09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОСТО ГЕРОЙ

Когда я вошел в палату, Дима Перминов сидел на кровати и ворчал, а молоденькая медсестра успокаивала его и учила терпеливо, как ребенка: "Ты плечом, плечом двигай поэнергичней - тогда тяга и пальцы приведет в движение..." Для него, почти пять месяцев провалявшегося по госпиталям, это была первая "примерка" протеза. И хоть ворчал и нервничал с непривычки, но видно было, что рад был своему "кистезаменителю" - какое-никакое, а все-таки подобие руки...

Поначалу разговор наш не клеился. Понять Дмитрия было несложно: молодой парень, отличный спортсмен, он вместе с потерянной рукой лишился многого, о чем мечтал и к чему стремился в жизни. А на журналистов у него обида была: понаписали коллеги, что, мол, с детства мечтал стать героем и без армии якобы жизни своей не мыслил... "Брехня все это, - говорит Дима, - и в армию я не рвался, и геройствовать не пытался. И сейчас каким был, таким и остался - только вот без руки..."
В роте разведчиков Дмитрий прижился сразу и нашел себе отличных друзей. Перед отправкой в Дагестан к ним пришел офицер-воспитатель и предложил поехать в боевую командировку, оговорившись, что никакого приказа на этот счет нет - и если кто по каким-то причинам не хочет ехать, то может остаться. Поехали все до одного.
...29 августа 1999 года к четырем часам утра разведчики вышли к подножию горы Чабан. Им предстояло занять господствующую высоту, чтобы открыть дорогу основным силам бригады в села Карамахи и Чабанмахи. Поднимались по склону по указанной местными жителями тропинке неслышно и ловко. У самой вершины сквозь туман вдруг послышались голоса и командир дозорной группы лейтенант Сергей Семенов подал знак: остановиться! Телетранслятор на грузовике, который бандиты неведомо как затащили на вершину, охраняли, как выяснилось, человек пять, не больше. Напали внезапно. Бой был коротким - трое убиты, двое скрылись в тумане.
За считанные минуты рота заняла бывшие позиции боевиков - окопы и места, оборудованные для огневых точек, и тем обеспечили бригаде возможность быстро и с минимальными потерями подойти к селам. По рации им передали команду: "Инициативу не отдавать, держаться до прихода основных сил". Однако, инициативу взял на себя туман: как только ветер отнес в сторону его рваные клочья, бандиты с соседней вершины обрушили на позиции разведчиков минометный огонь. Укрытые туманом, они пытались взять горстку разведчиков в кольцо. Их пулеметчики и снайперы обрушили на наших ребят огонь такой силы, что те поначалу и головы не могли поднять. Пыл боевиков остудил огнем из своего пулемета Анатолий Левин. Атака на время захлебнулась, но стоило Анатолию слегка высунуться из окопа, чтобы перезарядить ленту, как его тут же достал снайпер. К пулемету подсел Женя Кузнецов, но в коленку ему ударила "эргэдэшка". Он успел схватить гранату и бросить в сторону бандитов, но она рванула в воздухе. Позже в госпитале, медики извлекли 36 осколков из его головы, а два так и остались "на долгую память" - врачи сочли их неопасными для жизни...
Между тем бой ожесточился до предела. Численно превосходящие наших ребят, боевики напирали, а боезапас разведроты был уже на исходе - пришлось экономить патроны, подпуская бандитов поближе. Ряды защитников захваченной высоты редели. Бандиты подошли почти вплотную и стали забрасывать разведчиков гранатами. Одна из них упала на спину лежавшего рядом с Дмитрием сержанта Семенякова. В доли секунды Перминов схватил ее и замахнулся для броска, но... прогремел взрыв. Выйдя из шокового состояния, он даже не заметил сначала, что у него нет кисти правой руки - увидел только, что камуфляж на правой ноге распорот осколком и ткань обильно пропиталась кровью. И только потом, почувствовав невыносимую боль, взглянул на окровавленный рукав и понял, что у него нет руки! Ох как долго пришлось ему терпеть эту боль - у разведчиков не было даже ампул промедола, чтобы сделать обезболивающие уколы раненым. Пришлось усилием воли держаться, пока на выручку к ним не пробились спецназовцы...
Сколько он перенес операций? Три на руке, одну на ноге в Ростове и еще одну - в главном клиническом госпитале. Сначала на культю даже смотреть не мог - только разбинтуют ее, кричит сестре: "Забинтуйте!". Ему говорят: "Больше не нужно бинтовать - зажила уже рана", а он - нет, забинтуйте - и все. Долго не мог смириться, все думал: как жить дальше? На ринг, о чем так мечтал, теперь не выйдешь, о работе в охране, как планировал, и речи быть не может. Какое дело ни возьми - везде руки требуются, особенно правая. Нервничал и замкнулся в себе еще больше, когда узнал, что от полученных ран скончались в госпитале его боевые друзья - Андрей Семеняков, Андрей Каляпин и всеобщий любимец разведчиков командир Михаил Солодовников...
А свою боевую награду - высшую в Российском государстве - Золотую Звезду Героя снайпер разведроты бригады оперативного назначения рядовой Дмитрий Перминов получил в госпитале. Ее вручил министр Владимир Рушайло.
В тот день, когда смертоносная граната взорвалась в его руке, был большой православный праздник - Спас. Дмитрий верит, что сам Господь Бог, в чью честь этот праздник назван, уберег, спас его от верной смерти. Может, это и так, но хотелось бы, чтобы и земные "боги" оберегали своих героев. Золотая Звезда не должна оставаться украшением на лацкане пиджака. Награда эта должна обеспечивать героям определенную социальную защиту: помощь в решении жилищного вопроса, в учебе и трудоустройстве, в полной социальной реабилитации. Они это заслужили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников