09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЕЗ ПРАВА НА ЖЕСТОКОСТЬ

Носкова Юлия
Опубликовано 01:01 08 Апреля 2004г.

Мне всегда казалось, что творчество не подразумевает ни запретных зон, ни охранительных

Мне всегда казалось, что творчество не подразумевает ни запретных зон, ни охранительных шлагбаумов, а единственным ограничителем для художника может быть только его совесть.
И вот случай с фильмом Мела Гибсона. Случай в чем-то уникальный, поскольку налицо и талант, и безусловная творческая смелость, и точное типажное совпадение актеров с библейскими персонажами. Хотя, понимаю: последнее звучит несколько странно - никто не представляет себе, как могли бы выглядеть Иисус, Понтий Пилат, Иуда, первосвященник Каифа и другие действующие лица этого самого известного в мировой истории сюжета. Но есть совпадение актеров с некими общепринятыми представлениями о том, как все они могли бы выглядеть...
И вот впервые, кажется, за много лет у меня возникает вопрос о праве художника на жестокость и садизм, с которыми в течение всей картины люди расправляются с другим человеком. Именно так: Гибсон показывает Христа не Богом, но прежде всего страдающим человеком. В этом, кажется, единственная относительно свежая художественная идея режиссера, и в этом же, считаю, его грандиозный просчет. Потому что страдания, когда их так много, доставляют боль только тому, кто является лицом страдательным. Наблюдатель, в роли которого оказывается любой зритель "Страстей Христовых", со-чувствует и со-переживает герою только в первые минуты. Истязание, причинение тяжких телесных увечий, убийство, наконец, - все это зрелища, обязательные в криминальной хронике, но никак не в произведении, претендующем на нравственное просвещение и очищение человечества.
И еще одно важное обстоятельство. "Страсти Христовы" являются неким богословским высказыванием, и при просмотре для всякого верующего человека именно вера будет определять оценку картины не как произведения художественного, но прежде всего как явления религиозного и потому "неприкасаемого". Но есть огромное множество атеистов, людей вполне достойных, хотя и не поддерживающих воцарившуюся в последние годы своего рода моду на церковность. Есть, наконец, люди другой веры. Для них "Страсти Христовы" - просто кино. Добротная, но чересчур жесткая иллюстрация к великому литературному произведению. И если несколько лет назад христианская церковь преследовала талантливый фильм Мартина Скорсезе "Последнее искушение Христа", то почему сегодня те, кто не попадает в число ее ревнителей, не имеют право возмутиться полуторачасовым садизмом и кровавым убийством, со смакованием и святым умилением воспроизведенным Мелом Гибсоном?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников