10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ РАБОТАЕТ ЗАКОН - ОБРАЩАЮТСЯ В ОМОН

Емченко Федор
Опубликовано 01:01 08 Апреля 2000г.
На днях в Госдуме состоялись парламентские слушания на тему: "О применении силы против работников в конфликтных ситуациях при смене администрации предприятий".

За этой мудреной формулировкой скрыта актуальная в наши дни проблема: как обеспечить передел собственности в стране без кровопролития, с соблюдением принципов правового, социального государства. В том, что такой передел неизбежен, не сомневались, судя по всему, ни депутаты, ни приглашенные на слушание гости. Вопрос заключался в том, как при этом избежать острых социальных конфликтов, примирить законное право владельца частной собственности и право людей на труд. Конституция РФ, как известно, гарантирует и то, и другое. В жизни, однако, эти права зачастую входят в противоречие.
Основной докладчик - заместитель председателя думского Комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев главной причиной нынешних конфликтных ситуаций на предприятиях назвал ошибки, допущенные при приватизации, и равнодушие людей труда при первичном разделе общенародной собственности. Вывод, на мой взгляд, спорный. Необходимо учитывать, что всех нас в одночасье "обули" в ваучеры так называемые реформаторы. Но это вовсе не означает, что население безразлично относилось к тому, что происходило в стране. Все мы тогда жаждали перемен. Этим и воспользовались те, кто был при власти.
Первая бесконфликтная приватизация касалась практически бесхозного имущества. Все вокруг было "колхозное", а значит, ничье. Государственная собственность, что называется, "валялась под ногами". Кто мог поднять ее в первую очередь? Конечно же, изобретатели тех самых "вариантов приватизации", навязанных трудовым коллективам. Управленцы из них, естественно, были в большинстве своем никудышные. И вместо эффективной работы в новых условиях в стране началась массовая "растащиловка". Сегодня ситуация меняется. Красть беззастенчиво, без оглядки даже на несовершенное, "дырявое" законодательство становится опасным. Этап криминальных "разборок", в результате которых многие собственники оказались в луже крови у своих подъездов, надо надеяться, тоже подходит к концу.
Россия, по всей видимости, стоит на пороге нового масштабного передела собственности. На смену, по меткому шукшинскому выражению, "энергичным людям", управляющим "лакомыми кусочками", как правило, неумело, приходят новые хозяева. Среди них немало опытных, жестких, умных управленцев. Отобрать у них собственность будет так же трудно, как вытащить мясо из пасти голодного льва.
Вот почему события на Выборгском ЦБК, качканарском "Ванадии", Кузнецком металлургическом комбинате и ряде других предприятий вызвали обеспокоенность в обществе. Все они происходили с участием вооруженных людей. Но это, как полагают некоторые аналитики, только разминка. Основные "классовые битвы", считают они, - впереди.
Механизмов для переприватизации достаточно у власть имущих. Тех, кто не с властью, можно задавить налогами, подвести под банкротство. Ярким примером такой расправы с неуступчивыми управленцами являются события в Кузбассе - на КМК и Новокузнецком алюминиевом заводе.
- В нашей отрасли, - говорил, выступая на слушаниях, председатель горно-металлургического профсоюза Михаил Тарасенко, - особенно часто меняются владельцы предприятий. И это не случайно. Выпуск экспортной продукции, особенно после дефолта в августе 1998 года, дело весьма прибыльное. Отсюда и стремление прибрать к рукам такой надежный источник обогащения. Механизм отработан. В условиях всеобщих взаимных неплатежей очень легко организовать процедуру банкротства, ввести на предприятии внешнее управление, назначить на эту роль нужных людей. И на Ачинском глиноземном комбинате, и в Новокузнецке все происходило по единому сценарию. Причем в случае с КМК сценарий этот осуществлен был с особой жесткостью.
Два года назад Кузнецкий металлургический комбинат в полном смысле лежал на боку. Объем производства упал до рекордно низкого уровня. В июне 1998 года здесь было получено всего 52 тысячи тонн проката. В рабочем состоянии находились 3 из 10 мартеновских печей. Запасы сырья - угля, руды - не превышали суточной нормы. 32 тысячи рабочих и служащих комбината влачили жалкое существование. Люди по полгода не видели зарплаты. Одним словом, банкрот.
11 августа 1998 года на "умирающем" КМК решением Кемеровского арбитражного суда было введено внешнее управление. Оживить предприятие взялась Металлургическая инвестиционная компания (МИКОМ).
За неполный год объем производства здесь вырос в 4 раза. На комбинате и смежных производствах осуществлен большой объем восстановительных и ремонтных работ. Впервые начали выдавать металл все 10 мартеновских печей, налажены бесперебойные поставки сырья.
Решена была и проблема своевременной выплаты зарплаты работникам и погашения долгов по ней. Казалось бы, выход из тяжелейшего кризиса без особых социальных потрясений крупнейшего в области предприятия должен радовать администрацию во главе с губернатором. Ан, нет. Из кемеровских властных кабинетов все громче зазвучали обвинения в адрес новых управленцев. Их обвиняли даже в разграблении региона, махинациях, "подрывающих экономическую безопасность России". На комбинате не успевали принимать проверяющих из Генпрократуры, налоговой инспекции и полиции, арбитражного суда.
- Примечательно, что и губернатор, и другие работники областной администрации в то время, когда комбинат лежал на боку, никак на это не реагировали, - рассказывал во время слушаний председатель профкома Андрей Денякин. - О нас вспомнили тогда, когда дела пошли в гору...
Противостояние областной администрации и руководства КМК между тем все нарастало. 15 ноября на предприятии состоялся митинг, на котором было решено создать рабочую дружину для защиты комбината от неправомерных действий властей. На следующий день состоялась конференция трудового коллектива, на которой было сказано: "Трудовой коллектив КМК считает, что в случае противоправных действий и попыток силового захвата комбината рабочие смогут защитить родное предприятие".
Не смогли. Против них действовали не только силой, но и хитростью. Уже через 10 дней омоновцы оказались в здании заводоуправления. Дружинники, охранявшие его, были вытеснены на улицу. 15 человек из них были задержаны в милиции. Председатель профкома Андрей Денякин, по свидетельству очевидцев, был избит и увезен в неизвестном направлении. Пострадали от столкновения с ОМОНом еще два десятка рабочих.
Выступая в Госдуме, Андрей Денякин подчеркивал, что в процесс передела собственности сегодня активно включаются органы государственной власти, используя для этого вооруженных людей. Если руководство страны не остановит сейчас этот беспредел, то ситуация может окончательно выйти из-под контроля.
По его словам, в коллективе КМК уже раздаются призывы объявить забастовку, остановить производство. Лишь осознание того, что при этом завод окончательно погибнет, удерживает людей от рокового шага.
Чтобы как-то сгладить обстановку, депутаты городского собрания поручились перед кредиторами за 40 процентов долгов комбината. За всю остальную сумму поручился областной Совет. Если предприятие до 31 декабря не расплатится с кредиторами, то возвращать им долги будут из бюджетов города и области. Деньги большие, но, судя по всему, их не жалко - не из депутатского же они кармана.
Участники парламентских слушаний приняли рекомендации правительству и администрации президента, как обеспечить смену владельцев собственности, не выходя за рамки правового поля. По мнению участников дискуссии, ни один случай противоправных действий милиции, прокуратуры, органов местной власти не должен оставаться безнаказанным. К сожалению, событиям в Выборге, Качканаре, Кузбассе до сих пор не дано правовой оценки со стороны руководства страны, что может подтолкнуть к подобным действиям других "искателей" чужой собственности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников