10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШИЛОВА НЕ УТАИШЬ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 07 Октября 2003г.
Первое, что замечаешь в Шилове, - прямота. В самых разных смыслах слова. Выправка - как у военного. Задорная (кто-то говорит - задиристая) посадка головы. Гордая (вызывающая?) полуулыбка, свидетельствующая о полном сознании своей правоты, о чем бы речь ни шла - об искусстве ли, о политике... Резкость суждений - крайняя...

Помню телепередачу 20-летней давности. В том интервью от Шилова досталось "на орехи" не кому-нибудь - великим, признанным во всем мире импрессионистам. За что? За то, что "разрушили жанр портрета, подменили эффектной игрой цветовых пятен реалистическую передачу внешнего облика человека и его внутреннего мира". Трудно представить себе что-либо антиконъюнктурное - ведь тогда было принято, особенно в интеллигентской (точнее, интеллигентствующей) среде снисходительно "опускать" реализм как нечто пусть славное в прошлом, но ныне безнадежно устаревшее. Признаюсь - и я, поклонник Моне, возмущался словами Шилова и даже готовился письменно выразить свое несогласие художнику.
А потом мы познакомились. И случилось неожиданное: я попал под обаяние Шилова. Хотя до сих пор не могу согласиться с ним во многом. Например, в оценке авангарда ХХ века, который Александр Максович однозначно полагает изобретением коммерсантов от искусства: те, дескать, целенаправленно раздували славу примитивных, шарлатанских поделок, чтобы всучивать их одураченной публике... Возможно, не обошлось и без этого, но в целом, думается, все обстоит гораздо сложнее: творчество Пикассо или Кандинского вряд ли объяснишь только шарлатанскими намерениями.
С другой стороны, Шилов ведь не требует, чтобы все немедленно заделались страстными поклонниками чистой классики. Он лишь против вторжения конъюнктуры в искусство. Против насильственного навязывания чего бы то ни было. У людей должна быть возможность выбора. "Представьте, - говорил он, - что вы фанат авангардной живописи. А я окружил ваш дом колючей проволокой, нацелил на него пушки и требую, чтобы вы поклонялись Рафаэлю (разговор происходил ровно десять лет назад, сразу после октябрьского путча, так что образ воспринимался особенно актуально. - С.Б.). Да вы вправе этого Рафаэля возненавидеть!"
Нынче мода, казалось бы, качнулась в сторону Шилова. В стране появилось много богатых людей, склонных демонстрировать "солидный" вкус. Правда, частенько новое купечество путает реализм с китчем. И вот уже художники, еще недавно "из социального протеста" писавшие по четыре глаза на одной щеке и устраивавшие публичное раскрашивание женских бютов, массовым порядком изготовляют конфетные парадные портреты сегодняшней знати.
Шилов тоже пишет знаменитых деятелей - экономиста Гавриила Попова, епископа Василия Родзянко, актера Евгения Матвеева, дирижера Олега Лундстрема... Однако лучшие из этих работ согреты настоящей душевной теплотой: достаточно посмотреть в печальные, будто живой слезой подернутые глаза композитора Оскара Фельцмана... А какой гигантский труд - полное воссоздание интерьера, в том числе тяжелой ткани с богатой золотой вышивкой на совсем новом портрете актера Сергея Шакурова в роли Меншикова из популярного телесериала! Главное - сделано ведь не ради демонстрации феерической техники, хотя и она сама по себе достойна восхищения, а ради максимально выпуклой психологической обрисовки героя - "полудержавного властелина"...
Шилова упрекают за фотографичность, за пристрастие к изображению роскоши. Ругают даже за золоченую фигурку ангела на могиле безвременно ушедшей любимой дочери, что покоится на Ваганьковском кладбище: дескать, дурной вкус. Хочется посоветовать таким критикам сходить, ну скажем, в православный храм и посмотреть на старинный иконостас с позолоченной деревянной резьбой. Или там, по "современным" меркам, тоже царит дурновкусие?
Еще одно отличие Шилова от делателей китча: те целиком зависят от прихоти заказчика, и вряд ли вы встретите среди их полотен, скажем, портрет ветерана Великой Отечественной войны, участника Парада Победы 1945 года. Шилов же испытывает горячий интерес и к прославленному хирургу, и к совсем незнатным городским бабусям, и к воинам - жертвам чеченской войны... А насчет обвинений в парадности... Один из персонажей, пришедший к художнику "обмыть" готовую работу, вместо веселья минут сорок смотрел на картину, потом отказался от угощения и сказал: теперь я знаю, что должен в себе исправить...
Среди стандартных обвинений, предъявляемых Шилову, есть и такое: "придворный живописец".
- Полная чушь, - отвечает и на эту претензию Александр Максович. - Хотя на самом деле таким званием можно только гордиться: во все века при просвещенных дворах служили лучшие художники... Если я, допустим, написал портрет известного политика - Жириновского, к примеру, - что, это означает, будто я разделяю его взгляды? Конечно, нет. Просто он заинтересовал меня как типаж. Политическим пиаром не занимаюсь, ни в какую партию не вхожу и не входил, а самое высокое "партийное" звание, какое имел в жизни, - это пионер. Хотите верьте, хотите нет - мне в комсомол даже не предлагали вступать. В Суриковском институте за все годы обучения педагоги по марксизму-ленинизму ни разу не вызвали меня отвечать. Почему? Может, видели, что я все свое время отдаю живописи, рисунку, и понимали: не стоит меня трогать.
Александр Максович с гордостью водит меня по новому зданию галереи, в которую с 1996 года передал около 700 своих работ. Помещением доволен: почти все его дары уникальному музею удалось разместить в экспозиционных залах. Картины повешены очень эффектно: залы погружены в мягкую полутьму, зато полотна ярко освещены скрытыми лампами - будто светящиеся, манящие окна в мир, созданный художником.
- Интересно, Ирина Антонова - директор соседнего Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина - не заходила к вам на огонек? Помните, года полтора назад она очень обижалась, что, расширяясь, отнимаете у нее территорию...
- Я Ирину Александровну звал, она обещала зайти. Но, видно, все времени не найдет. А может, что другое мешает. Ну да ладно, кто старое помянет... Пушкинский музей - один из самых моих любимых, как я могу посягать на его владения... Мы сантиметра лишнего не взяли, я это с документами многократно доказывал. Художник ведь живет в реальном мире и обязан быть реалистом не только в искусстве...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников