03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БУДЕМ ЖИТЬ

В тот последний свой визит в поликлиннику Геннадий едва поднялся на второй этаж: сердце зашкаливало, распухшие ноги отказывались идти. - Ну что я тебе скажу, дружище, - вздохнул седовласый доктор, - дела неважнецкие. У тебя четырнадцать тяжелейших диагнозов. Организм держится на честном слове, и в любой момент может случиться непоправимое. Скажи жене, чтобы везла тебя жить в деревню, на свежий воздух и чистые продукты, - там еще как-то протянешь.

- Нет у меня жены, - вздохнул Ляхов. - Ушла! После того как меня с подшипникового завода уволили. Сказала, что ей мужик нужен, а не инвалид.
- Мда-а! - протянул доктор. - Значит, езжай один, что тебя держит в городе?
В село Старо-Комсомольск Гена приехал с небольшим рюкзачком. Походил по улицам, поспрашивал, не продается ли какая хата, но внезапно передумал. Сел за руль своего "Запорожца" и поехал по убитой проселочной дороге в сосновый лес. Больше его селяне не видели. А через неделю встревоженный пропажей друга в село приехал сосед чернобыльца Юра Овчаренко. И отыскал Геннадия у Печенежского озера с удочкой. В старенькой палатке играл транзистор, на костре кипела уха.
- Дышится здесь, как в детстве, - рассказывал он за обедом, с удовольствием нажимая на свежий хлеб, привезенный другом. - Отекать перестал, представляешь? Аппетит появился. И что интересно - курить не тянет!
Следующая неделя ушла на строительство. Овчаренко смотался в село, набрал необходимого материала, - и мужчины стали строить землянку. Нарубили сушняка, замешали с глиной, внутри обложили жилище бревнами. Снаружи получилась убогая нора, а внутри - уютная хатенка. Посреди "комнаты" соорудили русскую печь, вокруг по периметру в два ряда поставили нары. Теперь в лесу можно и зимовать. Гости ждать не заставили. Всю зиму к Геннадию наезжали любители зимней рыбалки. Делились крупой, овощами, свежими газетами.
За восемь лет жизни у озера Ляхов только несколько раз возвращался в Харьков - проголосовать. Этот гражданский долг бывший чернобылец исполняет свято. А на вопрос: за кого он опускает бюллетень в урну, до которой добирается за десятки километров, отвечает: "Голосую правильно". Из леса ему видно, что жизнь налаживается - ушли в прошлое задержки с выплатой пенсии (раньше, вспоминает, по полгода государство долги людям копило, только к выборам с ликвидаторами расплачивалось), да и сама сумма выплат выросла: сейчас у него - 630 гривен пенсии и 130 - чернобыльских "пайковых".
Потихоньку оброс хозяйством: погреб выкопал, сарайчик поставил, летнюю и зимнюю кухоньки построил, коптильню для рыбы сделал, бычка завел да два десятка кур. На участке в шесть соток посадил молодые сосенки, яблони и абрикосы, стал выращивать зелень и овощи. Друзья привезли на пробу черемшу - очень полезный для язвенника "дикий чеснок". Посадил на лесном огородике - принялась!
В гости к Робинзону нас привез его друг Овчаренко. На заднем сиденье "Жигулей" блеяла и лягалась козочка Пятница.
- Потерпи, потерпи, голубушка, - уговаривал капризную пассажирку Юрий, - там Генка тебе уже стог сена припас.
У ароматного стога, за которым по-деревенски смачно кукарекал петух, пасся теленок.
- Вот тебе и компания, вылезай, - открыл двери машины водитель.
Сквозь сосны светилось аквамариновое озеро, а возле землянки на маленькой клумбе в тон ему голубели цветы-петушки.
- У него золотые руки, - с гордостью за друга сказал Овчаренко. - Лодку сам смастерил, а машин у него целых три! Свои "Запорожцы" Гена из деталей со свалки собрал, а теперь любители за них тысячи предлагают - раритет!
Пока мы осваиваемся в землянке: пьем самодельный квас, рассматриваем "лесные апартаменты" и дивимся телевизору, работающему от портативной электростанции, на пороге возникает хозяин.
- Привет-привет!- говорит он басисто. - По этому ящику я футбол смотрю и российские новости. У меня ведь корни из Курской губернии. Поставил снаружи четырехметровую антенну и две программы ловлю спокойно.
Вдруг замечаем: над чисто застеленной кроватью женский халатик и дамскую сумочку.
- Наташа вдвое моложе Гены, - шепчет нам Овчаренко, - ей всего 21, и вместе они уже четвертый год. 17-летняя девушка - сирота из многодетной семьи - как раз рыбачила здесь с братом неподалеку, так и познакомилась с Генкой. Они сразу понравились друг другу, вот и поженились. А что? Гена - мужик не бедный - жилье, хозяйство, машины.
- А где она?
- В лесу, лекарственные травы собирает.
По тропинке, усыпанной хвоей, идем к озеру, где стоит лодка Геннадия, а между двух столбов мирно колышутся на ветру пахнущие свежестью простыни, убаюкивая дремлющих в тени четвероногих охранников - кавказца, добермана и трех дворняг.
- А собаки зачем? От кого охранять?- спрашиваем Гену.
- Да разный народ забредает, - говорит он уклончиво. - Браконьеры предлагали совместный бизнес наладить, я их культурно послал. Беглый зэк однажды причалил, думал до утра не доживу... С той поры попросил у друзей мобильный. А недавно мне из городского союза чернобыльцев позвонили - попросили рецептами здоровья поделиться. От выездной лекции я отказался: не люблю город, душно мне там, - пригласил ребят к себе в гости. Наташа теперь для них травы заготавливает - у нее на них особое чутье. Нас из 300 чернобыльцев в живых только 36 осталось. Все глубокие инвалиды, и по прогнозам врачей им недолго тянуть осталось.
- Вам ведь тоже так говорили. Восемь лет назад...- Есть у меня мечта, - вздыхает Геннадий. - Перетащить пацанов сюда. Государству на нас наплевать, врачам тоже, а земля родная вылечит. Так что следующим летом, возможно, здесь целая деревня вырастет, чернобыльская.
- А вот и Наташа, - улыбается он.
Смешная девчонка с косичкой и полотняной сумкой наперевес легко бежит по тропинке.
- Я клевер с шестью лепестками нашла!- кричит она радостно и, не стесняясь нас, со щенячьим визгом виснет у мужа на шее.
- Давайте я вас сфотографирую - вынимаю я фотоаппарат.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников