07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕРЕСАДКА ЖИЗНИ

Гематологический центр Главного военного клинического госпиталя имени Н. Н. Бурденко. За стеклянной стеной стерильного бокса - миловидная женщина лет тридцати. Мне только что объяснили: если она выйдет из бокса, то, скорее всего, погибнет в считанные дни от любой самой "безобидной" инфекции, которую мы с вами обычно просто не замечаем. У этой пациентки сейчас нет костного мозга - его уничтожили (вместе с клетками иммунной системы) мощными дозами специальных препаратов. Такая процедура - часть уникальной операции по пересадке костного мозга при диагнозе рассеянного склероза.

ИММУННАЯ СИСТЕМА МОЖЕТ СТАТЬ ТВОИМ ВРАГОМ
Этот страшный недуг относится к аутоиммунным заболеваниям. Их много (десятки), они разные, природа их до конца не разгадана, но суть в одном: под влиянием каких-то внешних факторов (вирус, сильный стресс, хроническое воспалительное заболевание, отравление организма) клетки иммунной системы "теряют разум". Вместо того чтобы защищать "хозяина" от всего чужеродного, они начинают нападать на свой собственный организм - врачи называют это явление аутоагрессией. Самое распространенное из таких заболеваний - ревматоидный артрит, когда разрушаются суставы. В случае рассеянного склероза иммунная система постепенно, годами "пожирает" миелин - ткань нервной системы. В результате импульсы от мозга не попадают в нужный участок тела - "провода перерезаны".
Как выглядит "картинка" болезни для самого пациента? Мрачно. С каждым месяцем и годом человек все больше теряет подвижность - и при этом точно знает: этот процесс остановить нельзя. На каком-то этапе болезни он может пройти без посторонней помощи от силы пятьсот метров, потом - двести, потом - сто метров с чьей-то помощью. Еще позже - утратит способность ходить вообще, потом - не сможет пользоваться руками, его надо кормить с ложки. Наконец, наступает момент, когда пациент лишен возможности есть и пить, потому что не может ничего проглотить. Мучительная агония длится много лет - и все это время человек сохраняет полную ясность ума. В течение многих десятилетий лечение таких больных сводилось к малоэффективным попыткам затормозить развитие болезни.
И вот в 1998 году у больных рассеянным склерозом появилась надежда: была проведена первая пересадка костного мозга. С тех пор в мире сделано около трехсот таких операций. Ни одного смертельного исхода не зафиксировано. У 70 процентов прооперированных наступает улучшение. Хотя врачи подчеркивают: речь идет не о полном излечении, а о том, чтобы остановить развитие болезни, сохранить больному возможность двигаться. В России пока сделано не более 10 - 15 пересадок. В Москве первые две операции проведены в госпитале имени Бурденко.
ОПЕРАЦИЯ ДЛИТСЯ МЕСЯЦ
- Решение о целесообразности пересадки принимает консилиум врачей - невропатологов и гематологов, - рассказывает начальник гематологического центра Олег Анатольевич РУКАВИЦЫН. - Определяются показания к операции и возможности ее выполнения. Эти пациенты наблюдаются невропатологом. Но наступает момент, когда возможности традиционной лекарственной терапии исчерпаны. Между врачом и пациентом возникает чувство безнадежности, тупика. Учтите при этом: рассеянным склерозом часто болеют совсем молодые люди, которые знают, что их неминуемо ждет полная неподвижность. На сегодняшний день пересадка костного мозга - единственная альтернатива.
- Расскажите коротко: как это происходит?
- Можно сказать, что операция проходит в три этапа и в целом длится около месяца. На первом этапе проводится мобилизация клеток крови. Пациента помещают в стерильный бокс. С помощью лекарств мы заставляем его костный мозг выбросить в кровь так называемые стволовые клетки. Специальный сложный аппарат (сепаратор) отбирает их. Клетки замораживаются и отправляются в хранилище, банк крови. Затем следует пауза, больного примерно на неделю отпускают отдохнуть.
- Второй этап - сама пересадка?
- Не сразу. Сначала мы должны уничтожить поврежденную иммунную систему - те клетки, которые превратились из защитников в агрессоров. Это называется кондиционированием. Две-три инъекции сильных препаратов примерно в течение недели разрушают всю систему кроветворения - иначе нельзя "обезвредить" агрессоров. И только потом мы вводим на освободившееся место заготовленные стволовые клетки. Из них в течение двух-трех недель образуется новая кроветворная система - и новый иммунитет, который уже не будет уничтожать нервные ткани. Пожалуй, это время - самое сложное и для пациента, и для врачей. Больной беззащитен перед внешним миром, иммунных клеток нет, вместо них - пустота. И любая пылинка становится смертельно опасной для пациента. Единственное спасение для него в эти дни - стерильный бокс, стерильные воздух, еда и питье. И антибиотики. Проходит неделя, две, три - и опасность резко уменьшается, "новобранцы" - вновь образованные клетки иммунной системы - начинают нести службу по охране организма от внешних врагов.
- Почему, как вам кажется, таких операций еще не делали, например, в Институте гематологии - ведь там собраны наши лучшие специалисты по болезням крови?
- Думаю, что наш "козырь" - многопрофильность госпиталя. Чтобы проводить такие операции, нужна совместная работа опытнейших невропатологов и гематологов, у нас есть и те, и другие.
Слушая объяснения врачей, неотступно думаю о том, что заставляет их брать на себя громадную ответственность за внедрение совсем нового метода лечения. Ведь такие операции в чем-то даже парадоксальны: в сущности, медики "имитируют" острую лучевую болезнь, сознательно убивают костный мозг. А потом "подсаживают" новый. Риск при этом неизбежен. Идет многодневное противоборство жизни и смерти.
ОБРЕЧЕННОСТЬ ОТМЕНЯЕТСЯ
Онкогематолог Алексей ФЕДОРОВ работает в гематологии много лет. А значит, ежедневно общается с больными, у которых тяжелые диагнозы, в том числе - разные виды рака крови. И смерть он видит почти каждый день, она всегда рядом - на расстоянии вытянутой руки.
- Скажите, Алексей Борисович, пациент представляет себе, что такое весь процесс пересадки, он идет на операцию осознанно?
- Только так. Любая пересадка костного мозга (не только при рассеянном склерозе) - это тяжелейшее испытание для организма, и вероятность летального исхода не исключена. Больной не просто знает об этом, он подписывает специальный документ - информированное согласие, где подробно описаны все детали операции.
- Пациентка, которую мы только что видели, совсем молода. Врачам пришлось убеждать ее согласиться на рискованную пересадку?
- Убеждать?! Вам трудно понять психологию человека с подобным диагнозом. Уже до операции она с трудом ходила и знала: ее ждут долгие годы при полной неподвижности. Для таких людей отчаяние - норма существования, в жизни почти не остается ничего, кроме отчаяния. А пересадка дает надежду...
- Вы как врач тоже рискуете. Вас это не останавливает?
- Когда лечишь людей со смертельными диагнозами, то любое твое решение, любое назначение лекарства - это риск. Так что ничего нового для меня тут нет. Я вижу шанс улучшить состояние больного и не должен его упустить - это моя работа. Кроме того, методиками таких трансплантаций владеют только онкогематологи, таких специалистов мало. Проще говоря, кроме нас, сделать это некому.
- Осуществлены лишь первые пересадки. Кому поможет информация о новой методике в лечении рассеянного склероза?
- В России такие операции пока единичны. Самая первая была проведена пять лет назад в Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга. Эту больную регулярно обследуют, ее состояние все время улучшается, болезнь отступила. И в целом методика уже доказала свою эффективность, мировой опыт это подтверждает. Мы хотим, чтобы о ней знали и врачи-невропатологи, у которых обычно наблюдаются больные рассеянным склерозом, и сами пациенты. Специалисты нашего госпиталя готовы бесплатно выполнить пересадку всем, кто имеет отношение к военному ведомству...
- Сколько пересадок может выполнить ваше отделение?
- До десяти в месяц. Это десять человек, к которым вернется надежда.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников