07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЗДЕМОНА НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Стародубец Анатолий
Опубликовано 01:01 08 Февраля 2007г.
Во Франции завершилась громкая судебная тяжба вокруг романа Виктора Гюго "Отверженные". В течение шести лет праправнук писателя, ювелир Пьер Гюго, через суд пытался запретить и изъять из продажи двухтомник "Отверженные-II", написанный журналистом Франсуа Сереза как продолжение знаменитого произведения.

Потомок классика утверждает, что в новоиспеченных романах Сереза "Козетта, или Время иллюзий" и "Мариус, или Беглец" беспардонно скопирован дух хрестоматийной вещи его прапрадеда. Довод, над которым только посмеялись бы акулы российского издательского бизнеса, французскому суду показался весьма существенным. Дело в том, что во Франции так называемые "моральные права" (в отличие от авторских, срок действия которых истекает через 70 лет после смерти создателя произведения) закреплены за наследниками навечно. Гюго-младший требовал выплатить ему 650 тысяч евро за моральный ущерб, обещая передать эти деньги на благотворительные цели.
"Издатели использовали имя Виктора Гюго в коммерческих целях, - настаивает истец. - Я не против адаптаций. Я видел 10 из 47 экранизаций - все они сняты с уважением к первоисточнику. А последний мюзикл "Notre-Dame de Paris", основанный на романе "Собор Парижской Богоматери", - просто великолепен. Но я не могу принять тексты, которые выдаются за "подлинное" продолжение. Это обезьянничество нарушает целостность шедевра. Оно не имеет отношение к литературе, это способ заработать деньги". И пока шло судебное разбирательство, оскорбленный наследник искал правду у чиновников французского минкульта, президента Ширака, дошел даже до Европарламента. Но все усилия оказались тщетными. Судьи встали на сторону Сереза, адвокаты которого утверждают, что "запрет на издание книг их подопечного нарушил бы принцип свободы слова". А также "отпугнул бы других художников, которые в поисках вдохновения желают обратиться к великим произведениям искусства". Впрочем, проигравшая сторона намерена подать на апелляцию.
Нужно заметить, что на Западе желающих черпать вдохновение в шедеврах мировой литературы - пруд пруди. Так, в начале XX века, еще при жизни Артура Конан Дойла, в свет выходили книги о придуманном им Шерлоке Холмсе, написанные разными литературными ремесленниками (российские борзописцы лукаво выдавали свои поделки за неизвестные переводы Дойла). В наше время за рубежом жесткие законы сильно препятствуют подобным поползновениям. Например, дописавшая знаменитую книгу "Унесенные ветром" Александра Рипли, чей роман "Скарлетт" стал в США бестселлером 1991 года, покупала право на продолжение у наследников Маргарет Митчелл, и даже согласовывала с ними сюжетные линии.
Помнится, в начале 90-х на книжных развалах в России призывно пестрели обложками всевозможные "Тайны Скарлетт О'Хара", "Ретт Батлер", "Мы зовем ее Скарлетт" (второе место по продажам в Москве в течение всего 1990 года), "Тайны Ретта Батлера", "Последняя любовь Скарлетт"... Автором большинства из них значилась некая Юлия Хилпатрик, о которой правообладатели Митчелл и слыхом не слыхивали. Как выяснилось позже, под этим псевдонимом скрывалось около 30 российских, украинских и белорусских "литературных рабов", перелицовывавших фабулу романа, полюбившегося миллионам читателей, или перемещавших его знаменитых героев в перетасованные сюжеты из успешных западных бестселлеров. Однако цепкая рука американского правосудия не смогла дотянуться до дикого книжного рынка России.
Опыт был успешно усвоен. Уже появилась новая русская версия "Госпожи Бовари" Флобера, где отравившуюся Эмму откачали, и она изменяет Шарлю с кем попало. Парадоксальным получилось продолжение "Опасных связей" Шодерло де Лакло, в котором стервозная г-жа де Мертей, покаявшись, выходит замуж, рожает и воспитывает семерых детей. В книгах Николая Харина "Снова три мушкетера" и "Д'Артаньян в Бастилии" поклонники героев Дюма с удивлением обнаружат своих любимцев в весьма плачевном положении: неистовый гасконец то в тюрьме, то на виселице, Арамис плетет заговоры, Атос спивается, а добряк Портос попал к жене "под каблук". В новом романе про Остапа Бендера по пути в вожделенный Рио-де-Жанейро великий комбинатор все-таки пересекает румынскую границу и начинает куролесить на Западе. Сейчас, говорят, кипит работа над стихотворным продолжением "Евгения Онегина", где пушкинский герой сожительствует с Татьяной, но спит и с Ольгой (очевидно, в память об убитом Ленском).
Критики уже вдоволь позубоскалили над двухтомником "Пьер и Наташа", рассказывающем о дальнейшей судьбе героев "Войны и мира". Наташа Ростова закрутила любовный роман с Пушкиным. Пьер Безухов с огорчения подался в декабристы и сидит в тюрьме. У Николая и Марьи пошли дети, один из которых родился 28 августа 1928 года и был назван Львом. Текст так лихо скроен и крепко сшит, что его удалось продать за 90 тысяч долларов наивным южнокорейцам под видом архивной находки продолжения знаменитой эпопеи. И смех, и грех.
Недавно студенты-острословы из КВН предложили издателям задуматься над следующими продолжениями классики: "Преступление и наказание" - "Раскольников - авторитет на зоне", "Отелло" - "Дездемона наносит ответный удар", "Мертвые души" - "Зомби не продаются!". Ох, боюсь, когда вышеперечисленные сиквелы появятся в магазинах, острякам будет не до смеха.
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
Лариса ВАСИЛЬЕВА, поэтесса, писательница ("Кремлевские жены", "Дети Кремля"):
- Двенадцать лет назад мы с моим другом прозаиком Александром Старостиным выпустили в свет продолжение "Войны и мира" под названием "Пьер и Наташа". Подписались общим псевдонимом Василий Старой. Когда эту работу нам предложило издательство "Вагриус", одним из основателей которого являлся мой муж, я вспомнила отрывок из письма Льва Николаевича: "Перечитывал рассказ Пушкина "Гости съехались на дачу" и так был поражен, что сел писать продолжение". Ну, думаю, если Толстой что-то дописывал, то тебе сам Бог велел. К тому же у меня к Льву Николаевичу свой счет - чисто женский. По-моему, он ничего не понимал в женщинах. Все его героини какие-то ненастоящие, ходульные, включая Анну Каренину. В общем, мы писали четыре года, получилось два тома, которые были изданы тиражом 25 тысяч экземпляров. Жаль, что издатели отказались финансировать дальнейший процесс, а ведь мы могли поведать еще много интересного о семье Безуховых-Ростовых...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников