03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ДУРМАНА

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 07 Августа 2004г.
Директор антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России Николай Дурманов уверен, что борьба с допингом уже принесла свои первые победы.

- Николай Дмитриевич, позвольте все-таки начать не с нас, а с американцев: именно они герои самых громких разоблачений, связанных с применением новых форм допинга. В результате десяток сильнейших легкоатлетов во главе с рекордсменом мира на стометровке Тимом Монтгомери ни в какие Афины не едут, да и участие в Играх его подруги великой Мэрион Джонс под вопросом. Как бы вы оценили действия руководителей Олимпийского комитета США?
- Тут перед ними надо снять шляпу. Они сами раскопали эти таинственные допинги и разработали методы контроля за применением неизвестных субстанций. Провели тотальную проверку всех своих спортсменов. Это хороший пример. Но с другой стороны, в Америке еще года два-три назад утверждали, что они - не как все, к допингу всегда были нетерпимы, применение его в США - редкость. А вот сегодня оказались в центре мирового допингового скандала. Его огромный масштаб показал, что ни большие деньги, ни государственная программа, направленная против применения запрещенных веществ, не гарантируют чистоты спорта.
- В 2002 году в Солт-Лейк Сити золотых медалей были лишены две наши лыжницы и их коллега, неоднократный чемпион мира, испанец. О допинге впервые заговорили громко, меры приняли решительные. Но изменилось ли с тех пор что-нибудь в большом спорте? Допинг не исчез...
- Два пролетевших года - недостаточное расстояние во времени. Безусловно, кое-что изменилось в лучшую сторону. Серьезные деньги в антидопинговую индустрию вкладывает не только Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА). Основными игроками на антидопинговом поле стали Европейский союз, ЮНЕСКО, МОК, многие государственные организации разных стран.
И все же, на мой взгляд, тема допинга занимает чересчур уж большое место в спортивных публикациях. Этим убивается драматургия самого спорта: меняются накал страстей и психология зрителя. Болельщику сложнее становится поддерживать своего любимого спортсмена: а вдруг через несколько дней или месяцев все медали будут у него с позором отобраны?
Хотя бороться с допингом нужно в два, в три раза энергичнее. Ведь современная медицина дозрела до прорывов в изготовлении лекарств, и буквально в ближайшие несколько лет на рынке появятся чрезвычайно мощные препараты, которые так или иначе проникнут и в спорт.
- Недавно на легкоатлетическом турнире "Голден Гала" в Риме слышал, будто на Западе появились и действуют четыре фантастические лаборатории, которые якобы обнаруживают в организме спортсмена любые запрещенные субстанции. Благодаря технологии, которой мы не обладаем, "прихватили" и чемпионку мира в беге на 200 метров Анастасию Капачинскую. Вернее, теперь уже и не чемпионку. Правда или домыслы?
- Что касается оснащенности антидопинговых лабораторий, то в них происходит настоящая, в хорошем смысле, гонка вооружений. По новым правилам ВАДА каждая лаборатория должна вести научные исследования. И, конечно, некое неравенство вооруженности лабораторий наблюдается. Приобретают и внедряют исключительно дорогое сверхчувствительное оборудование. Одни специализируются на стероидах, другие - на генноинженерных препаратах. И нет ничего удивительного в том, что кто-то что-то пропускает, а коллеги вылавливают. Что касается нашей лаборатории, то она отвечает формальным требованиям ВАДА. Наши специалисты утверждают, что перед Олимпийскими играми полностью вооружены и с технологической точки зрения ни в чем не уступают лаборатории, действующей в Афинах.
- А не станет ли все-таки это наше даже не отставание, а определенная стесненность в средствах причиной "наездов" на наших спортсменов во время Игр?
- Я думаю, наша команда находится в таком же положении, что и многие другие европейские, американские сборные. Все поняли: допинг-потрясения абсолютно неприемлемы, все готовы пожертвовать золотыми медалями и славой, лишь бы не нанести ущерба национальной репутации. Большинство команд сделали для этого, как и мы, максимум возможного. Печальный опыт прошлого учтен.
- Все олимпийцы проверены?
- Все. И не один раз, и не только нами, потому что в современном спорте огромное количество промежуточных, коммерческих стартов. Существует и система внесоревновательного контроля. Все элитные спортсмены мира находятся под постоянным прицелом антидопинговых инстанций. И наши проверены не один и даже не пять раз...
- И вы не выявили нарушивших антидопинговое законодательство?
- Из кандидатов в олимпийскую сборную пока не нашли никого. Но за последний год у нас был ряд положительных допинг-случаев среди других атлетов, не олимпийцев. И по большинству из них были приняты жесткие решения. Причем не только в отношении спортсменов. Наказывались и врачи, и тренеры.
- Вы, конечно, будете с нашей командой на Олимпиаде. Есть ли что-то такое, что вас все же тревожит?
- Олимпиада для спортсмена - это и вершина карьеры, и максимальная степень куража. И немножко беспокоит маловероятная, гипотетическая, но все-таки возможность возникновения каких-нибудь живописных допинг-скандалов, необязательно с участием наших спортсменов. Тогда весь этот спортивный настрой, вся атмосфера праздника будут порушены. А без запредельной самоотдачи, куража на Олимпиаде, тем более в таком климате, как в Греции, бороться за место на пьедестале почета очень сложно.
Беседу вел


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников