18 октября 2017г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.34   € 67.46
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕЛЕНА ОБРАЗЦОВА: У ОБНАЖЕННОГО ТЕЛА - СВОЯ МУЗЫКА

Новикова Лидия
Опубликовано 01:01 08 Июля 2000г.
Она не перестает удивлять. Блистательная, изысканная, нежная, чувственная, Елена Образцова так электризует зал во время оперного представления, что и после него зрители еще долго находятся под впечатлением от ее игры. Елена Васильевна любит преподносить сюрпризы, но на этот раз она превзошла себя, сыграв роль в спектакле Романа Виктюка "Антонио фон Эльба". Она дивно движется, живо ведет диалоги, соблазнительно танцует под джаз, само собой, прекрасно поет... И делает все так органично, с такой солнечной энергией, что не верится, будто она впервые выступает в драматическом спектакле... Наш разговор состоялся спустя несколько дней после громкой премьеры.

- Елена Васильевна, вы на редкость послушная ученица. Создается впечатление, что Роман Григорьевич чуть ли не "в узел скручивает" актеров. Вот и вас он заставляет каждую минуту делать что-то новое: то вы взбираетесь на трехметровую лестницу, то танцуете на высоком постаменте, то, почти не переводя дыхания, поете...
- Нет, нет. Это не так. Виктюк очень доброжелательный и ласковый режиссер. Он любит своих актеров. Это изумительный и очень тонкой души человек. Да, сначала он репетирует очень строго, но потом отпускает актеров творить. Работать с ним - одно наслаждение. Я счастлива, что встретилась с таким большим художником. Он изменил мою жизнь.
- Как произошла ваша первая встреча?
- Лет девять назад в Сан-Франциско мы с моим мужем Альгисом Жюрайтисом пришли в дом Натальи Макаровой, знаменитой нашей балерины. Там был Роман Виктюк. Он репетировал с Наташей пьесу "Двое на качелях". Помню, тогда я робко спросила у Романа Григорьевича, можно ли мне быть следующей у него на очереди. Позже в Москве увидела его "Саломею" с Димой Бозиным. После спектакля буквально влетела за кулисы и вновь предложила Виктюку сыграть в его театре.
- Какова была ваша реакция, когда прочитали пьесу Ренато Майнарди?
- Читали ее у меня дома. Виктюк привел почти всех своих актеров. Прослушав текст, сразу дала согласие. Вскоре мы начали репетировать. Работала я с удовольствием, радостно. По пьесе Дима должен был носить меня на руках. Вот я и подумала: что же мальчик будет мучиться? К премьере похудела на 26 килограммов.
- Чем привлекла вас роль Амалии?
- Я хотела выразить в ней свое понимание жизни и любви. Если любви нет - люди быстро стареют, интерес к жизни угасает. Когда любовь приходит, жизнь возвращается, даже в старости.
- Позвольте задать личный вопрос: а сколько раз к вам приходила любовь?
- Четыре раза. Но кажется иногда, что по-настоящему я любила только своего первого мужа Славу Макарова, с которым мы прожили счастливо 17 лет, и я безумно любила второго супруга - Альгиса Жюрайтиса.
- Говорят, Макаров так обожал вас, что даже поменял профессию, чтобы больше времени уделять дому...
- Нет. Это не так. Слава был и остается физиком-теоретиком. Я всегда буду ему благодарна за то, что он давал мне возможность творить и оберегал от домашних забот. Взял на себя даже воспитание нашей дочери Лены. Слава - прекрасный человек, очень порядочный, умный. Он всегда был моим другом и помощником.
- Но вы все же изменили ему?
- Это произошло так внезапно, как удар молнии. Мы возвращались с гастролей и оказались с Альгисом в одном купе. Тут нас словно обожгло... Два года я боялась говорить Славе о разводе. Это было мучительно. Но время все лечит. С Альгисом мы прожили в любви почти 20 лет. К несчастью, случилось непоправимое - его не стало в 98-м году. Тогда все так наслоилось... Сначала украли машину. Заболел Альгис. Я сломала руку. Как консервную банку вскрыли дверь нашей квартиры и обокрали. А потом Альгис ушел... Вначале было невыносимо трудно без него. Я ездила по миру, чтобы только не быть дома. Работа спасала от тяжелых мыслей.
- Понимаю, почему вы захотели играть у Виктюка...
- Это для самоутверждения: чтобы сказать самой себе, что я еще живая и могу делать все, что хочу и как хочу. Привела себя в порядок и горжусь, что не опустилась после горя. Я начинаю жизнь сначала.
- Что для вас театр?
- Театр - моя тайная духовная жизнь. Здесь я живу полнее, ярче, чем в реальности. Здесь сильнее чувства, страсти. Но театр - не спасение от обыденности, он - сама жизнь...
- У вас есть еще какие-то творческие планы с Виктюком?
- Сейчас мы работаем над новым спектаклем "Венера в мехах" Захер-Мазоха. Там я должна появиться обнаженной. Представьте себе, в молодости я была настолько застенчивой и стеснительной, что не могла раздеваться в присутствии подруг... И вот Венера! Конечно, это эпатаж...
- Вы, Елена Васильевна, и в самом деле Венера! Выглядите просто восхитительно. В вас словно кипит целительный сок жизни. Вы приносите на сцену солнце и воспламеняете дух. А кто возвышает ваш дух?
- Боженька.
- Молитесь?
- Нет. Разговариваю, прошу, благодарю.
- А кого из людей, кто помогал вам в вашей карьере, вы благодарите?
- Я работала с великими дирижерами, режиссерами, певцами... Благодарна всем, кого встретила в жизни. Об этом пишу в своей книге. Она будет продолжением "Записок в пути", которые мы сделали с Реной Шейко. Сейчас пишу сама, причем легко и быстро. Еще хочу издать профессиональный комментарий к наиболее популярным оперным партиям. Закончила книгу "Как я пела".
- Как-то вы признались, что еще и стихи пишете.
- Свои первые стихи написала, когда заболел Альгис. Они пришли ко мне в самолете, совершенно неожиданно, словно кто-то диктовал их мне. Схватила бумагу, ручку и стала записывать. Альгис даже не поверил, что это я сама сочинила. Когда мужа не стало, несколько месяцев вообще не писалось. И вдруг стихи снова пришли, и я уже не останавливаюсь.
- Знаменитый итальянец Франко Дзеффирелли говорил, что в его жизни было три потрясения: Анна Маньяни, Мария Каллас и Елена Образцова. От кого вы сами испытали потрясения?
- Очень любила и люблю Марию Каллас.
- В Метрополитен-опера в свое время было трудно купить билеты, когда вы пели там. А во время ваших концертов в Ленинграде залы охраняла даже конная милиция. Что для вас слава?
- Порой я думаю, что она не имеет ко мне никакого отношения. Просто работаю и работаю. Конечно, когда вижу, как зрители после моего концерта аплодируют стоя, испытываю радость и думаю, что нужна людям. Это очень важное состояние - быть нужным кому-то. В такие минуты понимаю, что надо жить и работать.
- О чем мечтаете?
- Прошу Господа об одном: дать мне петь, пока живу.
- Через три дня после того, как я вас видела в спектакле Виктюка, вы давали концерт в Большом зале консерватории, где пели мало известную широкой публике музыку немецких и французских композиторов. Как вы успеваете так фантастически много работать?
- Стараюсь. И у меня замечательные коллеги - помощники, друзья. Ту программу, о которой вы говорите, я начала делать сама в Париже, а в Москве меня поддержал мой концертмейстер Важа Николаевич Чачава. Важа - еще один бесценный подарок судьбы.
- Как оказались в Париже?
- Я работала там в Опере Бастилии. В спектакле "Война и мир" пела партию Ахросимовой. Когда-то я была в прокофьевской опере Элен Безуховой и княжной Марьей.
- Чем еще собираетесь удивлять москвичей?
- Предложила Виктюку сделать мою последнюю концертную программу в виде моноспектакля. Мне хотелось бы выйти на сцену во фраке, с котелком, с сигаретой и танцевать. И все это с одной целью - привлечь к классической музыке новых слушателей.
- В прошлом году вы организовали и провели в Петербурге Международный конкурс молодых оперных певцов имени Елены Образцовой. А совсем недавно отзвучал Международный конкурс вокалистов камерного жанра Елены Образцовой. Появились красивые голоса?
- Конечно. Мы нашли много талантливых молодых вокалистов. Первые премии получили Елена Семенова, ученица Ирины Масленниковой, и Дмитрий Царегородцев, воспитанник Зары Долухановой.
- Но вы, как я знаю, подготовили для гала-концерта еще и свой сюрприз.
- Верно. У нас пела Анастасия Черноволос. Ей всего одиннадцать с половиной лет. Она начала петь с девяти лет. Живет в Луганске. Ее мама прислала мне письмо и кассету. И я пригласила Настю к себе. Она изумительно поет классические произведения, совсем как взрослая. Это Богом поцелованный ребенок.
- Будете с ней заниматься?
- Хочу. В Луганске Настю в целом правильно, но очень осторожно ведет хороший педагог. Я же сторонник учить сразу и всему, Настя схватывает все буквально на лету.
- Вы всегда в окружении цветов. Любите их?
- Очень. Они - живые существа. Я с ними разговариваю, целую их. Самые любимые мои цветы - васильки, ландыши, сирень.
- Вы подарили Дмитрию Бозину красивый агат. Несомненно, он запомнит это на всю жизнь. А есть ли особо памятные подарки у вас?
- Подарки, которые мне дарят, - выражение любви и внимания разных людей. Все они важны и дороги для меня. Люблю игрушечных зверюшек... В детстве у меня не было игрушек, сейчас они доставляют мне большую радость...


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.