04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ В НАТО?

Григорьев Евгений
Опубликовано 01:01 07 Декабря 2001г.
Откровенно говоря, мы в России как-то отвыкли от "братств по оружию". Времена антигитлеровской коалиции скрылись в далеком тумане истории. Варшавский договор угас уже более десяти лет тому назад. Но на днях почти забытый язык неожиданно восстановил в отношении нас генеральный секретарь Организации Североатлантического союза Джордж Робертсон. "Россия и НАТО,- провозгласил он, - выступают плечом к плечу против терроризма, как братья по оружию".

Слышать это лестно, хотя предпочтительнее братство по разуму. Но куда денешься, если политики Запада наперебой обхаживают сейчас Россию, как невесту, предлагая ей разные варианты близости с их военно-политическим союзом. В последние дни после известной инициативы британского премьера Тони Блэра, предложившего создать новый Российско-Североатлантический совет, между Лондоном и Берлином даже возник ревнивый закулисный спор о том, кто первый сказал "А", имея в виду необходимость реконструкции отношений НАТО с Москвой. Сентябрьские события, во многом изменившие мир и вызвавшие к жизни антитеррористическую коалицию, придали серьезное ускорение этим дискуссиям.
Большинство наших граждан пока не очень-то жалуют НАТО. Отчасти, особенно среди старших поколений, сказывается влияние пропаганды советских времен. Отчасти Североатлантический блок "заслужил" негативно-сдержанное к себе отношение необъяснимым с точки зрения логики расширением к российским границам, не говоря уже о войне против Югославии. Да и опыт российско-натовских связей в рамках Основополагающего акта тоже не назовешь вдохновляющим. Но все это не меняет того факта, что и у России, и у Запада существует и в силу новых обстоятельств увеличивается объективная потребность в углублении сотрудничества и взаимодействия.
Ныне это открыто признается всеми "заинтересованными сторонами". Джордж Буш, обсуждая недавно с Владимиром Путиным будущее политических отношений России и НАТО, согласился с необходимостью поиска "механизмов совместного принятия решений". В этом суть и согласованных с Вашингтоном упомянутых инициатив Блэра. Понятно, что лидеры Запада не альтруисты. Как раз сейчас и им и НАТО более, чем когда-либо, нужна Россия, ее содействие, ее международный авторитет для успеха антитеррористического отпора. Но и НАТО на обозримое время такая данность, без которой нам не обойтись. Особенно когда дело идет об обеспечении безопасности в Европе как непременной предпосылке успешного решения наших внутренних проблем, реализации реформ, продвижения к стабильности и благополучию.
В отличие от даже самого широкого взаимодействия по многим азимутам, во вступлении в НАТО России никто не нуждается и такая цель не ставится. Для стран Североатлантического союза риск в подобной комбинации состоял бы уже в предоставлении гарантий безопасности наших дальневосточных границ. А России, вполне самодостаточной в обеспечении своей обороны, нет никакого резона терять общепризнанный статус авторитетной великой державы и переходить на положение "аспиранта" НАТО, подотчетного едва ли не во всех отношениях совету этого союза. На днях президент Путин в беседе с Робертсоном подчеркнул, что наша страна не стоит и не собирается вставать в очередь на вступление в НАТО. Этим он, с одной стороны, по-своему охладил пыл доморощенных атлантистов, а с другой - успокоил атлантистов западных, опасающихся, что НАТО+ Россия "перевернет" этот блок. Отсюда возникает более трезвая основа для поиска реально возможных сфер и условий сотрудничества.
Это непростая и требующая времени работа. Она не ограничивается рассмотрением идеи Российско-Североатлантического совета, в котором Москва имела бы право решающего голоса, причем в отдельных случаях даже относительно военных операций. Его прерогативы должны распространяться и на проблемы борьбы с международным терроризмом и нераспространение оружия массового уничтожения. Но в некоторых "пристрелочных" документах, имеющих хождение по кабинетам западных МИДов, предусматривается расширение сотрудничества также на вопросы разоружения, противоракетной обороны, организацию определенных военных акций, обмен разведданными и другой информацией, совместные исследования в области защиты от химического и бактериологического оружия...
Пока между самими западными сторонниками новаций нет полной договоренности относительно схем нового взаимодействия России и НАТО. Нам далеко не безразлично, как может выглядеть усовершенствованное партнерство, в какой мере будет учитывать национальные интересы России, сможет ли она и в какой мере реально, а не проформы ради участвовать в принятии решений. Но позиция России в отношении НАТО ясная и конструктивная. Она готова совершенствовать партнерство настолько далеко, насколько на это готовы члены Североатлантического союза. Остается проблема определения этой дистанции. Для ее выяснения и существуют встречи и переговоры, интенсивность которых заметно возросла. 7 декабря они будут продолжены в Брюсселе в кругу руководителей дипломатических ведомств 19 стран НАТО и их российского коллеги Игоря Иванова. Кто знает, может быть, наш министр привезет оттуда что-либо более конкретное?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников