11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРИ ТОВАРИЩА. 30 ЛЕТ СПУСТЯ

Волкова Елена
Опубликовано 01:01 08 Августа 2001г.
За научные познания человечество порой платит слишком дорого. 30 лет назад трагически погибли три космонавта - Добровольский, Волков, Пацаев... Их гибель стала потрясением. "Три дня скорбный людской поток двигался в направлении этого дома (ЦДСА). Казалось, вся страна пришла отдать последнюю дань уважения людям, которые ради прогресса пожертвовали жизнью", - напишет летчик-космонавт А.С.Елисеев. Нет ничего вечного на земле, и память, имеет свой предел, со временем блекнет, стирается. Но только не в семьях, в которых произошла трагедия.Корреспондент "Труда" побывала в семьях погибших космонавтов.

У командира экипажа Георгия Тимофеевича ДОБРОВОЛЬСКОГО остались две дочери - Марина, и Наташа. Обе окончили филологический факультет МГУ. У Марины уже есть дочь, у Наташи - сын и дочь. Жена Георгия Добровольского - Людмила Тимофеевна - после гибели мужа прожила 15 лет. Вспоминая прошлое, Марина, внешне удивительно похожая на отца, говорит, что после трагедии жизнь в семье как бы разломилась пополам.
- Отец никогда нас не наказывал, не повышал голос, - вспоминает Марина. - Он очень нас любил, так же, как мы его. Часто водил в цирк. Ему очень нравились клоуны. Вообще у него было отменное чувство юмора. Любил принимать гостей. Помню, в Звездном городке по случаю рождения Наташи папа пригласил чуть ли не весь дом, пришел и Юрий Гагарин. Любил ли он шумные застолья? Я не могу так сказать. Папа вообще не пил, но при этом был душой компании. На Новый год он часто выступал в роли Деда Мороза, организовывал новогодние концерты, писал стихи для праздника.
Говорят, у него был сильный, волевой, командирский характер. Но это на службе. А по отношению к нам он был мягким, внимательным, выдержанным. Никогда не делился с нами своими переживаниями - не хотел перекладывать на кого-то груз своих проблем.
Отец очень любил плавать. Наверное, потому, что его детство прошло у Черного моря. Он часто брал меня в бассейн, где тренировались космонавты. Когда папе было два года, его отец ушел из семьи, его растили мама и бабушка. Мама была очень простая женщина, но смогла воспитать в нем настоящего человека. После ее смерти мне передали письма, которые ей писал папа. Удивительно: в каждом письме он говорит, как она дорога ему, и благодарит за все, что она смогла для него сделать.
После гибели отца мама преподавала математику в школе Звездного городка, ведь она окончила физико-математический факультет Ленинградского института. Они с отцом знали друг друга с детства. И всю жизнь очень дорожили своими отношениями. Сохранилась открытка, где отец пишет маме, как он счастлив, что они любят друг друга так же, как когда-то вначале. Мама была очень доброй женщиной. Когда у нашей семьи была возможность достать какие-то дефицитные продукты или вещи, мама всегда покупала что-то родственникам, своим коллегам, просто знакомым.
Мое детство было необыкновенно счастливым, ярким и праздничным. На каждое семейное торжество у нас в доме было много цветов и подарков. И папа писал нам открытки со своими стихами. Когда я занималась танцами, то была единственной девочкой, к кому на занятия приходил папа. Если бы меня спросили, что в своей жизни я хотела бы повторить, не задумываясь, ответила бы: "Детство с моими родителями..."
Самым молодым из трех погибших космонавтов был мой отец, бортинженер корабля - Владислав Николаевич ВОЛКОВ. О нем вспоминает Людмила Александровна, его жена и моя мама.
- С Владиславом мы познакомились еще в школьные годы. Потом было совместное студенчество, взрослая самостоятельная жизнь. Когда Владислав готовился к полету, мы порой не виделись месяцами. Поэтому когда выпадали общие выходные, мы проводили их активно. Зимой катались на лыжах, летом ездили с друзьями за город. Муж всегда брал гитару. У нас было много друзей. Когда Владислав появлялся дома, собиралась большая компания. Или мы к кому-то шли в гости.
Мы жили в одном доме с семьей Никулиных, и вскоре соседство перешло в дружбу на всю жизнь. Часто вечерами после поздних цирковых представлений Юрий Владимирович с женой Татьяной приходили к нам или мы поднимались к ним на этаж выше. Юрий Владимирович остался преданным другом нашей семьи и после того, как Владислава не стало. Его ни о чем не нужно было просить - в трудных ситуациях он сам предлагал помощь. После гибели мужа такими же близкими остались для меня его коллеги Валентина Терешкова, Виталий Севастьянов и Петр Колодин - один из самых близких друзей Владислава, космонавт, к сожалению, так и не слетавший в космос.
Муж был членом Союза журналистов. Хотел написать серию очерков о космонавтах, о людях, создающих ракетную технику. В первый полет он был командирован как репортер газеты "Красная звезда". После полета Владислав написал книгу "Шагаем в небо".
Так получилось, что Виктор Иванович ПАЦАЕВ отпраздновал на орбите свой последний день рождения. Вот выдержки из дневника В.Н.Волкова:
"19 июня 1971 года. Сегодня у Виктора день рождения. Накрыли праздничный стол. Деликатесом был репчатый лук. Его поздравила "Заря", а с Земли попросили провести репортаж".
Книга "Салют" на орбите" увидела свет благодаря упорным стараниям Веры Пацаевой, жены космонавта. Работая на предприятии, которое сейчас называется РКК "Энергия", в отделе, где когда-то работали вместе Пацаев и Волков, она с помощью коллег кропотливо собирала материал для этой книги.
Сын и дочь Виктора Пацаева и Веры Александровны окончили физический факультет Московского университета. Дмитрий Викторович работает в Московском институте космических исследований РАН. Он участвует в проекте "Марс 2003", который Россия осуществляет совместно с Европейским космическим агентством. Вместе с итальянскими коллегами Дмитрий Викторович занимается созданием прибора, который будет установлен на аппарате для спуска на Марс. Светлана Викторовна - специалист в области лазерного исследования природной среды, защитила диссертацию и преподает на физфаке. У Дмитрия два сына - Артем и Тимофей. У Светланы сын Матвей.
Вера Александровна Пацаева вспоминает:
- Мы познакомились с Виктором в Центральной аэрологической обсерватории города Долгопрудного. Виктор тогда окончил Пензенский политехнический институт и приехал по распределению работать в вычислительном центре ракетного зондирования атмосферы. Около ста молодых специалистов, среди которых были Виктор и я, направили на работу в этот отдел. Мы через год поженились и прожили вместе пятнадцать лет...
Когда жили в Долгопрудном, любили встречать Новый год большой компанией. Как-то, уложив детей спать, мы с Виктором надели маски и явились к друзьям. Они нас долго не могли узнать, а мы их дурачили... 1971-й тоже встречали дома с друзьями, было очень весело. Наутро с семьей Волковых уехали в подмосковный санаторий "Истра" на две недели. Этот небольшой отпуск дали экипажу по случаю успешной сдачи экзаменов. Как-то вечером мы сидели вдвоем в комнате отдыха. Владислав работал над своей книгой, я читала. Видимо, устав от своего занятия, он заговорил со мной, признался, как тяжело, покидая Землю, расставаться с любимыми. Как дороги космонавтам их жены, какие записки они оставляют им перед полетами...
До 1991 года государство проявляло внимание к нашим семьям. У нас было хорошее медицинское обслуживание, наши дети получили высшее образование. Нам платили пенсию за погибших мужей. Но после 91-го отменили все постановления, и семьи погибших космонавтов оказались в забвении. Может быть, в этом и есть какая-то справедливость. Все проходит... Но в год тридцатилетия со дня запуска первой космической станции можно было бы по-доброму вспомнить о тех, кто ценою своей жизни обеспечил успешную работу отечественных орбитальных кораблей. Ведь гибель наших мужей заставила разработчиков уделить больше внимания обеспечению безопасности полета. И за все эти годы больше таких трагических происшествий не было.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников