09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕЛИСЕЕВ: ЧЕЛОВЕК И МАГАЗИН

Московский гастроном на Тверской улице, 14, знают под именем "Елисеевский", хотя вот уже почти 90 лет семейство знаменитого купца никакого отношения к магазину не имеет. Тем не менее на авторитете гастронома искрятся отблески славы его создателя Григория Григорьевича Елисеева.

ПОТОМОК САДОВНИКА
Историю рода купцов Елисеевых впервые описал Владимир Гиляровский в известной книге "Москва и москвичи". Их корни - на Ярославщине. Основатель династии Петр Елисеев был крепостным садовником у графа Шереметьева. Однажды зимой он вырастил клубнику и подал к столу, когда у графа гостили друзья. Шереметьев так расчувствовался, что дал Петру вольную и помог организовать дело в Петербурге - небольшую лавку по торговле вином и колониальными товарами. Сыновья крепостного садовника стали миллионерами, хозяевами самых крупных винных погребов в России (общей площадью более 5 квадратных километров). Но наивысшую славу торговому дому "Братья Елисеевы" принесла деятельность внука основателя династии Григория Григорьевича Елисеева.
Григорий Григорьевич возглавил фирму с 1896 года и начал вести дела с необыкновенным размахом. Многочисленные торговые заведения в Петербурге, Москве, Киеве и даже в Париже давали ежегодный чистый доход в 250 тысяч рублей. На выставке в Париже коллекция бордоских вин Елисеева была отмечена орденом Почетного легиона. В 1910 году Григорий Григорьевич был возведен в потомственное дворянство. Его многократно избирали депутатом Гордумы. Он был также генеральным консулом Дании в Петербурге, директором АО "Бавария", членом правления АО "Фрезе и Ко", членом-попечителем ряда учебных и лечебных учреждений.
ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ
Одно из самых любимых детищ Григория Григорьевича - магазин, который ныне называется "Елисеевский". У этого дома необычная история. Здание воздвиг в конце XVIII века знаменитый зодчий Матвей Казаков по заказу московской богачки Екатерины Козицкой. Трех-этажный особняк уцелел при пожаре Москвы 1812 года и через десять лет перешел к княгине Зинаиде Александровне Волконской, а здесь она устроила лучший московский салон литературы и искусств, где читали свои стихи Пушкин, Одоевский, Вяземский, Адам Мицкевич. Этот салон власти держали под подозрением - особенно после шумных проводов отсюда в 1826 году Марии Волконской, добровольно поехавшей вслед за мужем-декабристом в Сибирь.
В 1829 году Зинаида Волконская уехала в Италию, и в середине XIX века на первом этаже здания поселилась старая княгиня - дальняя родственница Волконской, а на чердаке обосновалась... разбойничья шайка. Ее главарем был княжеский кучер. Чтобы выжить суеверную хозяйку, по ночам он обряжался в простыню и бегал по дому, изображая привидение. И добился-таки того, что до полусмерти напуганная старушка покинула Москву. Полицейские устроили в особняке облаву и разогнали вертеп.
Долгое время особняк переходил из рук в руки, пока в 1898 году его не приобрел Григорий Григорьевич Елисеев. Три года он реконструировал здание. Открытие "Магазина Г.Г. Елисеева и погреба русских и иностранных вин" (так тогда назывался "Елисеевский") состоялось 23 января 1901 года.
В этот магазин не приходили - в него приезжали. С обеих сторон дома стояли собственные экипажи, один другого лучше. Швейцар в ливрее выносил пакеты за дамами в шиншиллах и соболях и кавалерами в бобрах.
О стиле деятельности купца Елисеева свидетельствуют такие факты.
Качеству товара придавалось едва ли не культовое значение. Например, покупатель получал яблоки без единого пятнышка на гладких бочках и виноградные грозди без единой мятой или гнилой ягодки: продавать мятые, гнилые или подмороженные овощи и фрукты считалось не только позором, но и преднамеренным причинением ущерба безупречному реноме торгового дома. За это могли в те времена и под суд отдать, не говоря уже об увольнении без рекомендательных писем. С теми, кто не дорожил репутацией фирмы и не желал нормально работать, Григорий Григорьевич обычно не церемонился.
Так же культово относились здесь и к правовой дисциплине. Например, по законам того времени входу в заведения, торгующие спиртным, предписывалось находиться на расстоянии не менее сорока двух сажен - примерно около ста метров - от входа в церковь, от магазина же Григория Григорьевича до ближайшего храма оказалось значительно ближе. Пришлось предпринимателю кое-что переделать: вывеску о продаже вин перенесли на другой угол дома, входящий в Козицкий переулок, а винный погреб получил отдельный вход и был отгорожен от магазина. Вот так купец-миллионер, один из первых богатейших людей в России, соблюдал установленные правила торговли. Кстати, все указанные изменения Елисеев произвел... за одну ночь!
СЧАСТЛИВЫЙ КРАХ
Когда "империя Елисеева" была на самом взлете, Григорий Григорьевич вдруг свернул коммерческую деятельность. Причиной этого стал любовный роман, который долгие годы находился в центре внимания петербургских и парижских сплетниц. 50-летний миллионер, имеющий жену и пятерых сыновей, влюбился в молоденькую купчиху, добился взаимности, бросил семью, дело и укатил с милой в Париж.
В прошлом году в Санкт-Петербурге на 92-м году жизни скончалась внучка Елисеева - Анастасия Григорьевна. На похороны прилетел ее сын Ярослав, который более 20 лет живет в США. Он и рассказал журналистам об этой трагически-романтической истории.
Влюбившись в жену купца Васильева, Григорий Григорьевич просил развода, предлагал любые отступные, но супруга Мария Андреевна, дочь крупного фабриканта - пивовара Дурдина, не соглашалась, и в октябре 1914 года покончила жизнь самоубийством. Спустя всего три недели после похорон Елисеев обвенчался со своей возлюбленной и навсегда уехал в Париж. После этого дети от Григория Григорьевича отвернулись: отказались от наследства, от дворянского титула, от дорогих апартаментов и не простили отца до конца жизни.Супруги похоронены на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в Париже.
У сыновей Елисеева, оставшихся в России, судьбы в основном трагические. Сын Григорий закончил Военно-медицинскую академию, работал хирургом. Его расстреляли в 1937-м. Петра выслали в Уфу и потом тоже расстреляли. Александр работал инженером в Ленинграде, скончался в начале 50-х. Николай, юрист по образованию, оказался во Франции. А Сергей, эмигрировавший в 1920 году в Японию, стал крупным специалистом по дальневосточным литературам, японскому и китайскому языкам (кстати, он был первым европейцем, принятым в Токийский университет). Сейчас в Париже живет его сын Вадим со своими детьми и внуками.
- В 1956 году советская инюрколлегия известила нас, что Григорий Григорьевич Елисеев умер, и после него остался капитал - немного в Америке, в Англии и во Франции, - рассказал Ярослав. - А поскольку Анастасия Григорьевна Елисеева является одной из наследниц, ей причитается несколько миллионов французских франков.
Хотя наша семья не отличалась особым достатком (мать актриса, всю блокаду в Ленинграде пережила, отец - врач), мама отказалась от наследства в пользу своих родственников во Франции. На это решение ей ответили, что, мол, в получении вашего наследства заинтересовано советское государство, поэтому для проведения дальнейших переговоров просим явиться в КГБ. Там ей предложили подписать какие-то бумаги, и мы в итоге получили 16 тысяч рублей. Родители купили на эти деньги машину "Победа".
"ГАСТРОНОМ N 1"
О судьбе "Елисеевского" после революции рассказал нынешний заместитель директора популярного столичного гастронома Михаил Агапов.
Осенью 1918 года массивные вывески магазина были сданы на лом по указу новых властей. К тому времени вся торговля в молодой республике советов перешла на карточки и "Елисеевский" опустел. Он ожил лишь при нэпе, в 1921 году. С той поры бывший магазин Елисеева, переменованный в "Гастроном N 1", вновь стал символом сытой и счастливой жизни.
В 1942 году его превратили в закрытый распределитель для городского начальства. В 1944 году там открылся первый в Москве коммерческий магазин, где без карточек за наличные продавали хлеб, водку, сахар и прочие дефициты. Торговала ими особая секция. Ее заведующий Ушаков, играя на недовесах и обсчетах, вскоре нажил 700 тысяч рублей (50 тысяч на нынешние деньги). Но его коммерцию быстро оборвал суровый приговор суда военного времени.
"Гастроном N 1" встал на ноги при директоре Юрии Соколове. Как его ни оценивай, это был незаурядный человек. Московский парень 1925 года рождения пошел на фронт добровольцем и вернулся кавалером восьми боевых наград. Без отрыва от баранки такси окончил Плехановский институт. В главный гастроном столицы он пришел в 1963 году, через девять лет стал его директором. Закупив уникальное финское оборудование, Соколов сократил складские потери до нуля. Прибылью от продуктов, сбереженных вопреки всем нормам "усушки" и "утруски", директор щедро делился с властями всех мастей, чьими заботами в "Гастрономе N 1" не переводились лучшие продукты.
Впрочем, кое-что оставалось и самому директору. Соколов был арестован Московским УКГБ в октябре 1982 года, изобличен следователями Генеральной прокуратуры СССР в присвоении 300 тысяч рублей и расстрелян в декабре 1984 года.
А потом началась перестройка. 90-летие магазина в 1991 году было отмечено самыми пустыми прилавками за всю его историю. А год спустя посетители поражались уже обилию товаров, а еще больше - их немыслимым рыночным ценам. Магазин стал акционерным обществом и вернул себе исконное имя - "Елисеевский".
Кстати, в начале XX века "Елисеевский" ежедневно посещали 400-500 покупателей, в 30-х годах - 12 тысяч, в 50-х - 60 тысяч, а сейчас - до 40 тысяч человек в день.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников