Ирина Коробьина: «Чтобы быть архитектором, надо быть оптимистом»

Государственный музей архитектуры имени Щусева обрел нового директора

Минкульт бросил на прорыв архитектора Ирину Коробьину. Новый директор МУАРа рассказала «Труду» о первоочередных задачах.

 — Много лет музей жил на территории Донского монастыря, но в начале 1990-х был вынужден переехать на Воздвиженку. Сегодня в музее нет постоянной экспозиции, его здания требуют реконструкции, а собрание — квадратных метров, которые так и не возместили после возвращения Донского монастыря церкви.

— Уникальность музея — в его фондах: они бесценные и лучшие в Европе, возможно, и в мире. Безусловно, мы будем строить в основном здании новую постоянную экспозицию, постараемся вернуть в музей научно-исследовательскую работу, которой он славился. Запланирована реконструкция музейного комплекса, а в главном доме — научная реставрация. МУАР должен стать музейным центром нового типа, центром архитектурной жизни. Надеюсь, долг за утраченные в 1990-х площади будет учтен при утверждении земельных владений музея. Очень благодарна бюро «МЕГАНОМ» и Союзу архитекторов России: они проанализировали территорию МУАРа на предмет оптимизации и использования имеющихся ресурсов музейного строительства. Есть шанс увеличить площади МУАРа вдвое!

— Есть ли шанс взять под крыло МУАРа еще какие-то столичные памятники?

— Было бы логично, если бы филиалом МУАРа стал дом Константина Мельникова — шедевр конструктивизма, ныне погибающий. Сын архитектора завещал музею свою коллекцию, но пока там слишком много нерешенных правовых вопросов. Музей Московского архитектурного института неоднократно выражал намерение более тесного сотрудничества с МУАРом. Что же касается Москвы в целом, она понесла много необратимых потерь. В большой степени утрачена неповторимая архитектурно-историческая среда. Всем внедрили в сознание, что культурная ценность — это отдельные объекты, но ведь главное в старом городе — его среда. Очень боюсь, что вследствие «реставрации по-московски» вылизанные здания-памятники будут стоять в чужеродном окружении. Всегда считалось, что Москва перемелет все. Однако с возникновением памятников-новоделов происходит подмена исторической правды.

— Часто приходится слышать, что новый Генплан Москвы будет катастрофой.

— Пройдя по городу, вы понимаете, что нет инструментов для реализации девиза первого Генплана: «Не навреди». Я — за мораторий на новое строительство хотя бы в пределах Садового кольца, чтобы сохранить то немногое, что осталось. Москва расширяется, и это тоже катастрофа: она ползет, как масляное пятно, и город окружен не природой, не лесами и реками, а такими же новыми районами, неотличимыми от города в пределах МКАД: Но, как сказал мне в свое время сэр Норман Фостер, чтобы быть архитектором, надо быть оптимистом. У нас позитивная профессия, мы смотрим в будущее.

Нужно ли тушить пожары в Сибири?