11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРИК

Алимамедова Лариса
Опубликовано 01:01 08 Августа 2002г.
Как утверждают эксперты ООН, насилие над женщинами является такой же серьезной и частой причиной их смерти и нетрудоспособности, как рак. А напомнила об этом на днях председатель Комитета по социальной политике Совета Федерации России Валентина Петренко. И привела ужасающие цифры официальной статистики: от рук мужей и родственников в России ежегодно погибает до 14 тысяч женщин, 250 тысяч становятся жертвами домашнего насилия. Между тем законопроект "О предотвращении насилия в семье" парламентарии "маринуют" с 1994 года. Почему у нас до сих пор нет закона, защищающего женщин от насилия? Об этом корреспондент "Труда" беседует с президентом Международной ассоциации "Женщины и развитие", профессором социологии, доктором философских наук, академиком Галиной СИЛЛАСТЕ.

- Галина Георгиевна, насколько я знаю, вы стояли у истоков законопроекта "О предотвращении насилия в семье" и возглавляли рабочую группу Госдумы по его разработке. Хорошо помню, как весной 1999 года, на парламентских слушаниях, где обсуждалась чуть ли не тридцатая версия проекта, вы сделали сенсационное заявление: "Закон, на который потрачено столько времени и сил, умер. Похороны состоялись сегодня. Я ухожу, потому что считаю ситуацию безысходной". Вы устали бороться? С кем?
- Процедура разработки подобного закона объективно сложна, поскольку речь идет о федеративном государстве, обладающем бесчисленным количеством национальных, этнических, социальных, правовых и иных особенностей. Но главная трудность была не в этом. Активными противниками были, как это ни странно звучит, сами законодатели. Ожесточенное противодействие оказывала, например, Светлана Горячева, которая в то время имела немалый вес в Думе. Она не учитывала ни интересы безопасности семьи, ни международный опыт борьбы с насилием в отношении женщин. Позиция Горячевой консервативна и архаична: "до" двери квартиры проблемы семьи - дело общества, а то, что происходит "за" дверью - дело только самой семьи, и всякое вмешательство недопустимо.
Эту точку зрения поддерживали и ответственные сотрудники Генеральной прокуратуры, Верховного суда и финансовых органов, которые видели в новом законе лишь новую головную боль и боялись дополнительной ответственности. В конечном счете законопроект так и не был представлен на первое чтение, и я, поняв, что дело зашло в тупик и устав биться головой о глухую стену, сделала свое заявление, о котором вы напомнили.
- Но ведь времена изменились, состав Думы значительно обновился, и вопрос о законе снова встал на повестку дня. Хотелось бы услышать, что ваше тогдашнее "отречение" не бесповоротно, и что вы вернетесь к прерванной тогда работе.
- Дело в том, что все эти годы я не прекращала заниматься вопросами насилия в семье - ни как социолог, ни как президент международной ассоциации "Женщины и развитие". Например, результаты Всероссийского социологического исследования, проведенного под моим руководством по инициативе Института социальной педагогики РАО, показали, что за последнее десятилетие домашнее насилие над женщинами и детьми распространилось и на село и происходит в каждой третьей-четвертой сельской семье. А ведь в советское время подобные факты на селе были куда более редкими, чем в городе. Вопрос о защите жертв насилия в семье снова назрел - об этом свидетельствуют и выступление Валентины Петренко, и новые инициативы моей давней единомышленницы по рабочей группе Галины Климантовой, и многие другие факты. И если вопрос о законе вновь встанет на повестку дня, то я сочту своим долгом вернуться к этой работе.
- Галина Георгиевна, вам, как никому другому хорошо известно, что для принятия закона "О предотвращении насилия в семье" нужны соответствующие условия. А есть ли они у нас?
- В свое время мы начинали с нуля, с абсолютно чистого листа. Сегодня ситуация несравненно более благоприятная. Имеется ряд позитивных, объективных и субъективных предпосылок. Похоже, в обществе созрело понимание того, какую угрозу обществу таит в себе это позорное явление. Уже есть целый пласт практических наработок. Во-многом изменилась, как мне кажется, обстановка в Думе - сейчас она более благоприятная для принятия закона, чем несколько лет назад. Активную роль в этом играют женские неправительственные организации. И, наконец, финансовое обеспечение для реализации нового закона представляется мне менее сложным, чем шесть лет назад.
- По роду своей научной деятельности и являясь к тому же членом Нью-Йоркской академии наук, вы бываете в Америке и знаете, на какую правовую базу опирается там соответствующий закон. Расскажите, пожалуйста, как в США ставится проблема домашнего насилия?
- Этой проблеме в США придается огромное значение. В американском законодательстве насилием над женщиной в семье считается даже такой случай, когда муж запрещает ей... работать. Тем, кто спасается от семейного насилия, предоставляются комнаты гостиничного типа с удобствами за счет властей штата. А если будет замечено появление где-то вблизи домашнего тирана (не разрешенное судом), его могут "упечь" за решетку: раз болтается поблизости - значит уже угроза.
- Но это в Америке. А на кого сейчас надеяться и где искать защиту и пристанище нашим российским бабам, которых, по- русски говоря, мужья нередко бьют смертным боем? На кого они могут опереться?
- Опереться они могут в первую очередь на 8 государственных кризисных центров, в которых только за один год была оказана помощь почти 5 тысячам женщин и более чем тысяче семей. Кроме того, в стране действуют 30 центров помощи женщинам, подвергшимся насилию в семье. Сложилась и сеть телефонов доверия, номера которых теперь включены во все телефонные справочники.
- Из всего сказанного вами я могу сделать вывод, что разгул насилия в семье может остановить только закон, а не поправки к существующему законодательству. Так?
- Поправки (а именно такой путь предлагают противники закона "О предотвращении насилия в семье") - это как мертвому припарки. Ими дело не поправишь. Нужен специальный полновесный закон, и, по-моему, общество вполне созрело для того, чтобы вернуть его к жизни.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников