04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЗОРВАТЬ ВЛАДИКАВКАЗ ЗА 2000 ДОЛЛАРОВ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 08 Июля 2000г.
Во Владикавказе идет суд над двумя чеченскими террористами, готовившими мощный взрыв на самом многолюдном рынке осетинской столицы "Фаллой". По замыслу бандитов, новое преступление должно было по масштабу превзойти взрыв на Центральном рынке Владикавказа, прогремевший более года назад и унесший жизни 54 ни в чем не повинных мирных граждан. Однако страшная акция была предотвращена - на пути негодяев встали сотрудники правоохранительных органов.

ОНИ СМЕНИЛИ ИМЕНА
При всем кажущемся различии история нравственного падения этих двух русских парней сходна. Один из них, 22-летний Николай Епрынцев, был, как говорится, вполне благополучен. Семья его проживает в Зеленчукском районе Карачаево-Черкесии, сам он готовился стать учителем, заканчивал третий курс физико-математического факультета Карачаево-Черкесского педагогического университета.
Из показаний Арсения Болурова, однокурсника Епрынцева: Отношения с сокурсниками у Николая были хорошие. Он был способным студентом, получая повышенную стипендию, ни с кем не конфликтовал. В середине апреля 1999 года куда-то исчез, и никто не знал, где он находится.
Из показаний матери обвиняемого Марии Васильевны Епрынцевой: "Он был спокойным, немногословным, трудолюбивым парнем, помогал по дому, не пил и не курил. Последний раз видела его 18 апреля 1999 года. Потом я обратилась в Карачаевский ГОВД с заявлением о пропаже сына..."
Итак, Николай Епрынцев в 20-х числах апреля 1999 года окончательно исчез из поля зрения родных и друзей. В то время о судьбе студента в Карачаево-Черкесии никто ничего не знал. Кроме другого его сокурсника по университету - Аслана Темирбулатова. Уже в процессе расследования выяснилось, что именно Аслан, проживая одно время на частной квартире вместе с Епрынцевым, сумел уговорить его принять ислам и податься в Чечню - к боевикам, за большими деньгами. И особых колебаний у молодого русского парня вроде и не было. Легко изменив вере отцов, а заодно - Родине, он стал мусульманином и принял новое имя - Абдуль-Азиз. С тех пор его следы затерялись...
В другом регионе России, в Новокузнецке, двумя годами ранее подобная метаморфоза произошла и с неким Игорем Мирошкиным. В отличие от Епрынцева на путь преступления он встал еще на родине. В 1997 году в составе вооруженной разбойной группы Мирошкин совершил ограбление квартиры. Пытаясь уйти от возмездия, 30-летний преступник бросает семью - жену и сына - и бежит в Чечню, ставшую к тому времени укрытием для многих, кто не в ладах с российскими законами.
На первых порах, скрываясь от следствия, Мирошкин обосновался в Грозном, стал работать сторожем Центральной мечети города. Тогда же под влиянием масхадовских спецслужб принимает ислам и получает мусульманское имя Исмаил. Вероотступничество его не смущает: новые наставники обещают ему взамен невиданные блага и деньги. Да и была ли тут подлинная вера?
В ЛОГОВЕ ХАТТАБА
Новоиспеченные мусульмане оказались там, куда только и могли привести их кривые дорожки, - в банде Хаттаба. Сначала их пути не пересекались. Не доверяя вновь обращенным в мусульманство, боевики запрещали всякие контакты между ними. Но школу террористической подготовки свежеиспеченные мусульмане проходили практически одну и ту же. Мирошкин на одной из баз близ селения Сержень-Юрт сначала изучал ислам и арабский язык, затем его перебросили на военную базу, которой командовал арабский наемник Абу-Саид. Здесь "моджахед Исмаил" прошел военную подготовку, изучил устройство и тактико-технические данные различных видов оружия и по всем дисциплинам получил оценку "отлично". После окончания учебы ему выдали автомат АК-74 с двенадцатью магазинами, две гранаты Ф-1 и столько же РГД-5. Отныне этот арсенал стал его личным оружием.
В это же время (апрель 1999 года) в Чечне появился бежавший за большими деньгами Николай Епрынцев, он же Абдуль-Азиз. Начал он с Урус-Мартана в лагере боевиков, который возглавлял некий Баггаудин Дагестани. Не пробыв здесь и десяти дней, Епрынцев добровольно попросился на базу, которая входила в систему бандформирований Хаттаба. Пройдя школу главного международного террориста, он вернулся в Урус-Мартан, служил в группе по охране лагеря. В начале августа прошлого года в составе 30 наиболее доверенных боевиков под руководством полевого командира Абу-Саида Епрынцев был переброшен в селение Кенхи, на границу Дагестана и Чечни, для оказания вооруженной помощи боевикам, напавшим на соседнюю республику.
Одним словом, оба русских ваххабита прошли в составе чеченских бандформирований все положенные ступени и вполне могли рассчитывать на особое доверие их покровителей. Точно так же, как и другой отщепенец, бывший рядовой 506-го мотострелкового полка Николай Ардышев. "Заслуги" это матерого отморозка перед бандитами были особенно велики: изменив присяге и приняв ислам, он собственноручно на глазах матери расстрелял военнопленного Андрея Пестелева. На совести перевертыша - жизни лейтенанта Александра Кузнецова, рядового Сергея Сафронова и других бывших сослуживцев бандитского прихвостня.
НО "ПОВЕЗЛО" ВСЕ ЖЕ ЕПРЫНЦЕВУ И МИРОШКИНУ.
День 27 августа 1999 года для Мирошкина-Исмаила и Епрынцева-Абдуль-Азиза стал, как потом выяснилось, роковым. Именно тогда порознь они были вызваны к начальнику военной базы Абу-Саиду и получили "ответственное задание": осуществить крупный теракт во Владикавказе. Почему именно здесь? Им объяснили: в городе много военных объектов и русских жителей. Почему выбор пал именно на этих исполнителей, тоже понятно: они - русские, им легче будет пройти всякие проверки и блокпосты.
Замысел был одновременно и прост, и рискован. Снабженные круглой суммой террористы должны были внедриться во Владикавказе, выбрать подходящий (в смысле возможно большего количества жертв) объект, приобрести грузовой автомобиль с номерами РСО - Алания, перегнать грузовик в Чечню, где специалисты-подрывники переоборудуют его в самоходную мину мощностью в 2 тонны тротила, не менее. Затем уже груженные взрывчаткой террористы должны были приехать вновь во Владикавказ и совершить диверсию.
Старшим в команде назначили "интеллектуала" Епрынцева. Он-то после долгих размышлений и поисков и выбрал самое уязвимое со всех точек зрения и самое многолюдное место в городе - вещевой рынок "Фаллой".
Мирошкину, уже находящемуся в федеральном розыске, срочно понадобились "липовые" документы. По приказу все того же Абу-Саида ему срочно выправили фальшивые паспорт, загранпаспорт и водительское удостоверение на имя Быкова Виктора Сергеевича.
Плата за совершение злодеяния была оговорена особо. Абу-Саид обещал продать огромное количество награбленного в Дагестане имущества и из вырученной суммы выплатить обоим террористам по 2 тысячи долларов.
Без помех добравшись до Владикавказа, бандиты приступили к выполнению задания.
Все прошло на удивление гладко. Епрынцев исколесил весь город, пока остановил свой выбор на вещевом рынке. По газетным объявлениям не составило труда купить и подходящий, сильно изношенный, грузовик-самосвал "ГАЗ-52". Правда, оформить покупку пришлось по генеральной доверенности, так как в липовом паспорте водителя Мирошкина значилась грозненская прописка, а это могло вызвать подозрения.
К слову сказать, всю малину чуть было не испортил сам Мирошкин, завзятый любитель наркотического зелья.
Из показаний Фатимы Бигановой, хозяйки дома по улице Гончарова, 68, где остановились террористы: Переночевав, постояльцы с утра ушли, но Быков вскоре вернулся один и заперся в комнате. Пришел второй квартирант, стал стучать в дверь, но его приятель не открывал. Тогда мой сын через окно залез в комнату и открыл дверь. Быков лежал без сознания на полу, рядом валялись шприц и ампулы с наркотиком. Прибывшая бригада "скорой помощи" установила передозировку. Врачи уехали, а наркоман вскоре благополучно очнулся.
Тут бы медикам, да и хозяйке дома забить тревогу, обратиться в милицию. Но все осталось как есть, и террористы приступили к последней фазе операции. 23 сентября 1999 г. они погнали машину в Чечню под загрузку взрывчаткой.
Как ни странно, удача бандитам сопутствовала и дальше. В перенасыщенных войсками и милицейскими блокпостами Северной Осетии и Ингушетии они прошли как нож сквозь масло без всяких проверок и остановок. Спокойно миновали самый "опасный" для водителей участок трассы - так называемый Черменский круг, где каждую транспортную единицу с особым пристрастием досматривают и осетинские, и ингушские милиционеры. И лишь на посту ГИБДД "Адлер-20", на самой административной границе Ингушетии и Чечни, грузовик был остановлен для проверки и регистрации документов сержантом А.Тамасхановым. Компьютер на посту показал, что и Епрынцев Н.Б., и Быков В.С. находятся в федеральном розыске. Не составило труда обнаружить и подделку документов.
На этом подготовка террористического акта оборвалась, и в дело вступили следователи управления ФСБ по Северной Осетии.
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Бесспорно, хорошо все то, что хорошо кончается. Сотни, а то и тысячи мирных жителей остались невредимыми. Верховный суд Северной Осетии признал Мирошкина и Епрынцева виновными в участии в незаконном вооруженном формировании Хаттаба. Судья Александр Абоев подтвердил, что им грозит от 10 до 20 лет заключения в колонии строгого режима.
И все же трудно отделаться от мысли, что счастливый исход всей этой жуткой истории во многом носит случайный характер. Ведь мог же ингушский милиционер не остановить потрепанный грузовик, как не остановили его на всем пройденном террористами немалом участке трассы. Где гарантия, что так же беспрепятственно бандиты не вернулись бы во Владикавказ со страшным грузом?
К сожалению, и по сей день таких гарантий, похоже, нет. И вламывается мина-грузовик в общежитие челябинских милиционеров в Аргуне, и рвутся смертники-камикадзе к военным объектам Гудермеса и Урус-Мартана. Где еще объявится фанатик в чалме, обуреваемый одной только мыслью - заработать на крови и страданиях людей?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников