08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЛОСАТЫЙ РЕЙД

Суворов Евгений
Опубликовано 01:01 08 Июля 2000г.
Дикий зверь и человек. Как избавиться от предубеждения, что отношения между ними обязательно должны строиться по принципу "хищник - жертва"? Разумеется, вряд ли человек и, скажем, тигр станут друзьями, но научиться сосуществовать - без взаимной агрессии - они должны. Так считают специалисты новой таежной службы в Приморье - своего рода "спецназа", созданного в Приморском крае.

К началу 90-х годов в Приморье заметно увеличилось число тигров. Соответственно возросло и количество конфликтных ситуаций между полосатым хищником и человеком. Тигры выходили из тайги, приближались вплотную к населенным пунктам, умыкали собак, домашнюю скотину, а то и нападали на людей.
Уже тогда некоторые энтузиасты - специалисты Сихотэ-Алинского заповедника - предлагали создать в крае специальную группу из биологов, опытных охотников. Эта группа "быстрого реагирования" выезжала бы к месту происшествий, конфликтных ситуаций, связанных с полосатым обитателем тайги. Были организованы такие оперативные отряды, они отправлялись на место событий - в основном трагических для человека. Но работали они, что называется, от случая к случаю, и каждый раз тигриный "спецназ" нужно было собирать заново.
Но наконец в крае создали - на основе Восточной (Тернейской) оперативной группы - специальный отряд под несколько необычным, даже неожиданным названием "Конфликтный тигр".
- В конце прошлого года мы уже выезжали по "тигриному" сигналу, пришедшему из деревни Красный Яр, что в Пожарском районе, - рассказывает сотрудник отряда Анатолий Хоботнев. - Зверь загрыз там собаку. Мы посмотрели по следам: здоровый, молодой тигр. Зачем он полез к людям? Пришлось отпугнуть его, чтобы ушел подальше от деревни. Провели, как выражались раньше, разъяснительную работу с местными жителями: что, мол, не стоит тигра бояться. Он не агрессивный, а потому не опасен. Потом один "кот", как мы иногда называем тигров, побывал в другой деревне - Покровке, это уже в Красноармейском районе. Зверь махнул через забор так, что о штакетник морду себе разбил. Три дня провели мы в Покровке, изучали обстановку, караулили тигра, прошли по его следам почти 20 километров. Нет, отстреливать его мы не собирались. Если каждого тигра, зашедшего в село, уничтожать, то этих полосатых хищников скоро совсем не останется. Задача у нас другая: если тигр здоров, то его нужно, как мы поступили в том первом случае, просто отпугнуть. Но, кстати, со вторым получилось так, что он сам ушел в тайгу. Без нашей помощи.
А затем отряд как-то вызвали в Лучегорск. Позвонил начальник северной группы "Тигр" Юрий Труш. У них под Лучегорском, в селе Нагорное, раненый тигр собак уничтожал - убирал, как говорится, одну за другой. Четверо из отряда - уже упомянутый Анатолий Хоботнев, эксперт Евгений Царапкин, сотрудник недавно учрежденного совместного российско-американского проекта с таким же названием "Тигр" Александр Рыбин, а также координатор этого проекта, гражданин США Джон Гудрич (большой, кстати, специалист по отлову тигров) - поехали туда. Хотели обездвижить (есть у нас такой термин) больного зверя, определить степень ранения и, если возможно, подлечить его и выпустить в тайгу.
Вот как проходила эта операция. Первым шел Джон, "уткнувшись" в следы тигра. За ним - Саша Рыбин и Толя Хоботнев, потом Женя Царапкин. Очень скоро отметины звериных лап резко ушли влево. Вдруг перед Джоном выросла тигриная морда. Глаза у зверя были полузакрыты. Потом тигр приподнял голову, широко открыл глаза. А в них было что-то вроде удивления. Что потом произошло, рассказал сам Джон: "Я сделал четыре шага назад и, перед тем как тигр прыгнул на меня, успел вытащить из кармана газовый баллончик".
Анатолий Хоботнев: "Тигр делает прыжок к Джону, но, заметив мое активное движение, резко сворачивает на меня. Я спускаю предохранитель, но не хватает ни времени, ни расстояния вскинуть карабин. Единственное, что успеваю, так это встретить зверя ударом приклада, после чего оружие летит в одну сторону, а я - в другую. Страха нет, просто я "смазал", испортил тигру прыжок. Потому обрушился он на меня не с той мощью, с какой летел в начале атаки. Что делаю я дальше? Пытаюсь защититься руками. Тигр хватает мою левую руку в пасть, и я слышу звук, похожий на треск рвущейся ткани. Кулаком правой, что есть силы, бью зверя по морде. Мужики наши тем временем кричат. Джон, стараясь не попасть ненароком в меня, пускает в тигра струю "красного перца" из баллона. Зверь прыжками уносится от нас... С карабином наизготовку подбегает Женя Царапкин... Мы, конечно, могли пристрелить зверя, пустив ему пулю вдогонку, но вдруг это была тигрица, да к тому же кормящая самка?"
Хоботнева отвезли в Лучегорскую больницу, ему вкололи там сыворотку против столбняка и бешенства. Сделали рентгеновский снимок левой кисти. Оказалось, что, кроме "прокуса" мякоти, тигр клыками сломал инспектору косточки двух пальцев.
Возвращаясь к тому случаю, скажу: вечером группа услышала сигнал датчика одной из ловушек. Сначала никто не поверил: неужели тигр после столь бурной встречи с людьми так быстро вышел опять на охоту к ферме? Но когда сигнал заработал активнее, сомнения исчезли: в петле был крупный зверь. Тигр попал в ловушку передней левой лапой...
Люди хотели дать шанс выжить раненому таежному хищнику. Но, не углубляясь в характер его заболевания, можно констатировать: оно было таково, что ничего не оставалось, как "изъять" хищника "из природы". Тем более что тигр наверняка мог бы после этого покалечить людей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников