09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШТИРЛИЦ РОДОМ ИЗ ПЕНЬКОВА

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 08 Февраля 2003г.
Когда телесериал Татьяны Лиозновой "Семнадцать мгновений весны" только готовился к выходу на экраны, член Политбюро ЦК КПСС М. Суслов потребовал запретить картину на том основании, что в ней, дескать, "не показан подвиг советского народа в войне". На что председатель КГБ СССР Ю. Андропов парировал: "Весь советский народ не мог служить в аппарате Шелленберга". И фильм вышел. Его ошеломляющий успех у зрителей, наверное, был бы невозможен без блестящей игры Вячеслава Тихонова, которого с тех пор стали называть "Штирлицем"...

Однако у актера и кроме этой "звездной" роли было много прекрасных работ: Матвей Морозов в "Дело было в Пенькове", учитель Мельников в "Доживем до понедельника", солдат Стрельцов в "Они сражались за Родину", Иван Иванович в киноповести "Белый Бим Черное Ухо"... Мы попросили рассказать о знаменитом артисте не менее известных мастеров, в разные годы создававших вместе с ним славу отечественного кино.
Светлана ДРУЖИНИНА, актриса и режиссер, заслуженный деятель искусств РСФСР:
- С Вячеславом Тихоновым мы познакомились в 1957 году уже на пробах к фильму "Дело было в Пенькове", хотя во ВГИКе прошли одну "школу" у замечательных педагогов Бориса Бибикова и Ольги Пыжовой. Эти мастера дали "путевку в жизнь" многим известным актерам, в том числе и составившим костяк актерского ансамбля "Молодой гвардии" - фильма, в котором Тихонов впервые появился на экране.
Режиссер картины "Дело было в Пенькове" Станислав Ростоцкий долгое время не мог найти исполнителя на главную мужскую роль - тракториста Матвея Морозова. И к неудовольствию многих сделал на первый взгляд странный выбор, пригласив Тихонова. У Славы совсем не крестьянская внешность, и играл он до этого все больше щеголей офицеров или героических матросов. Но мы с Майей Менглет обрадовались, что у нас будет такой красивый партнер. Ведь и моя Лариса, и Майина Тоня по сюжету были влюблены в Матвея, и все действие фильма закручивается вокруг нашего любовного треугольника.
Натурные съемки проходили в деревне Кленково близ города Клина. Тихонов присоединился к съемочной группе, когда уже было отснято немало эпизодов. Его поселили в отдельной избе. Жили мы достаточно скромно, сами себе покупали продукты на небольшие "суточные". Тогда с актерами никто не церемонился так, как сейчас. Да и мы, молодые, не были избалованы ни деньгами, ни вниманием. Я сейчас не берусь утверждать, что Тихонов сам себе готовил или стирал, меня такие детали не интересовали. Но многие мужчины нашей группы могли сами о себе позаботиться. И Слава не был исключением. Он ведь вырос вовсе не в столичной привилегированной среде, а в простой семье из Павловского Посада.
В массовках с нами бок о бок снимались деревенские жители. И, наверное, не одно девичье сердечко начинало учащенно биться при появлении Вячеслава Тихонова, но он вел себя скромно и любовных романов не заводил. Жил один. И лишь время от времени к нему приезжала его тогдашняя жена Нонна Мордюкова, которая в те годы и сама много работала в кино. Впрочем, у нас совсем не оставалось ни времени, ни сил на деревенские гулянки. А Вячеслав, вытянув звездный билет, должен был доказывать, что в нем не ошиблись.
Когда я уже стала режиссером, то, конечно, про Вячеслава не забывала, но пока в моих фильмах не было подходящих для его дарования ролей. Однажды только понадобился его завораживающий голос. И в "Гардемаринах" Слава читает авторский текст за кадром.
Вадим ЮСОВ, кинооператор, народный артист РСФСР:
- Когда Сергей Бондарчук только приступал к работе над фильмом по роману Шолохова "Они сражались за Родину", то при выборе актеров советовался со мной. Но особых обсуждений кандидатуры Вячеслава Тихонова, который уже играл у Бондарчука в "Войне и мире", не было. Думаю, режиссер изначально запланировал его на роль Николая Стрельцова. С Вячеславом Васильевичем мы учились во ВГИКе в одно время и по годам были сверстниками, но я относился к нему как к мэтру.
Шел 1974 год. В те времена так жестко показать кровь и тяжесть войны могли себе позволить только Шолохов и Бондарчук. Пожалуй, больше никто не рискнул бы рассказать о тех "сражавшихся за Родину", кто больше верил в Бога и спасение души, чем в Сталина и социализм. Образ простого солдата Николая Стрельцова требовал от актера больших эмоциональных и физических усилий. Там был сложнейший эпизод "контузии", когда герой теряет слух, а из ушей идет кровь, потому что лопнули барабанные перепонки. Вячеслав Васильевич играл в этой сцене один, а рядом разрывались снаряды и стреляли из настоящего орудия, правда, только холостыми. Конечно, все было устроено так, чтобы, не дай бог, не навредить артисту, но и фальшивить мы не хотели. Эффект присутствия был сильным. Можете себе представить, как было сложно играть в такой обстановке. Но Тихонов со всеми поставленными задачами справился великолепно.
Съемки велись близ хутора Мелологовского и станицы Клецкая, где и проходили реальные бои, описанные Шолоховым. Мы жили на пришвартованном к берегу теплоходе. В картине вместе с такими известными актерами, как Василий Шукшин, Георгий Бурков, Юрий Никулин, Иван Лапиков снимались и менее именитые исполнители. Но на съемочной площадке все были равны. Неписаные законы актерского сообщества не позволяли кому-либо быть в привилегированном положении. И Тихонов с этим тезисом полностью соглашался. Он, тактичный и спокойный, на площадке никак себя не выпячивал, а сосредоточенно занимался своим делом. И отвлеченных разговоров во время съемок не любил.
А вообще актеры в группе пользовались большим уважением. Их старались не дергать по пустякам. Хотя мы все жутко уставали - наш рабочий день длился 12 часов. После пиротехнических ухищрений на съемках люди были настолько прокопчены дымом, что казались вышедшими из пекла. А поскольку народу в группе было больше ста человек, то у душевых кабин выстраивались очереди. Но все равно актеров старались пропускать вперед. И в столовой они могли сесть за любой понравившийся им стол.
В выходные дни Вячеслав Васильевич вместе с Шукшиным и Бурковым ездили за 20 километров к знакомому начальнику аэродрома, где смотрели по телевизору спортивные соревнования.
В самый разгар съемок мы побывали в гостях у Шолохова в станице Вешенской, которая была не так далеко от нас. Михаил Александрович принял наш десант радушно. Многие из нас видели живого классика впервые, а вот с Тихоновым, похоже, они были давними знакомцами. За обеденным столом быстро установилась непринужденная атмосфера. Говорили о жизни, о деревне, шутили. Помнится, каждый рассказывал Шолохову что-то о себе. Но, честно говоря, я мало прислушивался к беседе, потому что снимал кинорепортаж об этой встрече и был занят камерой.
А еще через несколько недель пришло сообщение, что Вячеславу Тихонову присвоено звание народного артиста СССР. Ради такого случая в нашем рабочем графике был объявлен праздничный день. В столовой теплохода накрыли столы, и гулянье растянулось на всю ночь. Когда под утро разливали чай, над Доном поднималось солнце. Вода и все пространство вокруг были пронизаны сияющими лучами. И все в нашей компании радовались этому свету как дети. Такими они и стоят в моих глазах.
Сергей УРСУЛЯК, режиссер:
- Сценарий моей картины "Сочинение ко Дню Победы" писался в 1993 году специально на Вячеслава Тихонова, Михаила Ульянова и Олега Ефремова - трех богатырей нашего кино. Но запустить проект удалось только спустя пять лет. Первым после долгих раздумий дал согласие Михаил Александрович, заметив при этом: "Не знаю, удастся ли вам уговорить остальных". Перед разговором с Вячеславом Васильевичем мне пришлось заручиться поддержкой Станислава Ростоцкого, которому сценарий понравился, и он по дружбе посоветовал актеру не отказываться сразу. А уже для Олега Николаевича согласие "Славы и Миши" стало мощным аргументом "за". У великих актеров в работе нет попутных соображений: либо им роль нравится и они на полную катушку включаются в игру, либо отказываются наотрез.
Все трое - одногодки и по возрасту вполне годились на роль ветеранов Великой Отечественной войны. Тихонову, по-моему, не хватило всего года, чтобы повоевать. В картине также снимались многие известные актеры разных поколений. И наши мэтры со всеми легко находили общий язык, как, например, сразу понимают друг друга хорошие музыканты разных национальностей. Помнится, на съемках Вячеслав Васильевич очень трогательно опекал молодую актрису Лику Нифонтову, советуя ей какие-то профессиональные вещи. Руководившего МХАТом Ефремова больше беспокоили вопросы режиссуры. А художественный руководитель Театра Вахтангова Ульянов - человек такого обаяния и товарищества, что само его появление на площадке изменяло весь мир вокруг.
Тихонов же в этом смысле человек гораздо более строгий и, как мне показалось, даже закрытый. Думаю, это удел почти каждого сугубо кинематографического артиста - быть одиночкой по натуре. Я боялся переступать некую невидимую грань субординации, прекрасно осознавая, что в коллекции режиссеров Тихонова нахожусь примерно под номером 188. Каждый раз, когда я произносил "мотор", то с ужасом осознавал, от каких великих мастеров экрана он слышал не раз эту команду.
Всякое мое предложение Вячеслав Васильевич вдумчиво "примерял на себя", часто предлагая что-то встречное. Великий артист в работе хорош еще и тем, что не разменивается по пустякам. Ему не нужно утверждать себя в глазах группы или стараться понравиться. Главное - не опустить некую высокую планку.
В одной очень сложной сцене у Вячеслава Васильевича был долгий "крупный план" - его лицо во весь экран - а в финале актер должен был заплакать. Многие исполнители владеют этим искусством. И у Тихонова потекли слезы из глаз. Но я сказал, что в данном случае это перебор, пусть будет только одна слезинка. Актер спросил, из какого глаза? Вопрос не принципиальный, но я ответил, что из левого. И в следующем дубле он пустил слезу именно из левого глаза. Вот это профессионализм...
К чести трех наших мэтров должен заметить, что они ни разу не дали повода подумать, что между их актерской и человеческой величинами есть зазор. Хотя люди они уже тогда были немолодые, но я не припомню ни одной отмены съемок по их вине. Не было даже естественных в их возрасте жалоб на плохое самочувствие. Однажды только Вячеслав Васильевич робко попросил отпустить его чуть пораньше, потому что очень хотел посмотреть какой-то важный футбольный матч. И я не решился ему отказать.
Сейчас я точно не скажу, снимался ли Тихонов после "Сочинения ко Дню Победы" еще у кого-либо. Но большая беда нашего кино - не использовать в полном объеме актерский потенциал такого мастера...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников