07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАК ИЗЛЕЧАТ ЛУЧИ?

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 08 Июля 2000г.
Люди часто болеют раком и умирают от этого недуга. Но с каждым годом у врачей становится все больше знаний и средств для борьбы с онкозаболеваниями. И каждое новое лекарство, новая методика - это чей-то шанс на исцеление или продление жизни. В последние годы в знаменитом Онкологическом научном центре, который находится в Москве, на Каширке, все более активно работает отделение с необычным названием: "Отделение радиохирургии". О его работе рассказывает кандидат медицинских наук Игорь Александрович ФАЙНШТЕЙН.

- Радиохирургия - это "хирургия по радио": есть у наших врачей такая шутка. А если всерьез, то это очень тесное взаимодействие лучевых и хирургических методов лечения в рамках одного отделения. В России подобных отделений очень мало, хотя такие технологии лечения наверняка могли бы использоваться гораздо шире - они доказали свою эффективность. В целом же радиохирургия применяется вовсе не только в онкологии, но и во многих других областях медицины. Например, в кардиологии, при лечении поражений сосудов сердца. Тонкий катетер подводят к тому месту, где "бляшка" закупорила сосуд, и облучают его. В результате бляшка рассасывается. Лучевой терапии многие слишком боятся, но ведь она действительно эффективна при самых разных состояниях и диагнозах. Важно только применить ее вовремя и в нужных дозах - как, впрочем, и любое другое лечение.
- С какими диагнозами чаще всего попадают в ваше отделение? Ведь известно, что опухолей множество и лечат их по-разному.
- Мы оперируем практически все: и разные виды опухолей, и разные их стадии. Это могут быть и опухоли брюшной полости, и мягких тканей, и молочной железы. Например, довольно успешно лечим опухоли желчных протоков. Думаю, что это вообще единственное место в России, где проводят такое лечение. При оптимальном варианте оперируем, а затем проводим лучевую терапию - и получаем совсем неплохие результаты. То, что мы делаем, - это действительно высокие технологии в медицине. Чтобы доставить источник излучения к протокам, надо пройти через кожу, через печень. Приборы должны быть очень точными, а руки врача - умными.
Лучевая терапия точно "вписывается" в тактику лечения многих больных. К сожалению, у нее на самом деле есть серьезные побочные эффекты, прежде всего - воздействие на соседние органы и ткани, на костный мозг. Медики все время пытаются придумать какие-то способы, чтобы уменьшить эти повреждения. Например, опухоль можно облучать несколькими лучами из разных точек. Тогда в месте скрещивания излучений их "совместное" действие окажется наиболее сильным, а остальные органы будут затронуты минимально.
- Облучение обычно идет с большого расстояния?
- Совсем не обязательно. Есть опухоли, которые плохо поддаются дистанционному воздействию. Если же подвести луч вплотную к очагу поражения, то эффект будет гораздо больше. Тогда источник излучения помещают или рядом с опухолью, или даже внутри нее. Можно расположить проводники, по которым вводятся изотопы, прямо в брюшной полости. А иногда используют аппликаторы: источник излучения крепится прямо на кожу поверх опухоли - нечто вроде своеобразного горчичника.
- Лучевая терапия давно применяется в онкологии. И всегда вызывает опасения у больных. Но ведь за многие годы формы ее применения явно изменились. Может, и страхи пациентов теперь не столь обоснованны?
- Надо быть честными: побочные эффекты все равно остаются. Но, конечно, лучевая терапия стала гораздо более совершенной и, соответственно, менее травматичной. Кстати, не только для больных, но и для самих медиков. Ведь "на заре" онкологии облучение проводилось вручную. Врачи собственными руками вводили в тело специальную проволоку или иглу, по которой вводились изотопы. При этом с каждым своим пациентом доктор получал изрядную дозу облучения. Медики сознательно шли на явный риск, потому что во многих случаях именно лучевая терапия - самый эффективный способ лечения опухоли. Сейчас аппаратура позволяет проводить облучение автоматически.
- Как правило, курс такого лечения проводится и до, и после операции?
- В каждом случае - по-разному. Есть и еще одна форма радиотерапии: облучение прямо во время операции. Бывает, что опухоль нельзя удалить. Тогда проводится разовое облучение, очень точное - ведь брюшная полость вскрыта, границы опухоли хорошо видны. Пучок лучей можно направить прямо на опухоль, не повреждая соседние ткани. А если опухоль удалили, очень полезно сразу же провести облучение, чтобы не допустить появления метастазов. К сожалению, такая аппаратура очень дорога, пока у нас ее нет. Но мы придумываем свои методики, более изобретательно используем технику, которая есть в отделении. Вы ведь знаете, иногда именно от бедности возникают интереснейшие идеи - по принципу "голь на выдумки хитра".
- В чем преимущества лучевой терапии перед химиотерапией или, например, лазерными методиками?
- Они не заменяют друг друга, а только дополняют. Есть опухоли, которые бессмысленно облучать - они не поддаются этому воздействию. А другие нужно только удалять. Третьи же поддаются лечению препаратами. Но большинство все же можно и нужно "атаковать" с разных сторон, сочетая разные методы.
- Мы говорили о том, что лучевая терапия становится более "точной", "прицельной". А как меняются в последние годы хирургические операции?
- Хирургия прошла огромный путь. С одной стороны, теперь делают такие сложные операции, которые раньше были немыслимы - человека тогда просто считали неоперабельным. Сейчас удаляются огромные опухоли - то есть идет более активное, агрессивное вмешательство. Но одновременно лечение становится все более "щадящим", хирурги пытаются максимально сохранить оперируемые органы. Раньше молочную железу убирали полностью, чуть ли не до ребер - и это всегда была страшная травма для женщины. Сейчас удаляют только пораженный участок, потом делают восстановительные операции. Не забывайте, что успехи онкологии, да и хирургии в целом, тесно связаны с прогрессом в реаниматологии и анестезиологии. Ведь сам объем работы, которая делается во время операции, громаден. Иногда она идет непрерывно семь-восемь, а бывает, что и все 20 часов. На Западе в таких случаях хирурги оперируют бригадами - одна команда работает два-три часа, потом ее сменяет другая. У нас от начала до конца "стоит" один хирург.
- С чем вы вообще связываете самые большие надежды на прогресс в онкологии?
- Никакой "чудо-таблетки" от рака не появится, не ждите. Хотя желающих осчастливить человечество - не счесть. Все стены нашего центра залеплены объявлениями: "Излечиваю рак с гарантией". И почему-то вполне образованные люди особенно легко "ловятся" на шарлатанские "приманки". Жаль... Но если говорить всерьез, то успехи онкологии зависят прежде всего от умения выявить опухоль как можно раньше. Мы уже сейчас очень успешно лечим многие опухоли, но на поздних стадиях шансов на хорошие результаты гораздо меньше. А в целом, по-моему, будущее в лечении рака принадлежит иммунологии. Онкологи все больше склоняются к мысли, что рак - это болезнь прежде всего иммунной, защитной системы организма. Не существует абсолютно четких границ между нормальной тканью и опухолью. И значит, любое воздействие на опухоль поражает и соседние органы. А вот иммунокоррекция может действовать на механизмы саморегуляции в организме, не влияя впрямую на здоровые ткани. С иммунологией смыкаются и генетические методы терапии. За этими направлениями - будущее не только онкологии, но и всей медицины.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников