08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОПАЛЕННЫЕ КРЫЛЬЯ

Турченко Сергей
Опубликовано 01:01 08 Мая 2001г.
Лишь через 55 лет после незаконных репрессий в отношении семи крупных специалистов военной авиации Главная военная прокуратура поставила последнюю точку в так называемом "деле авиаторов". Нашему корреспонденту удалось ознакомиться с некоторыми судебными и следственными документами.

ДОКЛАД АБАКУМОВА
В феврале 1946 года начальник главного управления контрразведки "Смерш" генерал-полковник Абакумов попросил у Сталина санкцию на арест главкома ВВС Новикова, наркома авиационной промышленности Шахурина, главного инженера ВВС Репина, члена военного совета ВВС Шиманова, начальника главного управления заказов ВВС Селезнева и начальников отделов управления кадров ЦК ВКП(б) Будникова и Григорьяна. Мотивировалось это тем, что на протяжении войны руководители авиапрома выпускали "сырую" продукцию и по сговору с командованием ВВС при молчаливом согласии курировавших поставки техники в ВВС работников ЦК партии протаскивали на вооружение Красной Армии бракованные самолеты. В результате с ноября 1942 по февраль 1946 года произошло более 45 тысяч невылетов самолетов на боевое задание, 756 аварий и 305 катастроф по причине неполадок матчасти.
Сталин к докладу Абакумова отнесся скептически. Он понимал, что война требовала массированных поставок техники на фронт и если бы руководители авиапрома и ВВС посмели "тянуть волынку", проводя все испытания и приемку машин исключительно по букве инструкций, то были бы расстреляны еще в 1942 году. А поскольку наша авиация сломала хребет "Люфтваффе", значит, большинство самолетов, поступивших в Красную Армию, были все-таки достаточно высокого качества. Поэтому Сталин потребовал от Абакумова перепроверить данные: нет ли натяжек, не желают ли выслужиться на громком деле некоторые работники "Смерш"?
Вскоре Абакумов предоставил более точные материалы. Например, по истребителю "Як-9у". После заводских испытаний опытного образца Шахурин ввел правительство в заблуждение, доложив, что самолет отработан. Но когда его запустили в серию, оказалось, что истребитель не набирает скорости, необходимой для боевого применения. Его крылья имели настолько низкую прочность, что, бывало, отваливались при полетных перегрузках.
В 1944 году Шиманов и Селезнев выезжали на завод, где представитель военной приемки забраковал около сотни самолетов "Як-9у". С ведома Новикова они распорядились продолжать выпуск "сырой" машины. В результате в части поступило около 4000 этих самолетов и более половины из них - с конструктивными недоделками. Будников и Григорьян знали о ситуации с "Як-9у", но не проинформировали об этом ЦК ВКП(б).
Аналогичное "покрывательство недостатков" люди Абакумова выявили и в отношении истребителя "Як-3". У 40 процентов этих самолетов, поступивших в ВВС, произошли аварии из-за задиров верхней обшивки крыла на больших скоростях. На самолетах "Ил-2", поступивших в ВВС в 1942-1943 годах, была также обнаружена непрочность обшивки крыльев. Кроме того, из-за нарушения технологии производства "давали слабину" стыковые узлы. Были случаи, когда у "Ил-2" в воздухе отваливались крылья и происходили катастрофы, сопровождавшиеся гибелью летчиков.
Ознакомившись с этими и другими материалами, Сталин санкционировал арест всех семерых "злоумышленников" и передачу дела в военную коллегию Верховного суда СССР...
"МЯГКИЙ" ПРИГОВОР
В ведомстве Абакумова, пожалуй, не было случая, чтобы кто-то из арестованных не признал своей "вины". Не стала исключением и группа Новикова. Вскоре "признательные показания" авиаторов легли на стол Сталина. Судя по всему, он в них не поверил. К тому же Новиков с 1942 года считался его любимцем - не зря он стал самым молодым маршалом в Красной Армии. Сталин потребовал от председателя военной коллегии Верховного суда Ульриха, чтобы наказание подсудимым было определено минимальное, - "учитывая их заслуги в войне".
10 и 11 мая 1946 года военная коллегия в закрытом судебном заседании рассмотрела дело по обвинению Шахурина, Репина, Селезнева, Новикова, Шиманова, Будникова, Григорьяна. Подсудимые, как водится, свою вину признали полностью или с некоторыми оговорками. Вот выдержки из выступлений в суде.
Шахурин: "Я совершил приписываемые мне преступления в погоне за выполнением плана и графика, в погоне за количественными данными. Имея сигналы с фронтов Отечественной войны о дефектности наших самолетов, я не ставил в известность председателя Государственного комитета обороны, и в этом самое мое тяжкое преступление".
Репин: "Фронт требовал самолетов, а дефекты устранялись на месте".
Шиманов: "Вместо того, чтобы доложить народному комиссару, что самолеты разваливаются в воздухе, мы сидели на совещаниях и писали графики устранения дефектов на самолетах. Новиков и Репин преследовали лиц, которые сигнализировали о том, что в армию поступают негодные самолеты. Так, например, пострадал полковник Кац".
Селезнев: "Масса моторов выходила из строя. Беру на себя вину, что военпреды сдавали в части формально "годные", а на самом деле дефектные самолеты".
Новиков: "Командовал ВВС с апреля 1942 года по март 1946 года. Порочная система приемки самолетов существовала до меня. На фронтах ощущался недостаток в самолетах, и это обстоятельство меня вынудило не реагировать на различного рода дефекты. К тому же я не инженер, в силу чего ряд технических вопросов я просто недоучитывал".
Григорьян: "Будучи заведующим отделом ЦК ВКП(б) по авиационному моторостроению, я знал, что бывший нарком авиационной промышленности Шахурин в погоне за количественными показателями выполнял планы выпуска авиационной техники, не обеспечивая ее надлежащего качества... Я виноват в том, что зная, что Шахурин выпускал и поставлял на вооружение ВВС бракованные самолеты и моторы, не принимал мер к пресечению этой деятельности".
Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Шахурина к семи годам, Репина к шести, Новикова к пяти, Шиманова к четырем, Селезнева к шести, Будникова и Григорьяна - к двум годам тюремного заключения.
Был наложен арест на имущество, принадлежащее осужденным. Гражданский иск к ним был определен в сумме более 500 тысяч рублей. По ходатайству военной коллегии президиум Верховного совета СССР 20 мая 1946 года лишил Шахурина, Репина, Новикова и Селезнева воинских званий. Осужденные были лишены правительственных наград.
В связи с "делом авиаторов" был освобожден от должности второго секретаря ЦК ВКП(б) Маленков и, оставаясь формально заместителем председателя Совета Министров СССР, направлен Сталиным в длительную командировку на периферию. Вторым секретарем ЦК ВКП(б) стал Жданов.
НЕ ВИНОВНЫ!
После смерти Сталина и ареста Абакумова военная коллегия Верховного суда СССР пересмотрела "дело авиаторов" и отменила приговор "за отсутствием состава преступления". Из материалов уголовного дела юристы сделали теперь противоположный вывод - обвиняемые свои служебные обязанности выполняли добросовестно, а производственные дефекты в обстановке спешки, ажиотажа, отсутствия необходимых технологических условий были неизбежны и не могут быть поставлены в вину руководителям авиапрома и ВВС.
Все семеро осужденных в 1953 году были освобождены из ГУЛага. Им возвратили награды и воинские звания. С должностями оказалось посложней - они уже были, естественно, заняты другими. Поэтому многих назначили с понижением: маршала Новикова, например, командующим дальней авиацией, а Шахурина - заместителем наркома авиапрома СССР.
Нынешнее решение Главной военной прокуратуры по "делу авиаторов" имеет важное значение для родственников потерпевших, которые теперь могут воспользоваться правами, предоставляемыми им законом РФ "О реабилитации жертв политических репрессий". Например, они могут требовать возвращения незаконно конфискованного имущества, в результате чего семьи пострадали не только морально, а и материально.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников