11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЛОЖНЕЙ ДЛЯ ПОЛИТИКОВ - ЛУЧШЕ ДЛЯ ГРАЖДАН

Антонов Виталий
Опубликовано 01:01 07 Декабря 2000г.
Тюменская область протянулась от степей Казахстана до Северного Ледовитого океана. Здесь добывают нефть и газ, обеспечивая тем самым более трети доходов Российской Федерации. Население области не бедствует, зато политическую обстановку в регионе простой не назовешь. Об этом - интервью тюменского губернатора Леонида Рокецкого, которое он дал, находясь в Москве, где участвовал в работе президиума Госсовета.

- Леонид Юлианович, вы недавно встречались с президентом Путиным: как отдельно, так и совместно с руководителями округов, входящих в состав Тюменской области. О чем там шла речь?
- Мне представляется особенно важной вторая встреча. Впервые глава государства собрал нас в таком составе, чтобы сразу выслушать обе стороны и из первых уст узнать, в чем заключаются наши разногласия. Очень хорошо, что вместе со мной в Кремль были приглашены главы Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов: ведь у меня как у члена президиума Госсовета больше возможностей видеться с президентом, чем у моих коллег. Вот и накануне у нас с президентом была обычная рабочая встреча - обсуждались текущие дела области.
- По словам главы Ямало-Ненецкого автономного округа Юрия Неелова, он и глава Ханты-Мансийского автономного округа Александр Филипенко пожаловались президенту, что не могут с вами договориться. Как вы это прокомментируете?
- Мои коллеги заявили президенту на этой встрече, что я своими обращениями к главе государства, в Конституционный суд и в Государственную Думу о необходимости правового урегулирования взаимоотношений областных и окружных органов власти вынуждаю их тратить много сил, чтобы блокировать эти инициативы. Но я действую так, поскольку убежден, что система власти в Тюменской области должна быть основана прежде всего на федеральном законе, в рамках которого уже можно формировать договорные отношения между органами власти области и округов. Словом, я выступаю за верховенство российского закона.
Есть разъяснение Конституционного суда РФ о том, что Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа входят в состав Тюменской области, являясь одновременно субъектами Российской Федерации. Но одного этого разъяснения недостаточно. Поэтому я и обратился в Государственную Думу с просьбой принять закон "О сложносоставных субъектах РФ". Кстати, этот закон должен коснуться не только Тюменской области, а еще шести краев и областей, в состав которых входят автономные округа. И мне непонятно, отчего некоторые политические деятели в округах выступают против того, чтобы в России установился порядок, основанный на законе.
- Ваши оппоненты утверждают, что юг Тюменской области фактически является нахлебником округов.
- Это неверно ни с какой точки зрения. Во-первых, округа ничего не отчисляют в бюджет области. Важнейший источник пополнения бюджета и Тюменской области, и входящих в ее состав округов, и органов местного самоуправления - это плата за недра ("роялти"), отчисляемая предприятиями нефтегазового комплекса. Согласно Федеральному закону "О недрах" в обычных субъектах Российской Федерации 40 процентов этой платы поступает в федеральный бюджет, 30 процентов - в бюджет региона и еще 30 процентов - в бюджет местного самоуправления. В сложносоставных же субъектах этот закон предусматривает другую схему расщепления налога: 20 процентов - Российской Федерации, еще 20 процентов - краю или области, а округу и местному самоуправлению все так же по 30 процентов. Иными словами, если бы округа были выведены из состава Тюменской области, они не приобрели бы никаких дополнительных доходов, так как соответствующие средства ушли бы в федеральный бюджет.
Но в любом случае несправедливо говорить, что жители юга Тюменской области якобы не имеют права пользоваться определенной частью доходов от нефти и газа, добываемых на севере области. Вспомним, что нефтегазовый комплекс Западной Сибири создавался именно как Тюменский нефтегазовый комплекс. В Тюмени, на юге области в целом, находились организации, обеспечивавшие научную разработку и проектирование этого процесса, а также строительные и снабженческие организации. По мере того как осваивался и заселялся север, туда с юга переезжали лучшие специалисты: не только нефтяники, но и врачи, учителя, милиционеры.
Конечно, тогда уже существовали автономные округа, но создавались они не в силу каких-то экономических или демографических соображений и не как хозяйственные системы, а для того, чтобы максимально учесть интересы коренных народов Западной Сибири: хантов, манси, ненцев, селькупов, ныне составляющих около полутора процентов населения этих двух округов.
Но самое главное - бюджет Тюменской области работает на все население области. Ведь медицинские учреждения или учебные заведения, исторически расположенные преимущественно на юге области, где климат не столь суровый, не делят больных или абитуриентов на северян и южан.
- Власти области и округов уже который год ведут между собою спор. Вероятно, большинству жителей региона этот спор неинтересен. Им, должно быть, все равно, где сидит начальство - в Тюмени, Ханты-Мансийске или Салехарде.
- Конечно, спор этот пора бы уладить - от него все устали. Российские законодатели и президент должны сказать свое веское слово. Если нам нужна по-настоящему единая Российская Федерация, значит, нам нужна и по-настоящему единая Тюменская область. Но я в то же время сторонник сохранения автономных округов.
Конечно, сложносоставные субъекты Федерации - это головная боль для нас, политиков, поскольку нам трудно, вникнув в различные юридические тонкости, разделить между собой полномочия и ответственность. Зато население может оказаться лишь в выигрыше от такой сложной системы организации государственной власти.
Например, живешь ты в Ханты-Мансийске или в Салехарде, или в Уренгое, или в Сургуте - пользуешься теми социальными благами, которые может предоставить солидный бюджет округов, где добываются нефть и газ. Но при этом ты всегда знаешь, что ты еще и житель Тюменской области. И, выполнив свой долг перед семьей - заработав на Севере на то, чтобы купить свой дом, машину, чтобы дать хорошее образование детям, ты можешь вернуться на обжитой юг Тюменской области. У тебя здесь также твоя власть - тобою избранные губернатор и депутаты. Эта власть обязана тебе помочь, защитить тебя и обеспечить тебе все необходимые социальные гарантии.
Так разве жители округов заинтересованы в том, чтобы лишить себя надежного тыла?! По-моему, в расчленении области могут быть заинтересованы разве что отдельные политики. К сожалению, в этом же направлении до недавнего времени, видимо, в силу непонимания ситуации двигался и федеральный центр. Зачем было дробить федеральные структуры власти? Зачем создавать в регионе три военкомата или три антимонопольных комитета, которые к тому же все равно контролируют одну общую транспортную ветку трубопровода? Разве что для того, чтобы больше федеральных чиновников обзавелось генеральскими лампасами... Слава Богу, что президент Путин пошел по пути укрупнения федеральных структур на местах.
- Кстати, как в целом вы оцениваете реформы Путина в сфере государственного устройства? Они уже принесли какие-то плоды?
- Президент вправе реализовать свое видение устройства Российской Федерации, в том числе инициировать установление нового порядка формирования Совета Федерации и новой системы ответственности глав регионов. Что же касается результатов этих реформ, то, на мой взгляд, еще рано подводить итоги.
Я считаю, однако, что одновременно с выстраиванием и укреплением вертикали государственной власти нам необходимо дать мощный импульс развитию местного самоуправления. Только при таком сочетании мы снимем известную напряженность вокруг реформ Путина и сможем предстать перед всем миром как демократическое, социально ориентированное,словом, действительно современное цивилизованное государство.
- Тюменская область живет почти исключительно нефтью и газом. В случае истощения этих природных ресурсов или изменения мировой конъюнктуры вам, должно быть, придется нелегко.
- Это далеко не так, если говорить о Тюменской области в целом. У нас развивается и обрабатывающая промышленность: химическая, легкая, лесная, фармацевтическая, машиностроение. Юг области отличается развитым сельским хозяйством. Мы продаем куриное мясо, яйца, одно время продавали молочную продукцию и муку даже в Москву и Санкт-Петербург. Администрация области делает все от нее зависящее, чтобы экономика региона была многоотраслевой.
Но на севере области действительно развиваются преимущественно добыча нефти и газа. Поэтому, если подойдут к концу эти энергоресурсы, нам будет тяжело. И мы готовимся к возможной когда-нибудь массовой миграции с Севера. Впрочем, уже сейчас мы приглашаем всех северян, желающих вернуться на "материк", переселяться на юг Тюменской области.
Мы обязуемся обеспечить каждому из них возможность обзавестись домом или квартирой, дать работу, предоставить все социальные гарантии. Стоит ли после тяжелой работы на Севере скитаться по всей стране? Это ведь и для здоровья вредно!
- Как складываются у администрации области отношения с нефтяниками и газовиками?
- Сейчас нефтяники и газовики оставляют себе только производство, а социальную сферу отдают региональным и местным властям. Это большая для нас ответственность, но мы от нее не отказываемся.
Я давно уже являюсь руководителем Тюменской области и все годы стремился держаться на равном удалении от различных нефтяных компаний. Известно, что вокруг больших "нефтяных" денег порой творятся и грязные, и опасные дела. Так что не дай Бог губернатор стал бы лоббировать интересы какой-нибудь частной корпорации! Ни совесть, ни даже инстинкт самосохранения мне этого никогда не позволят. Задача администрации, не вмешиваясь в бизнес нефтяников и газовиков, обеспечивать за ними контроль: налоговый, природоохранный, контроль по поводу соблюдения трудового законодательства и т. д.
- Возвращаясь к вашей последней встрече с Путиным, хочу спросить: президент что-то сказал о предстоящих выборах губернатора Тюменской области?
- Он призвал нас не допускать, чтобы в ходе предвыборной кампании обливали грязью соперников, и пожелал успехов.
ДОСЬЕ
РОКЕЦКИЙ ЛЕОНИД ЮЛИАНОВИЧ
Губернатор Тюменской области, член президиума Госсовета, заместитель председателя Комитета Совета Федерации ФС РФ по бюджету, налоговой политике, финансовому, валютному и таможенному регулированию. 57 лет, родился на Украине, в крестьянской семье. После службы в армии поступил во Львовский политехнический институт. В 1966 году приехал в составе студенческого строительного отряда в Сургут, где встретил свою будущую жену Галину Рокецкую, коренную сибирячку, и куда переехал в 1970 году, после окончания института.
В 1970 -1988 - инженер, главный инженер, управляющий трестом "Сургутгазстрой" Тюменской области. Фактически Рокецкий был одним из главных строителей Сургута - самого крупного города в Ханты-Мансийском автономном округе. Награжден медалью "Заслуженный строитель Российской Федерации".
С 1981-го - заместитель председателя Сургутского горисполкома. С 1988-го - председатель Сургутского горисполкома. В мае 1990 стал первым председателем Тюменского облисполкома, избранным на альтернативной основе (при пяти кандидатах набрал в первом туре 52 процента голосов). С октября 1991 года - первый заместитель главы администрации Тюменской области. 20 февраля 1993 года Леонид Рокецкий указом президента РФ Бориса Ельцина назначен главой областной администрации.
12 декабря 1993-го был избран депутатом Совета Федерации от Тюменской области. С января 1996-го - член Совета Федерации по должности. 12 января 1997-го был избран главой администрации Тюменской области, получив 59 процентов голосов избирателей.
Имеет сына Андрея и дочь Анну. В свободное время увлеченно работает на приусадебном участке.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников