05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТУГОЙ УЗЕЛ

Писанов Владислав
Опубликовано 01:01 08 Апреля 2003г.
"Труд" уже рассказывал об этой парадоксальной ситуации: курганские хлеборобы отказываются выходить на посевную. Сегодня о положении дел в сельском хозяйстве и путях выхода из кризиса мы беседуем с весьма компетентным экспертом - депутатом Госдумы РФ, общественным руководителем предприятия "Макфа" Михаилом ЮРЕВИЧЕМ.

- Наши предприятия: элеваторы, зерносклады, хлебозаводы, макаронная фабрика расположены в Челябинской и Курганской областях, - рассказывает Михаил Валерьевич, - то есть в зоне рискованного земледелия. Риск не только в погодных условиях: то засуха, то переизбыток влаги. Главное - требуются дополнительные вложения в сельхозпроизводство. Нужны теплые помещения, мощная техника, современные удобрения и многое другое, в связи с тем же климатом и характером почв. Но приватизация, проведенная умышленно без толку, стимулировала разбазаривание основных фондов, оборотные средства растеклись по личным карманам. Многие руководители хозяйств просто разворовали колхозы и совхозы, развратили людей бездельем, споили. В чем-то их можно понять - они же "наемники", которых переизберут в любой день. То есть снова получилось: все кругом народное, все вокруг - ничье. Тут корень зла.
- Выходит, лозунг "землю - крестьянам" не верен? Крестьянин не способен накормить страну?
- Голыми руками никто не способен. Страну может накормить собственник, способный привлечь инвестиции. Но при этом нужна и выверенная, внятная аграрная политика правительства. Именно эти главные мысли лежали в основе документов, принятых в прошлом году Госдумой. В частности, Закон "Об обороте сельскохозяйственных земель" призван сформировать класс собственников, если хотите - современных помещиков. Не важно, будет это фермер или крупное предприятие.
- По вашему предприятию можно судить о том, как действуют принятые законы на практике?
- Да, мы создали в Мишкинском районе Курганской области на базе трех хозяйств одно сельхозпредприятие, стали его собственниками. Первое, что было сделано, - усиление контроля, ужесточение дисциплины. На элеваторах даже установили видеокамеры слежения, чтобы искоренить злоупотребления. Известно же, что имеют место махинации с пересортицей зерна, с завышением его классности и прочее. Я уж не говорю просто о расхитительстве. Это все пресекается жестко. Ведь если на нашем элеваторе обманут крестьянина, он нам больше свое зерно не повезет, а это - прямые убытки. И без того "Макфа" более чем на 90 процентов работает на краснодарской и казахстанской пшенице, а железнодорожный тариф влетает в крупную копеечку. Свое зерно выгоднее, но беда в том, что уральская и зауральская земли дают крайне мало продовольственной пшеницы, в основном это - фураж. Его тонна стоит 600 - 700 рублей, а продовольственной - до 3000 рублей. Во-первых, сами такие ценовые ножницы ненормальны - практика показывает, что разница не должна быть больше 20 - 30 процентов. Во-вторых, затраты на производство фактически одинаковы. Понятно, что крестьяне отказываются сеять себе в убыток.
- Но в Мишкинском районе, в отличие от соседей из Щучанского района, не поддержали идею отказа от посевной.
- Наше предприятие и еще одно предприятие местного крупного фермера - это почти 70 процентов посевных площадей района. На крайние меры здесь идти нет смысла, ведь мы закупаем технику, даем ГСМ, семена, выплачиваем зарплаты. Здесь все работает. Имея фураж и зерноотходы, начали заниматься животноводством, а получив мясо, создали перерабатывающее производство. Это позволяет держаться на плаву. Но не надо думать, что проблемы решаются коренным образом. Необходима, повторяю, четкая государственная агрополитика.
- Вы говорите о законах, списании долгов или иных мерах поддержки?
- Законы есть. Единственное, что депутаты еще могут сделать для крестьян в этом году, - увеличить бюджетную составляющую на зерновые интервенции. Остальное в руках правительства.
А долги надо списывать только те, в которых виновато само государство, местные власти. Скажем, существовало ненормальное положение, когда входящие на птицефабрику корма облагались 10-процентным НДС, а исходящее мясо птицы - 20-процентным. Этот диспаритет породил убытки, те самые долги, стимулированные бездумной налоговой политикой. Или, скажем, в 1997 году челябинский губернатор ввел ограничение по вывозу зерна из области. Понятно, цена на него в регионе упала. По моим подсчетам, наши крестьяне из-за этого потеряли 30 - 40 миллионов долларов. Кто им возместит ущерб? Наверное, справедливо, если за свои действия власть будет расплачиваться полновесным рублем.
- Вы упомянули о зерновых интервенциях. Способен ли такой "государственный закуп" исправить ситуацию?
- Не только способен - должен. Однако отличная идея, работающая во всем мире, у нас сразу выродилась в полумеру. Государство взялось скупать именно продовольственную пшеницу, которая и так имеет хороший сбыт, а у нас избыток пшеницы фуражной, которую просто некуда девать, и цена на нее крайне низка. Зерновая интервенция должна регулировать цены, стимулируя спрос, а не идти у него на поводу. К примеру, два года назад в стране как раз не хватало фуража, и будь он в государственных закромах, то пошел бы на рынок и также стабилизировал цены. К слову, фураж сегодня востребован во всем мире, а мы его гноим, закапываем в землю...
Государственный закуп должен строиться на научной основе, как это делается в развитых странах. Прогнозы погоды со спутника ложатся в основу расчетов будущей урожайности различных сортов зерновых культур. Дальше строится прогноз цен, а следом определяется направление интервенции, которая эти цены регулирует, не допуская убыточности в сельском хозяйстве. Мы пока идем как бы на ощупь, пренебрегая мировым опытом.
- Если на рынке так много фуража, то почему не наблюдается расцвета животноводства, птицеводства?
- А вот это вторая проблема, требующая правительственного участия. Не может сегодня наш обнищавший сельхозпроизводитель конкурировать с импортными курами, импортным мясом. В Австралии или Бразилии не нужны теплые коровники, трава на лугах там круглый год. Потому для защиты нашего внутреннего рынка необходимы более жесткие квоты, высокие таможенные тарифы на конкурентные виды продукции. Возможно, на какой-то срок (до трех - пяти лет) предоставить льготы на услуги естественных монополий, на банковские кредиты. Уверен, это даст мощный толчок развитию животноводства и птицеводства, что, в свою очередь, приведет к снижению цен на потребительском рынке. Массовое увеличение производства, помноженное на нашу дешевую рабочую силу, сделает российскую продукцию конкурентоспособной и на мировом рынке. Вот тогда нам не будут страшны ни "ножки Буша", ни бразильская свинина. Иначе нам не развязать узел деревенских проблем.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников