22 января 2017г.
МОСКВА 
0...2°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.67   € 63.73
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЛОСАТЫЙ РЕЙД

Суворов Евгений
Опубликовано 01:01 08 Июля 2000г.
Дикий зверь и человек. Как избавиться от предубеждения, что отношения между ними обязательно должны строиться по принципу "хищник - жертва"? Разумеется, вряд ли человек и, скажем, тигр станут друзьями, но научиться сосуществовать - без взаимной агрессии - они должны. Так считают специалисты новой таежной службы в Приморье - своего рода "спецназа", созданного в Приморском крае.

К началу 90-х годов в Приморье заметно увеличилось число тигров. Соответственно возросло и количество конфликтных ситуаций между полосатым хищником и человеком. Тигры выходили из тайги, приближались вплотную к населенным пунктам, умыкали собак, домашнюю скотину, а то и нападали на людей.
Уже тогда некоторые энтузиасты - специалисты Сихотэ-Алинского заповедника - предлагали создать в крае специальную группу из биологов, опытных охотников. Эта группа "быстрого реагирования" выезжала бы к месту происшествий, конфликтных ситуаций, связанных с полосатым обитателем тайги. Были организованы такие оперативные отряды, они отправлялись на место событий - в основном трагических для человека. Но работали они, что называется, от случая к случаю, и каждый раз тигриный "спецназ" нужно было собирать заново.
Но наконец в крае создали - на основе Восточной (Тернейской) оперативной группы - специальный отряд под несколько необычным, даже неожиданным названием "Конфликтный тигр".
- В конце прошлого года мы уже выезжали по "тигриному" сигналу, пришедшему из деревни Красный Яр, что в Пожарском районе, - рассказывает сотрудник отряда Анатолий Хоботнев. - Зверь загрыз там собаку. Мы посмотрели по следам: здоровый, молодой тигр. Зачем он полез к людям? Пришлось отпугнуть его, чтобы ушел подальше от деревни. Провели, как выражались раньше, разъяснительную работу с местными жителями: что, мол, не стоит тигра бояться. Он не агрессивный, а потому не опасен. Потом один "кот", как мы иногда называем тигров, побывал в другой деревне - Покровке, это уже в Красноармейском районе. Зверь махнул через забор так, что о штакетник морду себе разбил. Три дня провели мы в Покровке, изучали обстановку, караулили тигра, прошли по его следам почти 20 километров. Нет, отстреливать его мы не собирались. Если каждого тигра, зашедшего в село, уничтожать, то этих полосатых хищников скоро совсем не останется. Задача у нас другая: если тигр здоров, то его нужно, как мы поступили в том первом случае, просто отпугнуть. Но, кстати, со вторым получилось так, что он сам ушел в тайгу. Без нашей помощи.
А затем отряд как-то вызвали в Лучегорск. Позвонил начальник северной группы "Тигр" Юрий Труш. У них под Лучегорском, в селе Нагорное, раненый тигр собак уничтожал - убирал, как говорится, одну за другой. Четверо из отряда - уже упомянутый Анатолий Хоботнев, эксперт Евгений Царапкин, сотрудник недавно учрежденного совместного российско-американского проекта с таким же названием "Тигр" Александр Рыбин, а также координатор этого проекта, гражданин США Джон Гудрич (большой, кстати, специалист по отлову тигров) - поехали туда. Хотели обездвижить (есть у нас такой термин) больного зверя, определить степень ранения и, если возможно, подлечить его и выпустить в тайгу.
Вот как проходила эта операция. Первым шел Джон, "уткнувшись" в следы тигра. За ним - Саша Рыбин и Толя Хоботнев, потом Женя Царапкин. Очень скоро отметины звериных лап резко ушли влево. Вдруг перед Джоном выросла тигриная морда. Глаза у зверя были полузакрыты. Потом тигр приподнял голову, широко открыл глаза. А в них было что-то вроде удивления. Что потом произошло, рассказал сам Джон: "Я сделал четыре шага назад и, перед тем как тигр прыгнул на меня, успел вытащить из кармана газовый баллончик".
Анатолий Хоботнев: "Тигр делает прыжок к Джону, но, заметив мое активное движение, резко сворачивает на меня. Я спускаю предохранитель, но не хватает ни времени, ни расстояния вскинуть карабин. Единственное, что успеваю, так это встретить зверя ударом приклада, после чего оружие летит в одну сторону, а я - в другую. Страха нет, просто я "смазал", испортил тигру прыжок. Потому обрушился он на меня не с той мощью, с какой летел в начале атаки. Что делаю я дальше? Пытаюсь защититься руками. Тигр хватает мою левую руку в пасть, и я слышу звук, похожий на треск рвущейся ткани. Кулаком правой, что есть силы, бью зверя по морде. Мужики наши тем временем кричат. Джон, стараясь не попасть ненароком в меня, пускает в тигра струю "красного перца" из баллона. Зверь прыжками уносится от нас... С карабином наизготовку подбегает Женя Царапкин... Мы, конечно, могли пристрелить зверя, пустив ему пулю вдогонку, но вдруг это была тигрица, да к тому же кормящая самка?"
Хоботнева отвезли в Лучегорскую больницу, ему вкололи там сыворотку против столбняка и бешенства. Сделали рентгеновский снимок левой кисти. Оказалось, что, кроме "прокуса" мякоти, тигр клыками сломал инспектору косточки двух пальцев.
Возвращаясь к тому случаю, скажу: вечером группа услышала сигнал датчика одной из ловушек. Сначала никто не поверил: неужели тигр после столь бурной встречи с людьми так быстро вышел опять на охоту к ферме? Но когда сигнал заработал активнее, сомнения исчезли: в петле был крупный зверь. Тигр попал в ловушку передней левой лапой...
Люди хотели дать шанс выжить раненому таежному хищнику. Но, не углубляясь в характер его заболевания, можно констатировать: оно было таково, что ничего не оставалось, как "изъять" хищника "из природы". Тем более что тигр наверняка мог бы после этого покалечить людей.


Loading...



На Камчатке автоледи не уступила дорогу «скорой», и это предположительно стоило жизни пациенту.