09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЛУОСТРОВ ПОГИБШИХ КОРАБЛЕЙ

Окулов Андрей
Опубликовано 01:01 07 Ноября 2005г.
Вдоль берегов Кольского полуострова гниют 200 брошенных судов. Из них 127 - в Кольском заливе. Это если не считать примерно трехсот бывших "объектов военного назначения", списанных Северным флотом более трех лет тому назад. Они по сей день валяются вдоль всего побережья Мурмана. Об этом говорится в докладе "Проблемные вопросы экологического состояния окружающей среды прибрежных районов Мурманской области", подготовленном экологическим фондом "Гармоничное развитие". В нем анализируется проблема несанкционированных свалок брошенных судов на примере Кольcкого залива.

Только возле поселка Лавна, прямо напротив рейдово-перевалочного комплекса предприятия "Арктикморнефтегазразведка", вплоть до 2005 года печально глядели из воды борта и трубы 24 судов, давно превратившихся в ржавые развалины.
- До сих пор не могу понять, как туда могла попасть подводная лодка, - поражается Владимир Бахарев, директор фонда. - Вот тебе и секретность... С военными вообще трудно работать. Разделывать свои старые суда они не хотят. Говорят, не располагают средствами. А у органов экологического контроля Мурманской области нет механизма воздействия на военных, который заставил бы их "пошевелиться".
Кроме брошенных и полузатопленных судов, на дне Кольского залива погребено около 40 погибших кораблей. Они превратились в рукотворные рифы, грозящие нешуточными морскими авариями. К примеру, 14 декабря 1993 года на рейде Мурманского морского торгового порта затонуло зверобойно-промысловое судно "Териберка". Оно лежит прямо на фарватере, нанесено на морские карты и обозначено буем, однако с 1993 года отмечено четыре случая, когда крупнотоннажные суда наталкивались килем на его корпус. К счастью, мертвый "зверобой" пока не вызвал ни одной аварии. Но нетрудно предположить, чем могут закончиться следующие "наезды" - на борту "Териберки" в момент затопления, по данным Арктической специализированной морской комиссии комитета по экологии Мурманской области, находилось 46 тонн горюче-смазочных материалов. Они ждут своего часа...
"В 2002 году предпринимались попытки организовать подъем данного судна, - говорится в докладе. - Экологическим фондом были подготовлены письма, которые за подписью губернатора Мурманской области Юрия Евдокимова и нескольких депутатов Государственной Думы были направлены в Минтранс, на имя президентов компаний "ЛУКОЙЛ", "Арктик Танкер". Но ничего не изменилось. Правительство России около 10 лет не выделяет ни рубля на эти работы, нет даже соответствующих программ. А ведь Кольский залив - федеральный объект.
Еще одна подводная "мина" - английский транспорт "Стил Уоркер" класса "Либерти", затопленный в районе устья реки Кулонга во время второй мировой войны после налета немецкой авиации. Пока он служит подводным музеем для местных дайверов и ничем не угрожает судам, заходящим в Кольский залив. Но судоходство в заливе непрерывно возрастает. Там уже появляются танкеры водоизмещением от 60 до 150 тысяч тонн с многометровой осадкой, а с октября 2002 года начата перевалка нефтепродуктов в рейдовых условиях и на рейдовый перегрузочный комплекс "Белокаменка" водоизмещением 360 тысяч тонн. Можно только догадываться, что произойдет, если танкер столкнется с затопленным судном, и десятки тысяч тонн нефти окажутся на поверхности залива.
Брошенные суда сосчитали еще в конце 90-х годов. Тогда администрация Мурманской области приняла постановление N 454 "О мерах по очистке морских акваторий и береговой линии Кольского полуострова от брошенных судов и других плавучих средств". Однако денег на реализацию этого постановления не выделено. Оказалось, что некому и контролировать эту работу. Реформа природоохранных органов окончательно запутала экологов: кто из них за что отвечает. В итоге документ уже снят с контроля постановлением губернатора от 7 февраля 2000 года.
- Множество новых природоохранных организаций, возникших после реформы, до сих пор делят между собой зоны ответственности, - продолжает Владимир Бахарев. - Мы попытались выяснить, в чью компетенцию входит очистка залива от брошенных судов. Сначала меня адресовали в Росприроднадзор, затем в Ростехнадзор, вплоть до транспортной прокуратуры. Все наделены контролирующими функциями, а кто будет исполнять - непонятно. Проблема брошенных судов очень серьезна, поэтому мы постараемся, чтобы наш доклад появился и в Госдуме, и в Министерстве природных ресурсов.
Наш фонд не сидит сложа руки. За счет пожертвований и зарубежных грантов на берегу возле корабельной свалки в Лавне организована временная площадка по разделке судов. Одно из частных предприятий взяло на себя техническую сторону этих работ. В результате с 2002 года по 2005-й из этого кладбища было утилизировано 8 судов и 2 металлоконструкции. Кстати, без помощи региональных и федеральных властей. Причем не остались внакладе ни фонд, ни субподрядчик, что свидетельствует об одном: утилизировать старые суда при умном подходе к делу экономически выгодно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников