06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОХОДЯ УБИЛИ

Смирнова Ирина
Опубликовано 01:01 07 Декабря 2005г.
Вечером 25-летний автослесарь Ефим Евсюков и его друг Илья Волынец в машине возвращались домой в центр Калининграда. Сидевший за рулем Евсюков по мобильному телефону позвонил жене: "Скоро буду!" Тут их и остановил инспектор дорожно-патрульной службы. По требованию милиционера Ефим пересел в машину ДПС: превышение скорости, надо оформить штраф.

И тут раздался роковой звонок на мобильный телефон Евсюкова. Ничего особенного, типичный для Калининграда случай: как раз в этот день у другого его приятеля угнали машину, и тот решил посоветоваться, как быть дальше.
Слышавший этот разговор автоинспектор оказался человеком бдительным. Он решил, что рядом с ним угонщик. По срочному вызову явилась опергруппа, на Ефима и Илью надели наручники и отправили в отдел внутренних дел Московского района. Там их встретили дежурный по отделу М. и начальник криминальной милиции, он же заместитель начальника отдела капитан милиции О. Илью отправили к бомжам в "обезьянник", а Ефима капитан милиции проводил в свой кабинет. Было около восьми вечера. Позже в милицейских протоколах появятся сведения о том, будто парней привезли в 22.30, что задержаны они были совсем в другом месте. И эти подлоги не случайны. Дело в том, что Евсюков страдал острой формой сахарного диабета, он делал себе уколы инсулина по строгой схеме не менее четырех раз в сутки. Пропуск хотя бы одного приема лекарства грозил серьезными осложнениями. Поэтому когда начальник криминальной милиции повел его в свой кабинет, Ефим попросил принести ему шприц с инсулином, оставшийся в машине. Да и бывшее при нем свидетельство об инвалидности второй группы ясно показывало, что парень нездоров. Но спасительного лекарства он так и не получил.
Спустя три часа, когда истек срок административного задержания, Илью выпустили. Евсюкова же оставили "до выяснения личности". Хотя чего выяснять - документы, в том числе и права, были при нем. Илья купил для друга продукты и снова напомнил стражам порядка, что Ефиму пора принять лекарство. Его выслушали, продукты приняли. Илья поехал домой, позвонил жене Ефима, сказав, что тот перезвонит, как только сможет. Ирина безрезультатно вызывала мужа по мобильному телефону всю ночь. Лишь в 7.30 утра ей сообщили из милиции, что Ефим задержан. Она примчалась туда на такси, принесла инсулин и продукты. Там же встретилась с Ильей, который в тревоге за друга метался вокруг райотдела.
Около 10 часов утра к ним вышла дознаватель и сообщила, что на Евсюкова будет заведено уголовное дело по факту незаконного хранения боеприпасов. Ирина поразилась: какие боеприпасы?!
А в милиции жизнь шла своим чередом, менялись дежурные, и когда близкие Евсюкова пытались объяснить уже новым оперативникам, что Ефим погибнет без диетического питания и инсулина, в ответ слышали одно: "Не беспокойтесь, знаем". Беспокойство росло.
Уже много позже, когда друзья и родные попытаются восстановить подлинную картину того, что происходило в эти часы с Ефимом, они найдут парнишку, который провел с ним ночь в камере. Несовершеннолетний сиделец рассказал, что молодой человек постоянно говорил об инсулине. Он убеждал, что тяжело болен диабетом, просил милиционеров позвонить домой, чтобы ему принесли лекарство. Однако на его просьбы никто не реагировал.
К утру Евсюкову стало плохо. Когда дознаватель допрашивала Ефима, он держался за голову, которая болела нестерпимо. Началась рвота. Но лишь во второй половине дня задержанному избрали меру пресечения - подписку о невыезде.
Когда около 19 часов Евсюкова вывели из участка, его уже рвало кровью. Осунувшийся, бледный, в состоянии, близком к коме, он еле выговорил: "Теперь я знаю, как подбрасывают "улики". Ирина повезла его в больницу. Там их встретил дежурный терапевт Лев Варшавский. Узнав, что тяжелобольного доставили из милиции, причем он жалуется не только на диабет, но и на побои, врач поставил диагноз - обострение гастрита. И отказался госпитализировать.
Что было делать? Ирина отвезла мужа домой, вводила ему инсулин, но это уже не помогало. Наутро она доставила Ефима в больницу города Светлого, к знакомому врачу. Уровень сахара в крови зашкаливал, Евсюкова срочно направили в реанимацию, где больной и умер.
Это было ровно два года назад.
С тех пор четверо фигурантов этой трагической истории - три милиционера и врач - последовательно уходят и фактически уже ушли от уголовной ответственности. Хотя проверка отдела собственной безопасности УВД подтвердила: да, Евсюкова задержали незаконно, а начальник криминальной милиции подкинул ему патроны, потребовав сознаться в угоне автомобиля. Больные с подобным диагнозом - легкая добыча для следователя, такие подозреваемые подписывают любые признания, лишь бы им дали вовремя уколоться. Так и Ефим подтвердил, что хранил патроны, которые впервые увидел в кабинете милицейского капитана. Но лекарства ему все равно не дали. Скорее всего, не по злобе, а так... Ну загнется в камере - и что? Отца у Ефима нет, мать - школьная учительница. По зубам ли ей тягаться с силовиками?
Эта нелепая и страшная история продолжается. Прокуроры раз за разом отзывают свои обвинения. В отношении врача с его удивительным диагнозом они вообще не усмотрели ничего криминального. Суд первой инстанции признал было милиционеров виновными и назначил им условное наказание. Но и этот приговор оспорен в областном суде. Заключение судмедэксперта о том, что смерть могла бы не наступить, если бы была оказана своевременная медицинская помощь, ни на кого не произвело впечатления. Офицер милиции М., во время дежурства которого Ефим провел ночь в камере, до сих пор убежден, что шприц с инсулином - удобный контейнер для перевозки наркотиков, а заболевание Евсюкова вызывает у него "глубокое сомнение". Не верит милиционер, что можно умереть от диабетической комы, и кассационная инстанция поддержала его требование пересмотреть условный приговор.
Начальника криминальной милиции, подбросившего Ефиму патроны, вообще судили за то, что он присвоил мобильный телефон погибшего. Других составов преступления не нашлось. На суде капитан милиции так и пояснил: мол, свой мобильный у него сломался, вот он и пользовался изъятым у Евсюкова. Ничего зазорного страж порядка в этом не видит. Решение суда об условном наказании он опротестовал, добиваясь полного оправдания. Об извинениях перед родными погибшего даже речь не заходит. Наоборот, бывший начальник криминальной милиции еще и угрожает. На суде крикнул адвокату потерпевшей: "Мы с тобой еще встретимся!" Сестра Ефима в шоке: "Что же, он теперь и нас будет преследовать?"
Второй год мать Евсюкова ездит из Немана в Калининград на судебные заседания, которые часто откладываются, переносятся. Понятное дело, поездки стоят денег, для учительского кошелька просто разорительных. Но Наталья Николаевна отказалась от истребования с милиционеров компенсации морального вреда:
- Мне не нужны их грязные деньги, - сказала она корреспонденту "Труда".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников