04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДУЭЛЬ НА ПАРКЕТЕ

Третьяков Юрий
Опубликовано 01:01 08 Июня 2005г.
Крупный скандал разгорелся на этих днях в российской военной верхушке. Это второе резкое выяснение отношений между ключевыми фигурами в силовых структурах после памятного конфликта бывшего начальника Генштаба Анатолия Квашнина с главой военного ведомства Сергеем Ивановым. Тогда пресса, общественность, скорее, поддержали министра... На сей раз министр обороны России и главный военный прокурор генерал-полковник юстиции Александр Савенков разошлись и в своих оценках уровня правопорядка в армии, и в подходах к некоторым острым ситуациям.

Александр Савенков еще 24 мая на пресс-конференции весьма резко отозвался о состоянии дисциплины в армии и на флоте. В войсках продолжается рост преступности. В первые четыре месяца нынешнего года тенденцию тоже переломить не удалось. У главного военного прокурора были, так сказать, "козыри" на руках. Коэффициент преступности (это количество преступлений на 100 тысяч человек) сейчас составляет в армии 141,9, хотя еще несколько лет назад этот показатель не превышал 100. Тревожит военную юстицию и то, что растет преступность в офицерской среде. Только в прошлом году за различные воинские правонарушения было осуждено более 1400 офицеров. Причем почти половина - старшие офицеры. И грешат они большей частью хищением того, что плохо лежит. За эти дела 47 командиров частей и подразделений сели за год на скамью подсудимых. Всего же в 2004-м Главная военная прокуратура закончила расследовать более 15 тысяч преступлений. В 2002 году их было 12 тысяч.
Статистика, конечно, печальная. Только керосина в прошлом году, по словам Александра Савенкова, украли столько, что на нем целых 12 месяцев по полной программе мог бы летать развернутый авиаполк. Не намного отстали от снабженцев и военные финансисты. Лишь за махинации с выплатой "боевых" участникам контртеррористической операции в Чечне на скамье подсудимых оказались семь начальников финансовых служб частей, каждый из которых украл от 100 до 800 тысяч рублей. По мнению руководства ГВП, размаху воровства во многом способствует отсутствие четко организованной системы ведомственного контроля в армии.
Столь резкие оценки состояния дисциплины вызвали, видимо, некоторое замешательство в военном ведомстве. И только позавчера, во время визита в Северную Пальмиру, глава Минобороны Сергей Иванов дал отповедь главному военному прокурору. По его данным, не так уж все в армии плохо. Например, за четыре первых месяца нынешнего года количество погибших военнослужащих снизилось почти на треть. И хотя небоевые потери в прошлом году составили почти целый полк, это все же ровно на 300 человек меньше, чем в 2000 году.
Решительно не согласился глава военного ведомства и с критикой внутриведомственной системы контроля за соблюдением в войсках законности. По его словам, почти все случаи хищений имущества и денег в армии вскрываются собственными силами, в том числе с помощью военной контрразведки. И даже керосин, оказывается, крадут не в тех масштабах: его, сворованного, хватило бы для авиаполка немногим более чем на полгода...
Глава военного ведомства прямо упрекнул и систему прокурорского надзора в армии. По его данным, многие правонарушения, о которых Минобороны по собственной воле информирует военную юстицию, вообще ею не расследуются и до суда не доводятся. "К началу 2005 года на долю следственных и судебных органов приходилось 64 процента выявленного объема причиненного ущерба, по которому не принято никаких решений", - заявил С. Иванов. Парировал он и реплику военного прокурора о том, что именно расхлябанность и безответственность командиров приводят зачастую к непоправимым трагедиям в войсках. На фоне тех цифр, которые привел министр, он счел вообще неуместным говорить о "пассивности" офицерского корпуса и его нежелании поддерживать правопорядок в армии.
Заочная дуэль двух высокопоставленных военных руководителей содержала и другие взаимные упреки. Например, ГВП считает, что главной причиной самоубийств в армии является дедовщина, масштабы которой за последние два года выросли на четверть. А глава Минобороны, не отрицая крайней остроты этой проблемы, утверждает, что количество посягательств на жизнь и здоровье военнослужащих со стороны сослуживцев в этом году снизилось почти на 10 процентов. Не сошлись они и в оценке эффективности перехода на контрактную систему комплектования армии. По данным ГВП, только в Псковской воздушно-десантной дивизии, которая первой перешла на контрактную основу, каждый третий контракт был расторгнут. Причина - крайне низкие моральные качества волонтеров, в чем в первую очередь виноваты военкоматы с их несовершенной системой отбора. Александр Савенков привел такую цифру: на каждого офицера военкомата приходится всего девять призывников и предложил подумать, не стоит ли здесь поискать резервы для сокращения армии. Но Сергей Иванов горой встал за военкоматы.
Ни в Минобороны, ни в ГВП подоплеку такой публичной пикировки, разумеется, не раскрывают. Оба по-своему правы и оба, в сущности, озабочены одним и тем же - низким уровнем правопорядка в армии. И если бы Минобороны и Главная военная прокуратура, которая в значительной степени от него независима, сложили свои усилия на ниве борьбы с армейским беспределом вместо того чтобы на публике выяснять отношения, - может быть, в войсках порядка стало бы чуть побольше?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников