«Я хотел посмотреть, кто тут, собственно, пылит...»

Потомский иногда пытается руководить то СКР, то прокуратурой и получает по рукам от Москвы. Но урок не пошел впрок. Фото: russianlook.com

Орловский губернатор не спешит избавляться от титула «мусорного короля»


Про «Спецавтобазу» в Орле знают все. И не только потому, что предприятие входит в число старейших и занимается таким важным делом, как санитарная очистка города. В конце июля работники «Спецавтобазы» первыми из находящихся в обморочном состоянии орловских предприятий вышли на пикет — да не в цехе или клубе (подобные митинги и собрания происходят постоянно), а вне своего здания. Водители, слесари, инженеры и техники просто хотели получить свою зарплату, которую последний раз им платили весной. Но резонанс и от «пикета местного значения» вышел мощный.

Судьба этого муниципального унитарного предприятия, похоже, была предрешена, когда проваливший губернаторские выборы в Брянске депутат Госдумы Вадим Потомский нацелился в кресло главы Орловской области. Наивно полагать, что человек, которого в свое время прозвали «мусорным королем», оставит вывоз бытовых отходов кому-то из местных. А тут еще зазвучали обещания обеспечить муниципалов новой техникой и заверения: «Мусоровозы господина Потомского уже в пути». И действительно, мусоровозы «Скания» и «Мерседес» прибыли и были поставлены на территории муниципальной «Спецавтобазы». Вот только подходить к ним местным водителям было запрещено, не говоря уж о том, чтобы использовать по назначению.

Тем временем по указанию Потомского скоренько реформировалось ГУП «Дорожная служба», занимавшееся областными дорогами. В сферу его деятельности вдруг вошли ремонт дорог в Орле и... вывоз мусора. Об эффективности «реформирования» можно судить уже по тому, что в «Дорожной службе» за год сменился четвертый руководитель, а в арбитражном производстве находится поданный 14 июля ООО «Форсаж» иск о признании ее банкротом (долг — 21 млн рублей). В очереди в арбитраж и ООО «Тантал» (ему «Дорожная служба» должна 25 млн).

Впрочем, губернатор перед «Дорожной службой» ставил иную и вполне конкретную задачу — уничтожение «Спецавтобазы». Цитирую: «С самого начала моего появления здесь одна из моих поездок была на «Спецавтобазу». Я хотел посмотреть, кто тут, собственно, пылит... Я тогда сказал: готовьтесь, будем укрупнять! У нас есть ГУП «Дорожная служба»...»

Правда, аргументы губернатора хромали на обе ноги. Он, к примеру, уверял, что на «Спецавтобазе» на каждого рабочего приходится по три «вождя», хотя численность инженерно-технического персонала составляет здесь около 13% от общего числа работающих. Впрочем, не будем про математические способности губернатора, вернемся лучше к «мусоровозам Потомского». Стояли они себе без дела на «Спецавтобазе», пока ими не заинтересовалась прокуратура. Но когда выяснилось, какой фирме они принадлежат, выводов делать не стали. Фирма-то называлась «ЭкоТек», и ее появление связывали именно с Потомским. Сошлюсь на прямую речь господина Потомского в телеэфире. На прямой вопрос, не его ли это бизнес по вывозу мусора, губернатор как-то заерзал: «Это, которое приписывают мне и считают, что я с этим предприятием зашел, но... По моим рекомендациям сюда пришли. Я не буду... В учредителях меня нет, в директорах предприятия меня нет».

Ну еще бы! Наивно думать, что Потомский, после того как комиссия Госдумы три года назад расследовала его участие в деятельности его же предприятий, не «подчистил хвосты» и остался легальным владельцем фирмы. Однако с самого начала «ЭкоТек» лоббировался администрацией области. Когда на упомянутом пикете рабочих «Спецавтобазы» появился депутат областного совета Виталий Рыбаков, речь зашла и об ООО «ЭкоТек», которое с удивительной легкостью стало получать подряды, прежде выполнявшиеся «Спецавтобазой». Рыбаков рассказал, почему вдруг предприятия и организации стали расторгать договоры и уходить к частной фирме: «Ко мне попал в руки любопытный документ — я его переслал в прокуратуру Орловской области. Начальник департамента промышленности Анатолий Новиков разослал 200 писем руководителям предприятий, где на все лады восхваляет «ЭкоТек». Вопрос на засыпку: кому принадлежит эта фирма? Губернатору Потомскому? Нет, губернатор у нас честный человек. Это фирма зятя Потомского...»

Кстати, а что же прокуратура? Ведь депутат Рыбаков ставит закономерный вопрос: госчиновник не имеет права так откровенно продвигать интересы частной фирмы, даже если та чьего-то зятя. Но в ответе, подписанном прокурором области Иваном Полуэктовым, лишь уточняется, что письмо из обладминистрации было разослано «всего» 37 руководителям предприятий... А как же другой факт? Департамент образования не менее настойчиво «рекомендовал» директорам школ заключать договоры с «ЭкоТек». "Нарушений не выявлено«,- сообщает областной прокурор Иван Полуэктов. Вот и попробуйте теперь опровергнуть вывод депутата Рыбакова, которым он поделился с рабочими: «Вашу муниципальную компанию подставили под банкротство, а прокурор пишет, что нарушений не выявлено!»

Рабочие «Спецавтобазы» решили побороться за право нормально работать и зарабатывать. До того они, как и работники обанкроченных или балансирующих на этой грани местных заводов «Дормаш», «Орлэкс» и других, на улицу не выходили. Но собрание на заводе и митинг возмущенных рабочих в центре города — не одно и то же. За протестные пикеты и митинги, выплеснувшиеся в публичное пространство, ответ приходится держать главе региона. А после декабрьского и мартовского массовых митингов, проходивших в Орле под лозунгами «Нет доверия губернатору!», «Не банкротьте предприятие!» и «Варяги, уезжайте домой!», господин Потомский, конечно же, опасается выхода людей на улицу. И когда профсоюз «Спецавтобазы» подал заявку на пикет в центре Орла, губернатор был взбешен. Орловская газета «Красная строка» рассказывала, как чиновники пытались запугать организаторов: «Только попробуйте выйти — мы сами вас обанкротим!» А потом подключилась и «тяжелая артиллерия».

Известно, что Потомский время от времени пытается руководить то Следственным комитетом, то прокуратурой. За что уже получал по рукам от Москвы. Но урок не пошел впрок. На совещании он «подключает» к проблеме даже ФСБ: «Сейчас есть некоторые вопросы по «Спецавтобазе»... Но играть политической струной и кого-то выводить на пикеты — я это не позволю. Попрошу наших силовиков и еще ФСБ выяснить, кто людей учит этим заниматься... Кто-то из этого пытается разыграть карту». То есть губернатор пытается натравить силовиков на рабочих, вместо того чтобы выяснить, против чего протестуют люди. И областные телеканалы тиражируют эту пламенную речь.

Митинг удалось отодвинуть, но ненадолго. Через месяц, когда терпение рабочих лопнуло и стало ясно, что губернаторские обещания — фикция, протестные настроения выплеснулись наружу. Сокращения сотрудников «Спецавтобазы» продолжаются, оставшимся зарплату то не платят, то переводят на четырехдневную рабочую неделю с работой один час в день. А у людей семьи, кредиты: В общем, работники «Спецавтобазы» ввели в шок губернатора: он заявляет, что не позволит пикетчикам баламутить город, а они выходят на площадь, он поручает силовикам выявить зачинщиков, а те не спешат брать под козырек. Потомскому ничего не оставалось, как сдать назад. Через три дня после пикета, срочно вернувшись из отпуска, губернатор публично потребовал дать 18 млн рублей «Дорожной службе» на выплату задолженностей работникам «Спецавтобазы».

P.S. Что дальше? Тот факт, что рабочие выбили себе зарплату за весну и начало лета, не означает разрешения конфликта. Рабочих сейчас постараются слегка «прикормить», потянут время до сентябрьских выборов в горсовет, а потом... «Спецавтобазу» обанкротят, ее имущественный комплекс, территорию, здания заберет себе «Дорожная служба». Следом, убегая от кредиторов, можно обанкротить саму «Дорслужбу» и учредить новое юрлицо. Многих работников в результате «оптимизации» выбросят на улицу...

В поддержку такой версии можно привести еще одну цитату из речей губернатора Потомского о «Спецавтобазе»: «Я свое решение не отменю. Не потому, что я такой вредный и я уперся, а потому, что я деньги сейчас считаю». В том, что считать деньги — любимое занятие «мусорного короля», можно не сомневаться.

 




Большинство жителей Екатеринбурга поддержали перенос места возведения храма, выяснил ВЦИОМ.