Фрески для Большого зала

Рашид Калимуллин принимает поздравление от ректора Московской консерватории Александра Соколова. Фото Сергея Бирюкова
Иван Штокелев
00:31 07 Ноября 2018г.
Опубликовано 00:31 07 Ноября 2018г.

В Москве состоялся юбилейный концерт композитора Рашида Калимуллина 


В Большом зале консерватории прошел авторский концерт председателя правления Союза композиторов России Рашида Калимуллина. Вечер стал финалом цикла юбилейных мероприятий, посвященных 60-летию народного артиста России и Татарстана. Однако наряду с произведениями, ранее звучавшими в других городах и уже известными меломанам, в БЗК были исполнены и совершенно новые партитуры.

Калимуллин — уже классик, и такие его сочинения, как «Симфонические фрески», вошли в хрестоматийный репертуар многих оркестров еще в 1980-х. Но при этом композитор продолжает активно сочинять (умудряясь сочетать это с организаторской деятельностью).

Концерт был призван отразить разные этапы творчества юбиляра. Здесь были представлены и концерты для солирующих инструментов с оркестром, и симфонические миниатюры, и, конечно, вышеупомянутые «Фрески». Кстати, две из трех «Фресок» совсем недавно, весной этого года, прозвучали на сборном концерте Союза композиторов России (наряду с сочинениями Алексея Рыбникова, Александра Чайковского, Родиона Щедрина, Александра Клевицкого и других мэтров). Но цикл целиком москвичи смогли услышать только сейчас — впервые за долгое время.

Но — не «Фресками» едиными. На концерте было исполнено одно трехчастное произведение — новый симфонический триптих «Здравствуй, Москва!». И это музыка не менее запоминающаяся и яркая. И — не уступающая «Фрескам» в красочности оркестровки. Однако колорит здесь иной: вместо эстетской, утонченной игры тембров, напоминающей восточный орнамент — броские эффекты, объясняющиеся программной основой.

В первой части «Птицы над Кремлем» композитор передает свои впечатления от картины, которую он наблюдал в Казани: пролетающих белых лебедей. Во втором эпизоде — «Поезд “Казань — Москва”» Калимуллин вступает в заочное соревнование с Артюром Онеггером, чей «Пасифик-231» приходит в голову любому меломану при упоминании изображения поезда в музыке. Наконец, финал — «Москва — звонят колокола» — становится праздничной панорамой города, разумеется, не без имитации колокольного звона.

Для Калимуллина этот цикл — символичен: почти вся жизнь композитора была связана с Казанью, где он преподавал в консерватории и в течение нескольких десятилетий возглавлял Союз композиторов Республики Татарстан. Но в 2015-м его избрали председателем Союза композиторов России, и Рашид Фагимович, хоть и сохранил пост в татарском Союзе, постепенно перебрался в Москву и связал свое будущее со столицей страны. Так что драматургия триптиха отражает драматургию жизни самого автора.

Среди других произведений отмечу Концерт для саксофона с оркестром. Его особенность (логично вытекающая из специфики солирующего инструмента) — сильная роль джаза. И хотя сам прием не нов — кто только не соединял в XX, а затем и в XXI веке джаз с классической традицией, — но в данном случае получилось особенно обаятельно. Джазовая прихотливость ритма, мелодики, гармонии у уроженца Татарстана Калимуллина вдруг оборачивается прихотливостью Востока, а отнюдь не Запада, откуда пошла джазовая традиция. И — еще один плюс — композитор не допускает банальностей, каких-то расхожих вещей, которые, на самом деле, для чистого джаза не такая уж и беда (даже наоборот — основа), но вот для стен БЗК — нечто чужеродное. Данный же концерт звучал не только не чужеродно, но максимально органично в стенах главного академического зала страны.

Вообще, надо заметить, идея проводить авторский концерт в этом месте была весьма рискованной. Зал почти на 2000 мест собрать непросто даже тем авторам, которые уже давно стали своими для столичной публики. Но, как оказалось, Калимуллин не ошибся: БЗК удалось заполнить, причем — зрителями неравнодушными, живо реагирующими на музыку и не скупящимися на овации. Помимо главного героя вечера щедрые аплодисменты достались, разумеется, и исполнителям: Симфоническому оркестру радио «Орфей», дирижеру Василию Валитову, солистам Гайку Казазяну (скрипка), Марии Беговатовой (саксофон), Федору Амирову (фортепиано). Все они с честью справились со своим делом.

Отдельно упомяну баса Аскара Абдразакова, который вышел на сцену БЗК не только как певец, исполнив популярную песню Калимуллина «Когда мы встретимся с тобой», но и в качестве конферансье — и был в этом амплуа вполне убедителен.

Нельзя не отметить удачный выбор: представленные сочинения, с одной стороны, демонстрируют разные стилевые и жанровые грани творчества Калимуллина, а с другой — так или иначе отражают творческое кредо композитора: сочинять музыку не ради эксперимента и похвалы коллег, а для широкой публики, удерживая при этом высокую эстетическую и профессиональную планку.

В современной академической среде, где доминирует радикальный авангард вкупе с различными стилевыми «фокусами» (будь то постмодернистский стилевой коллаж, обращение к искусству прошлого или игра в «низкий» стиль), такой, в хорошем смысле, консерватизм — само по себе вызов. Но тем интереснее слушать нечто иное, идущее вразрез с ожиданиями от радикализированного понятия «современная музыка». И, наверное, здорово, что эта современная музыка может быть такой разной — и экспериментальной, и такой, как у Калимуллина. И, не исключено, будущее именно за непосредственно воздействующей на публику музыкой, а не за лабораторными экспериментами.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?