. Что такое офтальмология сегодня? Это микроскопирование. Мы ушли от контроля за ходом операции глазами хирурга к контролю с помощью микроскопа. Это главное. Мы получили увеличение до 40 крат - можно увидеть все в деталях. Значит, появилась самая точная диагностика и возможность работать на тканях, которые раньше никто не видел.
- Интересно, а какие операции на глазах вообще были самыми первыми в истории медицины?
- Арабские цирюльники убирали катаракту. Тонкой иглой прокалывали оболочку глаза и "топили" помутневший хрусталик в стекловидном теле, которое его окружает. Возвращали до десяти процентов зрения, но при этом получали массу осложнений. С тех пор во всем мире пройден огромный путь к современным технологиям. Суть прогресса: первое - новые методы более эффективны, второе - возникает меньше осложнений. Появился термин: прогнозируемые технологии. Результат хирургического вмешательства ясен заранее. В этом суть всех достижений.
- Насколько я помню, на последнем съезде в 2000 году председателем Общества офтальмологов был избран Святослав Федоров?
- Он стал им 15 мая, а спустя две недели, 2 июня, погиб. Согласно уставу все это время работой нашей профессиональной организации руководили его заместители. Главный итог прошедших пяти лет один: мы сохранили общество. В период перестройки экономики все общественные организации оказались под угрозой развала. А ведь наша организация - это 13 тысяч врачей со всей страны. Они должны как-то общаться, обмениваться опытом. Общество сохранило эти человеческие связи, выжило - надо развиваться дальше.
- В съезде приняли участие более 1500 офтальмологов, прежде всего - российских. Они увидели здесь все самое современное - и аппаратуру, и методики. А что дальше? Наверное, есть ножницы между уровнем развития медицинских технологий в ведущих клиниках и тем, что врач может реально применить у себя в регионе?
- Ножницы есть. Но обмен опытом - единственный путь их ликвидировать. Можно поставить в областной клинике самое дорогое оборудование. Но если нет профессионала, который сумеет им воспользоваться, - это выброшенные деньги. Мы не способны дать всем технику, но на съезде человека можно сориентировать в этом профессиональном пространстве.
- Большое видится на расстоянии. Сразу после гибели Святослава Федорова всех, кто его знал достаточно близко, захлестнули боль, эмоции. Сейчас, спустя пять лет, можно более трезво оценить роль академика Федорова в отечественной офтальмологии - и не только. Что самое главное из всего, чего он добился в своей основной профессии? Создание искусственного хрусталика? Сама организация работы, которая позволила сделать операции на глазах массовыми, доступными тысячам людей?
- Каждый человек на этой земле выполняет какую-то миссию. Когда личность крупная - то и миссия крупная, глобальная. Что сделал Святослав Федоров? Если сказать одной фразой, то суть такова: он пересадил офтальмологов страны под микроскоп. И уже это породило все остальное: и внедрение искусственного хрусталика, и массовые операции по коррекции близорукости и дальнозоркости, и лечение глаукомы - и так далее. А миссия Федорова в этом и заключалась: внедрить современные методы микрохирургии глаза.
- Где начиналась глазная микрохирургия?
- Разные элементы - в разных странах. Но первый человек, который сотворил из этого целый комплекс новых технологий и методов, увидел в этом завтрашний день, - это академик Федоров Святослав Николаевич и его школа. Таков уникальный вклад России в развитие офтальмологии - и это признает весь мир. В 80-е годы произошел бум - всеобщий переход от обычной хирургии к микрохирургии глаза. В России это удалось сделать буквально за пять-семь лет. Сегодня ни один офтальмолог в стране не работает без микроскопа. Вам, может быть, трудно понять значение этих перемен. Но я много лет оперировал без микроскопа, мне есть с чем сравнить. Глаза человека под микроскопом - это же целый космос! И мы только начали его познавать.
- Как вы думаете, все ли профессиональные задумки академика Федорова осуществились? Или что-то до сих пор ждет своего часа?
- Надо понимать, что у Святослава Николаевича сложная, тяжелая судьба. В десять лет человек стал сыном врага народа, отца посадили на 17 лет. Что такое сын врага народа, сегодня уже не все понимают. Но это испытание не из легких, многих оно ломает навсегда. В данном случае личность получила "закалку". Второе потрясение: поступив в летное училище, Федоров на первом же курсе попал под трамвай и потерял ногу. Молодого мужчину, почти юношу, мечтавшего о военной карьере, это тоже вполне могло сломать. Преодолено и это. Дальше - медицина. Рождение гениальной идеи имплантации искусственного хрусталика. И как раз за это на Федорова все ополчились: как можно внедрять в глаз инородное тело? Его выгнали из клиники, поставили еще одно клеймо. Но он доказал свою правоту. И если говорить об основной профессии, то здесь ему удалось сделать практически все задуманное. Как врач и ученый он реализовался полностью. Другое дело - общественная и политическая деятельность. В последние годы он без меры тратил на это и время, и силы, и огромный свой талант. Ему казалось, что раз все у него получилось в своей профессии, то можно эти же "рецепты" перенести и в другие сферы жизни. Тут получилось далеко не все. Но это - совсем другой разговор. Наверное, ему гораздо спокойнее было бы оставаться только в своей профессии. Но это был человек крупного масштаба, ярких бурных эмоций, широких интересов, высоких скоростей. Ему хотелось добиться успеха в разных сферах деятельности, нужен был размах. Уж если гнать машину - то на предельной скорости. Если двигаться - то желательно по воздуху, да еще и за рулем вертолета сидеть самому. Стремление к риску, новизне, полету было заложено в нем от природы. И даже то, что погиб он именно так, в полете, вряд ли стоит считать случайностью. Это - тоже часть судьбы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников