Хайп с ковидлом

Измениться телевидению новые реалии не дадут. Уж во всяком случае нравственней оно не станет. Фото: Moscow-Live.ru

Что на самом деле оказалось нужно угодившему в самоизоляцию телезрителю


В разгар самоизоляции с телеэкранов то и дело звучала фраза: «Мир уже никогда не будет прежним». Речь шла о политике. Смогут ли западные страны, оставившие своих друзей с их проблемами наедине, восстановить прежние отношения? И наши шоу-политологи, скорбно кивая головами, говорили: «После такого-то предательства...» А еще они предрекали закат эры блокбастеров про супергероев. Кому они будут нужны с их спасением человечества от инопланетян, когда на деле не нашлось ни одного «крепкого орешка», способного победить какой-то несчастный вирус?! Речь шла и о том, что изменится телевидение. Мол, произойдет переоценка ценностей. Ага, сейчас!

Начнем издалека. В минувшие выходные федеральные каналы вспоминали московскую Олимпиаду. «Первый» так и вовсе посвятил ей почти целый день. Показали множество хроники, запечатлевшей чемпионов и болельщиков из разных стран. И вот удивительное дело: глядя на них, трудно было избавиться от ощущения, что это люди из какой-то вымершей популяции, и таких теперь не бывает. Вот смотришь нынешние крупные спортивные состязания и понимаешь — да, это наши современники. Чем же отличаются атлеты сорокалетней давности от нынешних? Уж, точно, не одеждой. Майки, трусы — почти не изменились. Да и в чертах, в общем-то, нет принципиальной разницы. Лица как лица. Прыгуны и бегуны 1980-го — чай, не цвет английской аристократии XIX века.

Но при этом у тех, прошлых, совершенно другое выражение глаз, иные жесты, манера речи. По крайней мере, у большинства. Кстати сказать, такая разница между людьми 1980-го и нынешними заметна не только у спортсменов, но и у всех публичных людей. Причина проста: сегодня, как только ты оказался в объективе телекамеры, как у собаки Павлова, возникает условный рефлекс «хайпожорства». Надо не просто сказать «спасибо» и уйти в тень, а выжать из момента максимальную пользу. Тогда лишь единицы жили напоказ, а теперь — каждый второй. Благо современные технологии это позволяют. Теперь каждая пэтэушница считает необходимым рассказать в Сети всему человечеству, как она вчера спьяну кадрила студента. Ну и СМИ стараются. Интересно, как бы чувствовали себя герои достопамятных Игр, если бы после каждого их триумфа на всех углах трубили бы об их сексуальной ориентации, допинговых скандалах и размерах гонорара?

К чему это все? А к тому, что новые реалии не дадут измениться телевидению. Уж во всяком случае нравственней оно не станет. Это лишь поначалу казалось, что привычная модель информационного и развлекательного вещания рухнула. Когда, например, опустели зрительские трибуны в студиях ток-шоу, многие зрители подумали: «Ну вот, начинается». И хотя голь на выдумку хитра, и продюсеры программ кое-как заполнили пустующие места, все равно в атмосфере присутствовало ощущение беды.

Например, в «Прямом эфире» у Малахова в креслах для публики расставили большие фотографии как бы зрителей. Мол, вот они, здесь! Не лично, конечно, но все же... Глупо получилось. Во-первых сразу бросалось в глаза, что там запечатлены в основном красотки с ослепительными улыбками. А такие за 300 рэ на ток-шоу не ходят. Во-вторых, под бесконечные разговоры о смертельной опасности коронавируса перед каждым портретом так и виделась рюмка водки, накрытая хлебом...

А разговоры тогда только о пандемии и шли. С нее начинались выпуски новостей, о ней дискутировали вирусологи и политологи. Скоро все от этого услали. И телевизионщики, и народ. И все вернулось на круги своя. Шоумены вновь, как в былые спокойные времена, принялись обсуждать рогоносцев и расчленителей. А информационщики с прежним энтузиазмом изгалялись по поводу Украины. Страшный ковид остался лишь в виде сухих цифр, сообщающих о количестве заболевших, выздоровевших и умерших, на которые никто не обращает внимания. Да язвительных комментариев в крохотных сюжетах о протестах в Хабаровске, сводящихся к тому, что кормить голубей можно и у себя во дворе, и вовсе незачем для этого болтаться в толпе на площади с риском заразиться. Зато «довоенные» фейки в новостях вернулись к охочей до них публике во всей красе.

Телевидение получило хороший урок. Возникшая было поначалу эйфория (ну как же, граждане сидят по домам, уткнувшись в «ящик»), быстро сменилась пониманием: людям ни на фиг не нужны умные разговоры об эпидемии. Самодовольные селебрити, звездные скандалы, слезливые мелодрамы — совсем другое дело!

А еще весной поползли упорные слухи: в связи с карантином остановлены съемки сериалов, грядет дефицит премьер. Данное утверждение не соответствует действительности. Да, на пару месяцев производственный процесс был приостановлен. Но работа сценаристов, продюсеров, редакторов шла вовсю. И в наступающем сезоне недостатка в новинках не будет. При этом можно не сомневаться, что в соответствии со злобой дня в каких-то эпизодах наши очаровательные «сыщицы», нацепив маски, пойдут искать преступников, укрывшихся в самоизоляции, а принцы на белых конях будут гарцевать под окнами госпиталей, где их золушки из провинции лежат с аппаратом ИВЛ.

Ну, а о том, как наши звезды успешно использовали «ковидло» и сопровождающие его обстоятельства для собственного хайпа, и говорить не стоит. Все видели.

Комментарии для сайта Cackle
Зачем Ангела Меркель навещала Алексея Навального в больнице?