09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗОЛОТОЕ ДНО

Ястребцов Геннадий
Опубликовано 01:01 07 Сентября 2005г.
Впервые я увидел морскую нефтедобывающую платформу в Индийском океане, недалеко от Бомбея. Внушительное сооружение на четырех массивных "ногах" - бетонных опорах горой возвышалось над водой. Многоэтажные палубные надстройки, причальная стенка, мощные подъемные краны, вертолетная площадка - все говорило о том, что здесь идет серьезная работа. Потом не раз приходилось наблюдать нечто подобное в Северном и Баренцевом морях, где добывают нефть и газ англичане и норвежцы.

Подсчитано, что общие потенциальные ресурсы нефти и газа на дне Мирового океана оцениваются в 1,8-2,1 триллиона тонн условного топлива. Это значительно больше разведанных запасов углеводородов на суше. Причем континентальный шельф России - самый большой на планете. Его территория превышает 6,2 миллиона квадратных километров, четыре миллиона из которых перспективны на нефть и газ.
Основные из открытых шельфовых месторождений у нас сосредоточены в Баренцевом и Карском морях, а также в Охотском вблизи острова Сахалин. Но добыча нефти и газа на российском шельфе практически застыла на нуле. Исключением можно назвать лишь морские промыслы Сахалина. Да и там добыто всего около двух миллионов тонн нефти - меньше чем полпроцента от общероссийской добычи. А ведь к изучению шельфа в нашей стране приступили одновременно с Норвегией. Однако спустя 20 лет после начала этих работ "варяги" добывают в Северном море свыше 250 миллионов тонн углеводородов, а мы так и не взялись за освоение природных кладовых в Баренцевом и Карском морях. Почему?
В оправдание слышишь от официальных лиц, что, дескать, у нас более суровые природно-климатические условия, на побережье арктических морей отсутствует необходимая инфраструктура, нет денег на закупку доростоящих технологий и оборудования. А председатель комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Наталья Комарова считает, что потребности в форсированном освоении шельфа вообще нет: пока, мол, России с лихвой хватит и того, что добывается на суше. Направлять крупные инвестиции в разработку морских месторождений накладно, ибо отдача последует через годы, а то и десятилетия.
- Да, наша страна обладает существенным ресурсным потенциалом - примерно 250 миллиардов тонн условного топлива, но в начале 90-х годов было свернуто поисково-разведочное бурение, сейсморазведочные работы, отчего произошла резкая убыль запасов, - поясняет министр природных ресурсов РФ Юрий ТРУТНЕВ. - Некоторый рост геологоразведки, начавшийся в конце 90-х, показал, что число и качество открываемых месторождений не удовлетворяют потребности экономики. Три четверти природных кладовых нефти и газа уже вовлечены в освоение. При этом они выработаны на 50 процентов. Средние запасы одного открываемого на суше месторождения за три десятилетия снизились в пять раз. Дефицит богатых, качественных природных кладовых уже к 2015 году может привести к фактическому исчерпанию запасов нефти.
Поэтому шельф обязательно надо разрабатывать, причем интенсивно - иначе будет поздно. Но что мы имеем сегодня? Пробурено лишь несколько скважин в Арктике, на Каспии и в Охотском море.
По мнению независимых экспертов главная помеха на пути освоения шельфа - административные рогатки перед недропользователями, которые хотели бы заняться этим делом. Для инвесторов нет достаточных финансовых стимулов, а ведь тут требуются миллиарды долларов. Сколько копий сломано в дискуссиях вокруг СРП (соглашений о разделе продукции). Одни говорят, что это единственный вариант финансирования крупных перспективных проектов в топливно-энергетической сфере. Другие уверяют общественность, что СРП - отмычка, используя которую иностранцы станут безнаказанно грабить природные богатства нашего Отечества. Где же истина?
- С 1995 года, с момента принятия федерального закона об СРП, в России не вступило в силу практически ни одно такое соглашение, - говорит директор департамента экономики и финансов МПР Сергей ДОНСКОЙ. - А ведь именно СРП, являясь специальным налоговым режимом, способно увеличить доходную часть госбюджета как путем получения прямых налогов с инвестора и государственной доли прибыльной продукции, так и посредством налоговых платежей от всех предпринимателей, привлеченных к реализации проекта.
Что касается задачи освоения шельфа, то СРП позволит государству значительно прирастить запасы полезных ископаемых, учтенных госбалансом. Немаловажно и то, что режим СРП по праву считается наиболее прозрачным, когда дело касается государственного контроля за деятельностью недропользователей.
Но, видно, не всем по душе такая прозрачность. Иначе чем объяснить, что СРП, этот, по выражению президента Владимира Путина, "локомотив экономического роста", до сих пор буксует? Законодательство на сей счет изобилует противоречивыми и неясными параграфами, чрезвычайно промоздкая процедура подготовки к соглашениям отпугнет любого нормального бизнесмена - ведь для заключения одного СРП требуется принятие нескольких федеральных законов, десятков нормативных правовых актов и сотен согласований в различных инстанциях.
Правда, на шельфе Сахалина добыча нефти все-таки ведется уже несколько лет, и тамошние проекты осуществляются как раз на условиях СРП. Но они вступили в действие еще до принятия соответствующего закона. Последовавшие затем поправки в Налоговый кодекс изменили систему налогообложения проектов СРП, сделав их гораздо менее привлекательными для инвесторов.
Если вспомнить бессмертный афоризм Виктора Черномырдина, опять видим: хотели как лучше, а получилось как всегда.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников