11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗНАМЯ, КОТОРОЕ ЧТИТ МИР

Завтра мы в 56-й раз отметим День Победы народов нашей страны и союзников над гитлеровским фашизмом. Это всегда живой, неидеологизированный праздник не только для тех, кто не жалел своих сил и самой жизни в боях за свободу Отчизны. Но и для сыновей, внуков, правнуков фронтовиков. Как бы ни хотелось кому-то сегодня видеть иное, все-таки большая часть потомков безвестных и знаменитых творцов той Победы держит равнение на их беспримерный подвиг.

И через 56 лет мы продолжаем искать и находить все новые свидетельства героизма защитников Отечества и Европы. Несмотря на провозглашенный десятилетия назад лозунг "Никто не забыт и ничто не забыто", по разным причинам (зачастую надуманным, идеологического свойства) немало еще подвигов остаются неизвестными. Вот и в этом номере "Труда" хотелось бы рассказать о двух полузабытых героях штурма рейхстага.
Любой школьник знает, что Знамя Победы над рейхстагом непосредственно (действуя, понятно, не в одиночку) водрузили 30 апреля 1945 года Михаил Егоров и Мелитон Кантария. Однако в центральной военной газете "Красная звезда" 3 мая 1945 года было опубликовано наивное, но искреннее стихотворение, в котором названа и другая фамилия:
Самсоновцы - наши герои,
Сломили твердыню рейхстага.
И поднял над нею Еремин
Полотнище алого стяга!..
Кто такой Еремин, о котором у нас почему-то так мало известно?
В 1966 году мне довелось беседовать с Героем Советского Союза Константином Яковлевичем Самсоновым (ныне покойным), командовавшим в мае 1945 года стрелковым батальоном, который первым ворвался в рейхстаг. Он рассказал, что действительно, вначале над главным входом рейхстага стяг подняли младший сержант Михаил Еремин и сержант Геннадий Савенко, а затем на купол алое знамя водрузили Михаил Егоров и Мелитон Кантария.
В 1966 году что-либо добавлять к официальной версии никто бы не позволил. Я записал рассказ Самсонова на магнитную ленту. А недавно встретился с бывшим сержантом из батальона Самсонова Александром Подсобляевым и бывшим лейтенантом из соседнего батальона Иваном Иванниковым, которые опять же напомнили о подвиге Еремина и Савенко. И я еще раз прокрутил давнюю запись:
"30 апреля мы вышли на Королевскую площадь. В 50 метрах видим - здание темно-коричневого цвета. Политработник говорит: "Это, наверное, рейхстаг".
Чтобы убедиться, решили захватить пленного. Приводят немецкого солдата. Я его спрашиваю: "Где рейхстаг?" - "Вот один, вот второй..."
"Он сам не знает", - говорит политработник. Я командую: "Захватить немецкого офицера". Приводят офицера. Спрашиваю: "Где рейхстаг?" Он отвечает, как и солдат. После этого я связываюсь с командиром дивизии Александром Ивановичем Негодой по радио и докладываю ему: "По показаниям пленных, оказывается, вроде бы два рейхстага. Как быть?"
Командир дивизии приказывает: "Сначала берите тот, который ближе, если окажется не тот, штурмуйте следующий". (Как позже выяснилось, "второй рейхстаг" оказался зданием технических служб имперского правительства).
Знамени Победы у нас в батальоне не было. Запрашиваю: "Знамени Победы нет. Что делать?" - "Группа со знаменем к вам пробивается. Берите рейхстаг".
Знамена Победы были учреждены военным советом нашей армии. Знамен было пять. Для их выдвижения сформировали специальные группы. Не дожидаясь, когда одна из них пробьется к нам, мы достали красного материала, сделали флаг и решили его водрузить над входом в рейхстаг. Собрали в подвале швейцарского посольства всех солдат батальона. Их осталось в живых около 300 человек. К ним я и обратился со словами: "Товарищи! Перед нами рейхстаг. Это то здание, в котором немецкое правительство подписывало приказы своим войскам против нашей любимой Родины. Нам выпала честь взять штурмом это здание и уничтожить фашистов, которые в нем находятся. Этим положить конец войне и фашизму на земле. Тот, кто пойдет в атаку с флагом, будет больше подвергаться риску. По нему сосредоточат огонь. Кто желает понести флаг?"
Подняли руки все. Тогда мы с заместителем по политчасти отобрали двух солдат: Михаила Еремина и Геннадия Савенко. Почему их? Младший сержант Еремин начал войну в октябре 1941 года и прошел ее до самого рейхстага. Неоднократно награжден. Савенко прибыл в нашу часть, когда мы освобождали Латвию, и дошел до рейхстага, тоже имел боевые награды. Был трижды ранен. Но строя не покидал, лечился при части. На флаге написали их имена: М.В.Еремин и Г.К.Савенко. Я вручил знамя Еремину, указал путь.
...Когда батальон прорвался к входу в рейхстаг, Савенко и Еремин закрепили флаг на фасаде бинтом, который Еремин сорвал со своей раненой головы. Однако командование по радио сообщило, что флаг плохо видно. Надо укрепить его на куполе рейхстага. Кругом все горело. От купола остался только скелет. С крыш соседних домов засевшие там гитлеровцы поливали свинцовым дождем каждого, кто пытался подняться на крышу. Но эта труднейшая задача вскоре была выполнена: Егоров и Кантария, поддержанные огнем нашего батальона, водрузили Знамя Победы над куполом рейхстага...".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников