10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАЙНЫ ЗЕЛЕНОГО ЦАРСТВА

Человек сравнительно поздно родился в колыбели зеленого царства, зато быстро освоил и использовал его: нашел деревья с различными свойствами древесины, растения, пригодные в пищу и ядовитые (которые тоже пригодились), наркотики, лекарства, сырье для строительства и производства одежды. В течение многих веков селекция плодовых растений и выведение новых, более урожайных видов считалось единственно осмысленным подходом к растительному миру, и поэтому все достижения в его изучении следовало взвешивать на весах плодовитости.

"Человек не так уж сильно отличается от травы, которая растет у него под ногами..."
Альберт СЕНТ-ДЬЕРДИ, биохимик, лауреат Нобелевской премии
"ЧУВСТВА" РАСТЕНИЙ?
Перелом в отношении к растительному миру исключительно как к "мастерской" произошел в начале ХХ века, когда никому еще не известный индийский ученый Джагиш Чандра Бос прислал в Лондон статью, которая по рассмотрении ее Лондонским королевским обществом так и не была опубликована. Позже Бос стал одним из крупнейших мировых ученых. Открытие его заключалось в том, что он доказал, что при раздражении растения "боль", причиняемая ему, быстро передается по всему телу растения в виде электрических импульсов. До этого считалось, что у растений не существует проводящего импульсного возбуждения. Скорость передачи возрастает с увеличением интенсивности раздражения и сопровождается сложным изменением клеток и тканей. Возбуждаясь, сенсорные клетки генерируют импульсы, которые достигают моторных клеток, и возникает ответная двигательная реакция: лист под влиянием внешнего воздействия складывается и опускается...
Выходило, что растения чувствуют. Это настолько не вписывалось в привычные представления, что даже в 60-70-е годы прошлого века, когда фитофизиологи что ни день открывали у растений своего рода чувствительность, своего рода память, своего рода "видение", "слух" и даже обоняние - все это не переставало поражать ученое сообщество, главным образом, вследствие "непереводимости" языка растений на язык человека. Просто изначально должно быть ясно, что их органы чувств построены совсем отличным от нашего образом и действуют совсем по другому принципу. Главное отличие заключается в том, что подвижные животные в процессе эволюции выработали у себя центр управления - мозг и очень тонко специализированные ткани и органы. У "неподвижных" растений этой специализации не произошло, их нервная система не выделена в отдельную ткань, а равномерно разлита по всем клеткам; у растений нет мышц, но они умеют управлять не только движениями листьев и стебля, но и сложнейшим симфоническим ансамблем древесной кроны; нет глаз, но сами клетки растений обладают свойствами световодов, и это свое "зрение" они каким-то особым образом используют для себя...
Надо сказать, что пионер физиологии растений Джагиш Чандра Бос экспериментировал с исключительно чувствительным растением - мимозой. Однако позднее схожие с нервными биоэлектрические импульсы были обнаружены у всех групп растений: фасоли, подорожника, липы, кукурузы и даже "толстокожей" тыквы. Выяснилось также, что двигательный аппарат чувствительных растений реагирует на наркоз так же, как и организм животных. Веточки мимозы утрачивают подвижность. Водоросли под воздействием хлороформа перестают выделять кислород, но как только хлороформ исчезает, приходят в нормальное состояние. Клетки растений и животных устроены сходно, но неодинаково. Но в том и в другом случае эфир и хлороформ способны, подавив мембранные функции в клетках, притупить их чувствительность.
Но если так, то чувствуют ли растения боль? Способны ли они отличить неприятные ощущения от приятных? Последнее разрешилось, когда растениям при помощи все тех же био-электрических цепей дали возможность самим регулировать условия освещения и полива. Настоящей сенсацией сельскохозяйственной выставки в Париже 1984 года стало "говорящее" лимонное дерево. Когда датчики фиксировали уменьшение объема лимона, дерево "произносило" (разумеется, это уже был трюк): "У меня жажда" и включало систему полива. В свое время аналогичные опыты у нас в стране производились с фасолью: как только растения чувствовали "усталость" от избыточного света, они отключали систему освещения.
Далее стали открываться вещи все более удивительные. Некоторые тропические растения, чтобы привлечь к себе опылителей, во время цветения источают резкий запах падали. Однако чтобы его воспроизвести, надо знать запах оригинала. Значит, растение обладает обонянием? И памятью (ведь запах надо запомнить!). Да еще какой-то немыслимой системой воспроизведения этого запаха в период цветения!
Различные опыты с нанесением повреждений растениям (уколы иглой, отрезание лепестка и т.д.) позволили установить, что растения чувствуют боль и помнят о ней: в местах повреждений хуже растут новые побеги и т.д. Причем память бывает долговременной и кратковременной. "Из этого можно сделать вывод, что память, скорее всего, представляет общее свойство всего живого и не обязательно связана с наличием нервной системы и мозга", - сделали вывод американские ученые. Растение, как показали опыты одного из них - Бакстера, - может точно "угадать" человека, сломавшего ему ветку, при этом память об этом человеке живет до 10 часов: на появление "обидчика" растение реагирует скачком электрического потенциала. Значит, оно его видит?! Или чует? В любом случае - распознает!
Все эти открытия посрывали в свое время немало крыш, не слишком надежно прилаженных к головам, и в прессу хлынул поток почти откровенной фантастики: одни утверждали, что растения "слышат" и предпочитают громкую музыку. Другие, наоборот, настаивали на классике. Известный поставщик георгинов в Большой театр свои прекрасные, крупные цветы всерьез выращивал под музыку Баха...
"Сколько человек видел дерево, столько и оно его видело"
А. БИТОВ, рассказ "Вкус"
САМИ С УСАМИ
Было бы нелепо, однако, восхищаться растениями только на основании их схожести с животными и с человеком. Можно было бы посвятить целую статью мухоловке или росянке, способной молниеносно ловить, сжимать и затем переваривать свою жертву жидкостью, напоминающей желудочный сок, однако вся беда в том, что целые горы таких статей уже написаны. Пожалуй, подивиться стоит как раз тому, в чем растения непохожи на нас. Как, скажем, неподвижное растение способно противиться нашествию какого-нибудь зловредного шелкопряда без ДДТ и прочих придуманных человеком отрав? Оказывается, способно! Подвергшееся нападению дерево прежде всего посылает ближайшим соседям сигнал бедствия (запах? Или сигнал невидимого излучения?), и те мгновенно меняют химизм стеблей и листьев, делая их едва съедобными для вредителей. Тополя и клены, например, используют для этого едкие фенолы и деготь. Но некоторые растения используют оружие и покруче. Танины, синильная кислота, фенол, иногда (как у тополя) вместе с фенолом вредителям преподносится радиоактивный углерод. Некоторые растения вообще используют не отпугивающие смеси, а смертельные яды. Например, полиацетилены, которые под действием света активируются и начинают разрушать находящиеся рядом молекулы органических веществ, что приводит к гибели насекомых. Почему растения сами не гибнут от своего оружия? Каким-то образом им удается удерживать полиацетилены в специальной среде, в которой яды не могут реагировать на свет. Растения нашли способ самозащиты даже от таких беспощадных вредителей, как муравьи-листорезы. Как известно, муравьи не едят листья, а, пережевав их, относят в муравейник, где выращивают на этом компосте особый вид грибка, который и употребляют в пищу. Было замечено, что в Коста-Рике растет дерево Hymenaea courbaryl, которое листорезы никогда не трогают. В листьях этого растения содержится эпоксид кариофиллена. Это химическое вещество вызывает у муравьев специфическую реакцию: едва зачуяв его, они бросаются в бегство и затем долго чистятся. Оказалось, что эпоксид кариофиллена губителен для выращиваемых муравьями грибков: даже небольшой его дозы достаточно, чтобы грибки начинали сморщиваться и через двое суток погибали. Видимо, у муравьев выработалась непереносимость к тем же веществам, что и у их основной пищи.
Пижма, полынь, мята сами по себе отпугивают вредителей от других растений. Даже если просто в огороде чередовать грядки капусты и томатов, вредителей на капусте будет в 3-4 раза меньше. Конопля прикрывает посеянные с нею рядом редис, репу, свеклу от нашествия земляных блошек.
Ну не чудо ли?
А система взаимного страхования - как мы образно можем назвать способность растений к созданию "сросшихся" сообществ? Описаны случаи срастания родственных видов: дуба с буком, сосны с елью, сосны с кедром, сосен разных видов, кленов разных видов и т.д. Срастание у деревьев - вполне обычное явление. В любом нормальном лесу более половины деревьев входит в состав биогрупп, образовавшихся в результате срастания их корней. Зачем это нужно? После срастания двух или нескольких деревьев между собой, наиболее крупные экземпляры, "расширив" свою корневую систему, увеличивают интенсивность роста, а меньшие, напротив, замедляют его, а со временем и отмирают, образуя так называемые "живые пни". Однако их корневая система продолжает жить, подпитывая лидирующие экземпляры, которые за счет включения в общий банк, получают корневую систему, страхующую их от любых неприятностей. Таким образом, кстати, достигается и оптимальная густота леса. Без всяких санитарных рубок, заметьте!
И, наконец, дерево: вот что воистину восхищает меня. Скажем, дуб. Огромный, как остров, вмещающий в себя пространства для жизни птиц, белок, насекомых. Поросший у основания мхом, как скала. Чарующий. Загадочный. В чем загадка? Скажем так: в необычайной пластике дерева. Животные в пределах одного вида обычно очень похожи, чего нельзя сказать о деревьях. Все дубы разные. И невозможно сказать, сколько будет веток у дуба, глядя на его росток. "Пластический" характер развития растений является следствием их роста на одном месте. Если двигающееся животное может адаптироваться к новым условиям путем изменение своего поведения, то у растений процесс адаптации вызывает изменение роста. У растения есть особые "точки роста", меристемы, каждая из которых может действовать независимо и конкурировать с другими точками роста дерева, стараясь получить больше света и питательных веществ. Окончательная форма растений является результатом долгого развития многих точек роста... Больше того, "неподвижные" растения в ходе эволюции выработали такой механизм, как генетическая мозаичность, иначе говоря, одна ветка одного дерева может обладать не совсем тем же набором генов, что другая. При генетической мозаичности перенос пыльцы даже в пределах одного растения будет приводить к новым комбинациям. Естественно, правда, поставить вопрос: а является ли тогда одно дерево генетически единым организмом, как говорят специалисты - генетом? Очевидно, нет. Зато при всей неподвижности ему никогда не будет грозить опасность "близкородственного скрещивания" и вырождения...
"Из невидимых излучений нам неизвестны пока очень многие. Мы едва начинаем осознавать их разнообразие... их значение в окружающих нас процессах"
В.И. ВЕРНАДСКИЙ
НА ВОЛНАХ ЛЮБВИ
Охотники таежного коми-народа верили, что для того, чтобы "очиститься", им необходимо уйти в лес. Побыть среди деревьев. Особой очищающей силой, считали, обладают могучие, старые деревья, рядом с которыми человек мог быстро восстановить свою силу. Несмотря на то что мы, обитатели городов и деревень, давно уже "ушли из леса", вера о взаимном влиянии человека на растения и растений на человека упорно живет в сознании людей. Многие горожане убеждены, что жизнь комнатных растений теснейшим образом связана с жизнью их хозяев. "Если хозяин умрет, то и растение может умереть". "У юродивых в огороде всегда все прекрасно растет, потому что у них душа беззлобная". "Если в семье все хорошо, то и на окнах зеленеют и хорошо растут цветы. Если что-то не ладится - поливай их, добавляй удобрения - они все равно хорошо расти не хотят". При этом устойчиво поверье, что если разговаривать с растениями, то от этого они будут лучше расти. Смейтесь не смейтесь, а дыня-рекордсмен весом в 278 кг была выращена американцем Норманом Галлагером, который, по словам его жены, прямо-таки жил на грядке рядом с дыней, разговаривал с ней и даже целовал. Интересно, что и самую большую в мире луковицу (5 кг) удалось вырастить английскому строителю из Йоркшира: он тоже каждое утро разговаривал со своей питомицей.
Разумеется, растения не могли понять словесный смысл посланий их хозяев, как не могли по-человечески оценить и степень влюбленности "поцелуев". Но что мы знаем о тех "невидимых излучениях", которыми обменивались в момент диалога огородник и его любимец? Вероятно, это были волны любви, которые пока мы не в силах уловить. Вот когда наука подступится к изучению языка биополей и биоэнергий, нам с деревьями действительно будет о чем поговорить.
"Я всегда с удовольствием отводил растениям более высокое место в ряду организованных существ, чем вообще принято"
Чарлз ДАРВИН


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников