07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАДИМ ТОНКОВ: ВСЕМ ХОРОШИМ, ЧТО ЕСТЬ НА МНЕ, Я ОБЯЗАН МАВРИКИЕВНЕ

Скобелева Татьяна
Опубликовано 01:01 08 Июля 2000г.
Впервые на сцену он вышел... 57 лет назад. На всю жизнь запомнил чудесного педагога-режиссера Центрального дома художественного воспитания детей Екатерину Павловну Перельман. Она не только обучала детей по системе Станиславского, но и развивала у них интерес к художественной культуре вообще. Среди ее питомцев - Б.Ахмадулина, Э.Леждей... В студии Вадим встретил человека, сыгравшего в его жизни большую роль, - будущего партнера по сцене Бориса Владимирова.

- Была такая телепередача - "Терем-теремок, сказка для взрослых", - рассказывает Вадим Сергеевич. - Постоянную роль Домового (он же ведущий, он же автор сценария и режиссер) исполнял замечательный мастер шутки, всевозможных розыгрышей и капустников Александр Ширвиндт. Вот в его-то "Теремке" и появились впервые на Новый, 1971 год две колоритные старушки - Вероника Маврикиевна и Авдотья Никитична. То есть мы с Борисом. Этот выход оказался и счастливым, и "роковым". Как мы потом ни пытались отойти от этих масок - зрители с упорством ждали от нас двух смешных бабуль.
- Откуда появился образ "интеллигентно-наивной" старушки, который вы так убедительно создали?
- Моя Вероника Маврикиевна - это, если хотите, "обломок" прошлой, еще дореволюционной жизни. Одним из прототипов героини стала актриса Малого театра Александра Александровна Яблочкина. А вот смех Маврикиевны я позаимствовал у моей тети.
- Да, чувствуется, что вы с вашим персонажем - "родственники".
- Каюсь, вся моя семья, что называется, "из бывших". Дед - знаменитый архитектор Федор Осипович Шехтель, построивший в Москве Ярославский вокзал, особняк Рябушинского и еще более 50 зданий. Его не миновала чаша революционных перемен: в 1917 году Шехтеля просто выгнали из собственного дома - и он долго скитался по разным квартирам. Закончилась жизнь деда в доме его младшей дочери, моей мамы - талантливой художницы Веры Шехтель-Тонковой.
- Пошел ли кто-нибудь в вашем роду по стопам предка?
- Архитектором стал Федор Ращевский, внук моей родной сестры. Он сейчас учится в аспирантуре и одновременно работает в проектной мастерской. Как вы понимаете, его и назвали в честь прапрадеда. К сожалению, мои опыты рисования в детстве показали, что я абсолютно бесталанен в этой области. Но, конечно, важен общий интеллектуальный, творческий заряд, который я получил в семье. В Дом художественного воспитания меня привела мама. Кстати, в этом доме я познакомился не только с другом и будущим сценическим партнером, но и с очаровательной особой, ставшей впоследствии спутницей моей жизни. С тех пор прошло полвека, так что мы с Мартой вправе считать ту встречу "золотой"...
- Воплощенный идеал счастливой судьбы...
- Действительно, считаю себя счастливым. У меня замечательный семейный тыл, много добрых друзей. Люблю путешествовать, с гастролями объездил чуть ли не весь Советский Союз, Польшу, Германию, Венгрию, Чехословакию, а в последние годы даже выступал в Ницце и Монако. Правда, теперь на все уже не хватает здоровья... Очень тяжелым ударом был для меня уход из жизни Бориса Владимирова. Оставшись без друга, я даже написал стихотворение "Партнерство", которое заканчивается так:
Как тяжело партнером быть!
Но тяжелее без партнера.
- Однако ваше творчество на этом не прекратилось?
- Нет. Мне опять очень повезло. Когда я остался один, со мной согласился работать в паре один из лучших конферансье Гарри Гриневич. И потом - ведь я не только исполнитель. Писать начал случайно - актерам на телевидении платили очень мало, а надо было содержать семью, ведь к тому времени уже и дочка родилась. Поэтому принял предложение Нины Зубаревой - главного режиссера детского вещания - писать сценарии передач. В результате около 20 моих пьес и примерно такое же количество интермедий и миниатюр показывались по телевидению, игрались на детских утренниках, елках, передавались по радио. На спектаклях "Веселый робот", "Приключения Шаляя и Валяя" в зале не смолкал веселый смех.
Кроме того, вышли из печати три мои книги: "Амаврикизмы" (мысли Вероники Маврикиевны Мезозойской), "Стихизмы" (четверостишия и двустишия на философски-лирико-ироничный лад), собрание воспоминаний и поэтических произведений "Маврикиевна - моя маска".А еще я начал петь собственные песни. Уже три года выхожу на сцену не только в знаменитом платочке, но и с гитарой в руках.
- Да, о чем с вами ни заговоришь, разговор свернет на Маврикиевну. Вы не жалеете, что фактически оказались актером одной роли?
- Что вы! Перефразируя Горького, повторяю: всем хорошим, что есть на мне, я обязан Маврикиевне.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников