08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИДЕМ НА ВОСТОК

Юдина Людмила
Опубликовано 01:01 07 Июня 2005г.
Вектор российской энергетической политики постепенно меняется: наряду с Европой нас все больше привлекает Азия. Стремительно растущая экономика азиатских государств начинает в немалой степени определять и ситуацию на мировых энергетических рынках, влияет на колебания нефтяных цен. России предстоит выстраивать новую систему взаимоотношений с азиатскими соседями. Какими они должны быть? На этот и другие вопросы "Труду" отвечает доктор исторических наук, проректор Дипломатической академии МИД, директор Института актуальных международных проблем Евгений БАЖАНОВ.

- Евгений Петрович, вы долгое время работали в США, Китае, Сингапуре, хорошо знаете ситуацию в Японии, Северной и Южной Корее, государствах АСЕАН, Ближнего и Среднего Востока. Чем объясняется азиатское "экономическое чудо"?
- "Чуда", одного на всех, нет - все индивидуально. Объединяет эти страны то, что все они встали на путь рыночной экономики. В сочетании с исторически сложившейся трудовой этикой азиатских государств это дало хороший эффект. Например, Китай в конце 70-х годов прошлого века взял на вооружение очень своеобразную модель развития - начал строить рыночную экономику в условиях тоталитарного режима. Вещи, казалось бы, несовместимые. Но здесь все гармонично соединилось: сильное руководство, способное провести масштабные преобразования, трудолюбивый, дисциплинированный народ, которому по душе пришлись реформы, жесткая форма управления, благодаря которой сохраняется стабильность в стране с миллиардным населением и массой противоречий... В результате Китай стал привлекательным для иностранных инвесторов, и сюда потекли деньги. Сначала в страну пришел "эмигрантский капитал": за границей живут 50 миллионов китайцев, среди них немало крупных бизнесменов, готовых помочь родине, а заодно и заработать. Их средства создали основу для экономического рывка. Темпы роста в Китае составляют 7 - 9 процентов ежегодно. Они могли быть и выше, но намеренно сдерживаются правительством, в первую очередь из-за нехватки энергоресурсов.
С тех пор как Китай "открылся", сюда потянулись инвесторы со всего мира. Многим из них, конечно же, не нравится тоталитарный режим, но зато здесь есть политическая стабильность, последовательность в проведении реформ и предсказуемость.
В Южной Корее - другая ситуация: здесь экономика поднималась с помощью и под патронажем США. Но эффект тоже ощутимый.
Набирает обороты Индия, показывая высокие темпы роста ВВП. По своему потенциалу она близка к Китаю...
- Можно ли ожидать обострения ситуации в мире из-за того, что потребность в нефти растет, а ее производство отстает?
- Глобального - вряд ли. Нынешний мир взаимозависим, государства вынуждены вести себя ответственно по отношению друг к другу, стремясь разрешать противоречия мирным путем. И тут особое место занимает энергетическая дипломатия - и двусторонняя, и многосторонняя.
- Энергодиалог России вести непросто...
- Он для любой страны нелегок. Энергоресурсы - это ведь не колбаса. Их добыча связана с высокими затратами, отдача приходит через десятилетия. Попробуй спрогнозировать, что будет через десять лет. Нефть, газ, уголь - это не только огромные деньги, но и политические риски. Государства подчас не доверяют друг другу...
- Все-таки, что мешает России эффективно вести переговоры по энергетическим вопросам?
- Прежде всего отсутствие единого мнения среди представителей власти. Если даже в кабинете министров бывает трудно договориться между собой, что уж говорить о внешних партнерах? До сих пор не налажен качественный диалог между руководством страны и бизнес-элитой. Остаются противоречия между Москвой и регионами.
У наших зарубежных коллег нет единого мнения по отношению к России. В качестве поставщика энергоресурсов она для Европейского союза, безусловно, привлекательна. Но в западных странах существует опасение, что Россия со временем может экономически подмять под себя Европу. И именно энергоресурсы окажутся тем инструментом, с помощью которого это может реально произойти. Поэтому, даже выработав некое мнение по тому или иному вопросу, в диалоге с нами Европа начинает проявлять подозрительность и нерешительность. И тогда переговоры превращаются в бесперспективный торг.
- А с Азией почему у нас не всегда получается откровенный и полезный диалог?
- Отчасти потому, что некоторые наши предложения азиатским странам попросту невыгодны. Мы не всегда учитываем реалии взаимоотношений на этом континенте. Даже зная, насколько остро соперничество между Японией и Китаем, Россия слишком прямолинейно ведет себя на Востоке. Вот конкретный пример: десять лет мы говорим о необходимости строительства нефтепровода в Восточной Сибири. Сначала речь шла о маршруте Ангарск - Дацин (Китай). Все эти годы мы обнадеживали китайцев, обещая необходимые поставки энергоресурсов по этой "трубе". Потом вдруг передумали. Решили протянуть магистраль до Находки, чтобы оттуда поставлять нефть в Японию и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Вроде бы смысл ясен: этот маршрут позволит подтянуть отсталые в экономическом плане дальневосточные регионы России. Но за кадром остается ряд очень существенных факторов. Вокруг наших пока еще неразвитых территорий бурно прогрессируют азиатские государства. На Дальнем Востоке живет около 200 миллионов китайцев, а с нашей стороны - всего шесть миллионов россиян. Этот факт таит в себе потенциальные риски. В частности, неконтролируемый рост экспансии китайского населения на пустующие российские территории. Пока у нас есть шанс развить эти территории - через строительство транспортных магистралей и экспорт энергоресурсов. Появление единой экспортной инфраструктуры будет способствовать примирению соперничающих между собой азиатских стран и стабилизации обстановки в регионе.
- В Китае расценили выбор Россией нефтяного маршрута на Находку как проявление недоверия к их стране...
- Китайцы - тонкие политики. Они умеют проигрывать и даже при этом извлекать пользу. Главное для обеих наших стран - своевременно решать возникающие противоречия, чтобы они не наслаивались и не портили жизнь в дальнейшем.
Во всяком случае там, где можно решить вопрос путем переговоров, китайцы стараются не идти на конфронтацию. На самом высоком уровне в Пекине не раз подтверждали, что хотят иметь добрые взаимовыгодные отношения с Россией. Грех было бы не воспользоваться реальной возможностью значительно продвинуться вперед в энергетическом диалоге с крупнейшей азиатской державой.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников