08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРАВДА О "НОРИЛЬСКОМ НИКЕЛЕ"

Дьяченко Александр
Статья «ПРАВДА О "НОРИЛЬСКОМ НИКЕЛЕ"»
из номера 124 за 07 Июля 2000г.
Опубликовано 01:01 07 Июля 2000г.
Говорят, что приватизация по Чубайсу была сплошным обманом народа. Пожалуй, так считает большинство россиян. Но не все.Во-первых, мало кто поверил, что раздававшийся в начале девяностых бесплатно ваучер будет сравним по ценес автомобилем "Волга". Поэтому огромное число граждан сразу продали свои ваучеры. А во-вторых, люди, которым удалось получить за приватизационные чеки ценные бумаги, которые теперь стоят очень дорого, действительно существуют. Одногоиз них зовут Владимир Дмитриевич ГРОМОВ, он рядовой акционер РАО "Норильский никель". Пакет принадлежащих ему акций стоит сегодня 3300 долларов США.

Когда пошли разговоры о том, что пора, дескать, дать по рукам новоявленным хозяевам уникального металлургического предприятия, признаюсь честно - и у меня что-то внутри екнуло: наконец-то и до олигархов добрались. Будет, будет и на нашей улице праздник! А надо вам признаться, что я из тех, кто свои ваучеры благополучно продал. О чем сейчас очень жалею. Особенно после того, как побывал на годовом собрании акционеров "Норильского никеля".
Подробности о действительно впечатляющих итогах работы предприятий, входящих в РАО, вы прочтете и в других изданиях. Скажу лишь, что в прошлом году РАО "Норильский никель" достигло наивысших экономических показателей за последние 10 лет. Выручка от реализации продукции выросла в 1999 году по сравнению с годом предыдущим более чем в три раза - с 22,8 млрд. рублей до 72,5 млрд. рублей. Прибыль же от реализации продукции - та и вовсе оказалась в 5,2 раза больше, чем в 1998 году. Доля же "Норильского никеля" в общем объеме промышленной продукции России увеличилась с 1,82 процентов до 2,58 процента.
О масштабах предприятия и его роли в нашей экономике говорят и объемы его платежей в бюджет. В 1999 году он уплатил 10 млрд. рублей налогов и 6,2 млрд. рублей таможенных пошлин.
Знают прекрасно "Никель" и за рубежом, потому что он крупнейший поставщик на мировой рынок никеля, палладия, платины. В последнее время в самых престижных международных рейтингах предприятий своей отрасли РАО занимает только первые строчки. А ведь так было далеко не всегда.
Вокруг РАО "Норильский никель" сегодня много борьбы, спекуляций. А его успешная работа и прибыльность - вовсе даже не аргумент для оппонентов, тем более что среди них - Московская прокуратура. Кто ж все-таки знает правду о "Норильском никеле"?
Когда с трибуны собрания прозвучало выступление бригадира подземного энергомонтажного участка рудника Таймырский Норильской горной компании Владимира Дмитриевича Громова, я подумал: вот человек, который знает правду. И не об одном "Никеле". Выступая, он говорил только о том, в чем разбирается, - о технике для рудников. Но сказал так, что в президиуме стали заинтересованно переговариваться: приобретение дорогостоящего оборудования должно производиться с учетом мнения рабочих.
В перерыве мы познакомились. После десяти минут общения я поймал себя на мысли, что впервые встретил не в кино, а в жизни, и не в Америке, а у нас, в России, настоящего рабочего-капиталиста.
- Сколько у вас акций "Норильского никеля", если это не является коммерческой тайной?
- Ну какая тут тайна? У меня тот пакет, который был выдан при распределении: часть - голосующие акции, часть - привилегированные. Всего 370 акций. Это мой пакет - я ничего не покупал и не продавал.
На Норильском комбинате работаю 40 лет, и мне небезразлична его судьба. Меня интересует, насколько эффективно используются средства предприятия - ведь это же наши деньги. Именно данные соображения и продиктовали мое выступление.
- А могли ли вы выступить так же до приватизации?
- Исключено. Я с 1960 года на комбинате. Нас никто никогда не спрашивал, какое оборудование нам требуется. Купили - и работай. А сейчас я как акционер, пусть держатель малого пакета и рядовой рабочий, но имею право сказать то, что говорю.
- Значит, вам не нравятся нынешние порядки на "Норильском никеле", раз вы их критикуете. Может, и вправду РАО не мешало бы национализировать обратно?
- Вы, наверное, невнимательно меня слушали. Я категорически против пересмотра итогов приватизации "Норильского никеля". И не только я.
Скажу честно, когда в 1994 году по указу президента начиналась приватизация, я отрицательно относился к этому. Моя позиция была тогда такой: нельзя приватизировать "Никель", потому что это предприятие работало на военно-промышленный комплекс. Если не будет Норильского комбината - не будет и обороноспособности страны. Без тех легирующих компонентов, которые мы получаем на нашем предприятии, невозможно произвести ракеты, самолеты, танки, стрелковое оружие. Даже элементарную нержавеющую кастрюлю с ложкой нельзя сделать.
До 1994 года государство драло с нас три шкуры. Мы пришли к такому состоянию, что заработная плата у горняков и металлургов стала ничтожной. У предприятия накопились громадные долги. И государство тогда не оказывало нам никакой помощи. С нас только брали, брали и брали. Поэтому, когда вышел указ о приватизации, мы отнеслись к нему отрицательно, не поверили, что будут перемены к лучшему.
И действительно, сразу после приватизации легче не стало. Контрольный пакет акций формально находился у государства, а был передан в управление старому директорату. А тем временем цены на никель на мировых рынках стремительно падали. Многие предприятия нашего профиля за рубежом закрывались и сокращали производство. Нам тоже государство не оказало никакой помощи и поддержки. Мы были вынуждены выкарабкиваться сами, потому что не хотели умирать.
И мы вылезли. Без какой-либо поддержки государства. Пришли люди, которые купили контрольный пакет. По нашему настоянию на Норильском комбинате был назначен генеральным директором человек, которого мы знаем и которому доверяем.
Это был 1997-й, очень тяжелый год. У нас были громадные долги, одной только кредиторской задолженности на 16 триллионов тогдашних рублей. Нам по-прежнему никто не оказывал помощи и поддержки. Никто. Мы сами выкарабкались и сегодня занимаем третье место в мире среди производителей цветных и драгоценных металлов.
- Сейчас на комбинате лучше, чем было при советской власти?
- Конечно. Компания стала управляемой, мобильной, руководство - доступным. С руководителем такого ранга, как генеральный директор РАО Александр Геннадиевич Хлопонин, я могу встретиться и сказать ему все, что думаю. Раньше о таком нельзя было и мечтать. В 1989 году, с 31 марта на 1 апреля, мы забастовали. Это был прецедент...
- Извините, что перебил. Вы тоже участвовали в забастовке?
- Да.
- И, наверное, были одним из зачинщиков?
- На этот вопрос я отвечать не стану. А что касается той забастовки, то она оказалась отнюдь не последней. Теперь же нам бастовать незачем. Средняя оплата труда в бригаде от 17 до 23 тысяч рублей чистыми, то есть за вычетом налогов. А ведь раньше месяцами зарплату не получали.
- Хватает ли этих денег на жизнь, ведь цены в Норильске, наверное, повыше, чем в Москве?
- Примерно в два раза выше цены у нас, и то не на все. Фрукты-овощи дорогие. Например, в марте-феврале килограмм картофеля стоит от 21 до 34 рублей. Морковь, свекла - по 36 рублей. Капуста - 40 рублей.
- А кроме зарплаты, что еще изменилось? Скажем, вы после приватизации ощущаете себя хозяином комбината, что вы там человек не посторонний?
- Да, именно так. Есть полная уверенность и в настоящем, и в будущем. Наше мнение руководство и менеджмент всегда выслушивает. Совместно и по настоянию профсоюзов разработаны и выполняются социальные программы. Среди них есть просто уникальные. Например, многие после ухода на пенсию хотят переселиться на материк, хотя жилья там не имеют. Как быть? Есть у нас специальная социальная служба на комбинате. Она помогает такому работнику. Вот в Орле у нас есть построенные дома с квартирами от одной до трех комнат. Увольняющемуся работнику купить ее вполне под силу. Откуда деньги? Во-первых, он получит полагающуюся ему компенсацию от государства. Кроме того, у нас на каждом предприятии РАО созданы специальные социальные фонды, куда согласно трудовому соглашению производятся отчисления. И когда работник увольняется, ему за каждый отработанный год выплачивается по тысяче рублей. Отработал 25 лет - получишь 25 тысяч. Плюс норильскую квартиру комбинат выкупает по рыночной цене, а работнику приобретает жилье на материке. Да еще и рассрочку может дать по ее оплате. А чтобы на новом месте человек чувствовал себя комфортно, а не жил на одну пенсию, ему к основной пенсии комбинат дает дополнительно еще шестикратную пенсию ежемесячно в течение двух лет.
- А капиталистом, акционером крупнейшей российской компании вы себя чувствуете?
- Ощущаю себя как человек на своем месте. В собрании акционеров участвую уже второй раз. Мне коллектив доверяет свои голоса. У меня более 50 доверенностей на 100 000 голосов. Я знаю, что могу высказать позицию коллектива, и менеджеры и руководство ко мне прислушаются.
- А в вашей семье есть еще акционеры комбината?
- Да, мой сын. Он закончил Норильский индустриальный институт и тоже работает на комбинате. Жена тоже работает на комбинате, хотя она и не акционер.
- А что бы вы ответили тем, кто добивается пересмотра итогов приватизации "Норильского никеля"?
- Когда нам было тяжело, когда на нас висели огромные долги и зарплата месяцами не выплачивалась, почему-то никто не говорил о неправильной приватизации комбината. Никто не предлагал ее тогда пересмотреть, чтобы улучшить наше положение. А теперь, когда вышли в лидеры, то стали сразу кому-то нужны. Нет, господа, не дождетесь! Мы с этим руководством, которое сейчас владеет контрольным пакетом акций, пойдем дальше. Оно нас устраивает, оно к нам прислушивается. С ним можно вести продуктивный диалог. Оно идет на увеличение оплаты труда и рядового работника, и рядового акционера.
Да, сейчас нам стало легче - и цены на никель поднялись, и стоимость акций комбината. Но ведь произошло все не сразу, за это надо было бороться.
- Вы вникаете во все подробности, интересуетесь биржевыми котировками?
- Обязательно. Выписываю деловые издания, регулярно узнаю биржевые новости. А что в этом необычного?
Вот такие люди работают в РАО "Норильский никель" и являются его совладельцами. Хотел бы я посмотреть на того, кто думает, что у работников и акционеров РАО действительно можно отобрать их комбинат. Думаю, что эта задача сегодня не под силу никому. Это и есть настоящая правда о "Норильском никеле".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников