08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЛЬГА АРОСЕВА: "СТАЛИН ПОЗВАЛ МЕНЯ В КРЕМЛЬ ОТПРАЗДНОВАТЬ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ"

Славуцкий Александр
Статья «ОЛЬГА АРОСЕВА: "СТАЛИН ПОЗВАЛ МЕНЯ В КРЕМЛЬ ОТПРАЗДНОВАТЬ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ"»
из номера 082 за 08 Мая 2008г.
Опубликовано 01:01 08 Мая 2008г.
Народная артистка России, ведущая актриса Театра Сатиры Ольга Аросева сегодня снимается не так часто. В прошлом году вышел сериал "Путейцы". А вот в Театре Сатиры ее можно видеть регулярно, например в комедии "Как пришить старушку". Правда, встретиться и поговорить с Ольгой Аросевой оказалось возможно только на ее даче, в домике неподалеку от Внуково, поскольку Москву последние годы актриса не слишком жалует.

"В ГОРОДЕ Я УСТАЮ ОТ ГРЯЗНОГО ВОЗДУХА"
- Ольга Александровна, почему вы предпочитаете жить за городом?
- Здесь воздух чистый, и я хорошо себя чувствую. Когда я приезжаю в город, сразу устаю от атмосферы и грязного воздуха. У меня начинает болеть голова. Мне нравится выйти на крыльцо и увидеть деревья и цветы, а не кучу машин и вечно спешащих куда-то людей. К тому же у меня собака - леонбергер Патрик, которому тоже лучше живется за городом. Я цветы развожу и даже овощи выращиваю. Яблони вот сама посадила и радуюсь, когда они зацветают, а потом появляются душистые плоды. Разве может быть что-нибудь лучше такой жизни?
- Патрик - это настоящий друг. Как он у вас появился?
- Патрик живет у меня уже почти семь лет. Это был мой выбор. Здесь раньше жили соседи, и у них был огромный леонбергер Винсент -замечательный, добрый. И я тоже решила завести леонбергера. Соседи меня познакомили с заводчицей, продавшей им Винсента, и когда был хороший помет (отец моего Патрика - чемпион мира в этой породе), я с ней поехала в питомник. В картонной коробочке сидели щеночки, мне сразу понравился Патрик: у него голова была такая крупная, лоб крутой. Я говорю: "Вот второй слева". А она мне: "Ну это вы его выбрали, теперь надо, чтобы он вас выбрал". Я подошла к нему, и вдруг он вылез из коробки, пополз по мне, обнял меня лапками и посмотрел на меня своими щенячьими глазенками - я даже растерялась. Заводчица, увидев это, разрешила мне сразу забрать щенка с собой, несмотря на то что я приехала в питомник просто так и не взяла с собой денег. Я привезла его домой, под лестницей устроили ему вольер, и он там стал прыгать, играть в игрушки. А ночью Патрик вдруг заплакал: он был такой маленький, что не мог сам на кровать залезть. Я встала, взяла его на руки, так вот подняла, и он у меня в ногах заснул. И первое время так и спал у меня, а потом подрос, ему стало тесно, и он уже стал спать на своем месте.
- Рядом с такой внушительной собакой вы, наверное, чувствуете себя спокойнее?
- Очень хороший сторож: мимо проезжает машина, он уже начинает гавкать, но тем не менее он не злой - никогда никого не укусит. Леонбергеры вообще не кусаются: они опрокидывают человека и ложатся на него. Такие случаи у нас были. Например, зашли как-то к нам рабочие наниматься, так он одного повалил, лег на него и гавкает, зовет нас всех. А человек под ним вопит как резанный. С деревенскими собаками никаких дел у него нет. Только однажды, когда Патрик был маленький, мы вышли с ним за пределы участка. Несколько собак его окружили, он сжался, а я ему и говорю: "Патя, не бойся, ты здесь хозяин, ты леонбергер". Он тогда еще маленький был и вдруг впервые в жизни зарычал, да так страшно, что все собаки бросились врассыпную.
"ПРИШИТЬ СЕБЯ НЕ ДАМ, ЭТО ТОЧНО"
- Уже больше десяти лет вы играете в спектакле, который, по сути, является вашим бенефисом, "Как пришить старушку" Джона Патрика.
- Эту пьесу я выбрала сама, поскольку в ней рассказывается о том, как своим добром старушка обезоруживает людей, собиравшихся ее пришить. Она верит в человеческую природу людей. Мне близка такая позиция. Пересказывать сюжет комедии - занятие неблагодарное, замечу лишь: моя героиня побеждает задумавших убийство молодых людей не хитростью, а добротой. Сейчас вокруг столько злости, нетерпимости, но, оказывается, и нормальные человеческие чувства не умерли. Их на время заслонил поток хлынувшей изо всех щелей грязи.
- Как вам кажется, вы похожи со своей героиней - Памелой Кронки?
- Конечно, я хотела бы походить на нее, но так это или не так, судить не мне. По крайней мере пришить себя не дам, это точно.
- Как раз во время этого спектакля однажды случился эпизод, эту идею подтверждающий.
- Там должна крыша упасть, и я из люка должна вылезти. Крыша сделана в виде черепицы из мягкого материала. И наверху рабочие сцены не закрепили лесенку. А я должна выползти на середину сцены и произнести финальный монолог. Я же не могу ногами пойти, крыша же провалится. Но я училась в цирковом училище и поэтому сообразила: легла поперек и скатилась. Скатилась, вышла на эту точку, сказала монолог, дали занавес. Я развернулась, уже была готова выдать полный набор всех слов, украшающих русский язык. Но тут увидела, что все рабочие стоят на коленях. "Простите, - говорят, - но вы так красиво скатились. Мы просто не знали, что сейчас будет, как вы так перевернулись?" Ну что тут было сказать.
- А как вы попали в цирковое училище?
- У меня не было среднего образования к началу войны, и поэтому я поступила в цирковое училище. Занимались и акробатикой, и эквилибристикой, и жонглированием, и клоунадой, и всем чем хотите. Цирк я очень любила. И сейчас люблю. Меня завораживает запах опилок, громкая бравурная музыка.
- В Московском театре Сатиры, если не ошибаюсь, вы работаете уже более полувека.
- Да, а если быть точной - 57 лет. Поступила я туда в 1950 году, театр тогда располагался на площади Маяковского, где потом был "Современник". Здание было очень маленьким, в гримерках даже окон не было. У нас собралась труппа замечательных актеров, каждый из которых сам по себе был величиной. Валентин Плучек сначала пришел в театр как режиссер, а уже потом стал художественным руководителем нашего театра. У меня были разные периоды в театре, не только хорошие. Когда произошла ссора с Плучеком, я мало играла, а премьерами и вовсе не была избалована. Но я не жалуюсь и считаю, что моя жизнь сложилась хорошо, потому что Театр Сатиры был моим призванием. Мне свойственен комедийный жанр, и я в этом жанре работаю до сих пор. Театр много раз резко менялся и внешне, и внутренне. Менялись темы спектаклей, поскольку менялась сама страна, а значит, изменялся и юмор. Сегодня Театром Сатиры руководит Александр Анатольевич Ширвиндт. Я считаю, что он очень подходит нашему театру по своему собственному мироощущению. Этот человек соткан из самоиронии, из насмешки. Он открыт для новых авторов, которые могут показать современную жизнь. Интересно наблюдать и за изменениями актерского состава. Моего поколения уже почти не осталось, пришло много талантливых молодых актеров.
"Я НАЧИНАЮ ОЩУЩАТЬ СЕБЯ ПОНОМАРЕМ"
- Не могу не спросить вас про Андрея Миронова. Каким он вам запомнился?
- Андрей Миронов был очень благополучным и обеспеченным человеком, очень популярным, много снимался в кино, но его отношение к театру всегда было особым, трепетным. Несмотря на свою звездность, Андрей был настоящим трудягой, с утра до ночи мог репетировать один эпизод. Это сейчас на первом месте стоят телевидение и сериалы, а уже потом театр.
- Как к нему относились в театре?
- Его любили, потому что он был предан своей работе. Конечно, Миронов - это явление отдельное. Незаменимых нет, но что касается актеров - это неправда. Есть незаменимые. Есть отдельные индивидуальности - Миронов, Папанов, - которых заменить некем. Были спектакли, построенные на них: "Вишневый сад" - Лопахин и Гаев, "Горе от ума" - Фамусов и Чацкий, "Ревизор" - Городничий и Хлестаков. Эти спектакли, конечно, ушли. Такой звезды, как Миронов, не возникло.
- Вы играли вместе с Андреем Мироновым в его последнем спектакле "Женитьба Фигаро".
- Уход Миронова из жизни - трагический. Он умер на сцене у нас на руках. Я играла Марселину, его мать. Вдруг Андрей стал плохо говорить, цепляться за декорации, падать. Ему было только сорок шесть, это случилось в расцвете его жизненных сил и блеске славы. Андрей умер красиво. Рано, конечно, но красиво.
- У вас в жизни было множество удивительных встреч. Например, вам посчастливилось общаться с двумя гениальными женщинами - Фаиной Раневской и Анной Ахматовой.
- Последнее время меня достают такими вопросами: расскажите о Вицине, Никулине, Смоктуновском - я начинаю ощущать себя каким-то пономарем, который поминает всех усопших. Ну раз уж вы спрашиваете, расскажу. Фаину Георгиевну я знала с детских лет. Она была знакома с моей мамой и знала, что я и моя сестра Лена учимся в театральной школе. Даже приходила к нам на выпускные курсовые работы. Нам это страшно льстило. И потом она как-то захаживала, следила. Например, в последнее время она работала в Театре Моссовета, а я в Театре Сатиры. Нас объединял сад. Я стеснялась курить в театре и выбегала туда, чтобы никто не видел. И вот один раз стою, курю и вижу: идет Фаина и тоже курит. Она мне говорит: "Все куришь?" Я говорю: "Фаина Георгиевна, ладно я курю, а вот вы... Вы много курите?" Она отвечает: "Как, Леля, тебе сказать? Когда я чищу зубы здесь, я сигарету переставляю сюда, а когда здесь, то сюда. Я не знаю, много это или мало?" Она была добрейший и удивительный человек. Когда у Акимова я начинала свою творческую жизнь в Ленинграде, Раневская снималась в "Золушке", жила в "Астории", и однажды при мне к ней пришла женщина и говорит: "Фаечка, мы с вами учились в гимназии". И показала фотографию, на которой действительно Раневскую можно узнать. Дело было зимой, она пришла без пальто. Женщина говорит: "У меня нет пальто". И Фаина Георгиевна сказала: "Боже мой, возьмите мою шубу". Та надела шубу и ушла. Я сказала: "Фаина Георгиевна, вы что, с ума сошли? А в чем вы поедете в Москву?" Она ответила: "У меня халат очень теплый".
- С Ахматовой она вас познакомила?
- Да, в той же "Астории" однажды я застала у нее в гостях Анну Андреевну Ахматову. И Раневская мне говорит: "Леля, вот Анна Андреевна. Вы знаете ее, да?" Я говорю: "Да, конечно!" "Прочтите стихи, будете потом всем говорить, что вы читали стихи самой Ахматовой". Я от робости, не могу понять до сих пор от чего, стала читать "Ты жива еще, моя старушка... Жив и я, привет тебе, привет". Наступила дикая пауза. И я остановилась. И Фаина только сказала: "А у нее мама по-французски говорит..." То есть вроде я из интеллигентной семьи и не обращайте внимания.
"СТАЛИН ПОДАРИЛ МНЕ БУКЕТ ЦВЕТОВ"
- Вы родились в один день со Сталиным и однажды даже пришли в Кремль, чтобы отметить день рождения вместе. Откуда столько отваги?
- Я была совсем маленькая - лет 12. И тогда я не знала, что он тиран. Человек пригласил на день рождения, вот я и пошла. Мой отец чуть с ума не сошел, когда узнал, что я туда ходила и никого об этом не предупредила.
- Сталин пригласил вас сам?
- Да, еще летом. Дело происходило на авиационном параде в Тушино, куда отец взял нас с сестрой. Я сразу узнала некоторых взрослых из товарищей папы: рядом стояли Ворошилов, Каганович, Андреев. За спинами взрослых мне не было видно, что происходило на поле. И вдруг слышу голос с сильным кавказским акцентом: "Что же это вы, такие большие, встали и не даете маленьким девочкам посмотреть? Это дочки Аросева?" Люди расступились, а к нам шел невысокий мужчина в солдатской шинели и фуражке, это и был Сталин. Он взял меня и сестру за руки и провел в первый ряд. Сталин много шутил с нами, потом подарил мне букет цветов, который ему вручила парашютистка. У Сталина, видимо, в тот день было хорошее настроение: он охотно разговаривал, называл меня, девятилетнюю девочку, на "вы", а в довершение этого, узнав, что я родилась 21 декабря, сказал, что у нас с ним день рождения в один день, и предложил отпраздновать вместе.
- Что же было дальше?
- Человек пригласил на день рождения, и у меня не было никаких сомнений, что надо пойти к нему в гости. 21 декабря, никому не сказав ни слова, я купила красивый цветок в горшке, эффектно его упаковала и отправилась в Кремль. У ворот меня, естественно, остановила охрана и на мои объяснения, что я пришла к Иосифу Виссарионовичу, страшно переполошилась, начала куда-то звонить. Потом с улыбкой мне объяснили, что товарищ Сталин очень занят и не может встретиться со мной, но подарок они ему передадут. Когда вечером мой отец узнал, куда я ходила, он чуть не сошел с ума от ужаса.
- Зато другой советский лидер - Брежнев - был вашим поклонником, рассказывают, что он благоволил к "Кабачку 13 стульев".
- Да, он даже дал указание руководству телевидения не лезть в эту передачу. Как-то я простудилась и пропустила несколько съемок "Кабачка". Так Брежнев даже звонил Лапину: "Где пани Моника? Мы очень волнуемся".
- Роль пани Моники стала частью вашего образа. Как вы считаете, в нашем сегодняшнем дне она смогла бы найти себе место?
- Думаю, постаралась бы. Ведь она везде своя - легкомысленная, взбалмошная и добрая. Таких бестолковых и энергичных женщин, которые всюду суют свой нос, у нас хватает. Это вечный образ. Эта роль кормила меня, когда я сидела без работы и ездила с концертами по провинции. Причем люди воспринимали передачу как реальную жизнь, и для нас, если хотите, это была высшая оценка. Например, в одном из сюжетов моя героиня раздумывала, куда бы ей поехать отдыхать. И вскоре на адрес передачи пришло письмо: "Пани Моника! Приезжайте к нам в Геленджик, мы вам предоставим номер в санатории". Пани Монику всегда пропускали без очереди, перед ней открывались любые двери. Я никогда не была ханжой, и мне нравится, когда на улице меня узнают.
- Вы производите впечатление человека жизнерадостного.
- Меня так в детстве воспитывали, да и от Бога я, видимо, получила веселый нрав. Конечно, и сама стараюсь не унывать. Пессимистом быть очень невыгодно. Есть такая пословица: "Пессимист страдает дважды. Первый раз - когда ожидает плохое событие и второй - когда оно случается". Полностью с этим согласна. Да и потом, надо самому учиться радоваться жизни и получать от каждого мгновения удовольствие. Вкусно покушал, приятно пообщался с другом или хорошо сложился рабочий день - радуйся. Жизнь состоит из мелочей, вот им-то и надо радоваться. Нельзя завидовать успеху других. На зависть ты потратишь свое здоровье и время, а на свои успехи душевных сил уже не останется.
НАШЕ ДОСЬЕ
Ольга Александровна Аросева родилась 21 декабря 1925 года в семье дипломата Александра Яковлевича Аросева и потомственной дворянки Ольги Вячеславовны Гоппен. Первые годы ее называли Варварой, но спустя три года мать настояла, чтобы девочке дали имя Ольга. Вскоре родители разошлись, и все три сестры - Ольга, Наталья и Елена - остались жить с отцом. Их детство прошло во Франции, но в 1937 году отца репрессировали, и девочки вернулись к матери. Ольга поступила в цирковое училище, потом в театральное. Но окончить его не успела - была принята в труппу Ленинградского театра комедии. В 1950 году переехала в Москву. Играет в Театре Сатиры. Была четыре раза официально замужем.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников