05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АСЛАМБЕК АСЛАХАНОВ: Я ПРЕДСТАВЛЯЮ В ДУМЕ "ФРАКЦИЮ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА"

Янченков Владимир
Статья «АСЛАМБЕК АСЛАХАНОВ: Я ПРЕДСТАВЛЯЮ В ДУМЕ "ФРАКЦИЮ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА"»
из номера 168 за 08 Сентября 2000г.
Опубликовано 01:01 08 Сентября 2000г.
На состоявшихся выборах депутата Госдумы от Чечни победил генерал-майор милиции в отставке Асламбек Аслаханов. Он президент Ассоциации работников правоохранительных органов России, председатель общероссийской общественной организации "Союз народов Чечни, проживающих вне исторической родины", доктор наук, профессор. С новым депутатом Госдумы встретился корреспондент "Труда".

- В прессе сообщалось, что лично вы в свое время приложили немало сил для утверждения режима Джохара Дудаева. Вроде бы даже ездили к нему в Прибалтику, убеждали возглавить Чечню...
- Это чудовищная ложь. Никогда не способствовал приходу к власти Дудаева и никогда не ездил к нему в Прибалтику. Более того, я единственный человек, который в конце октября 1991 года, узнав о разгоне Верховного Совета республики, приехал в Грозный и вступил в открытый конфликт с Дудаевым.
В присутствии нескольких сотен людей, в том числе и журналистов, я обвинил Дудаева в том, что без проведения всенародного референдума он незаконно распустил чеченский парламент. До этого по поручению президента РФ и председателя Верховного Совета РФ я дважды приезжал в Чечено-Ингушетию. Искренне верил, что Дудаев и его команда хотят привести к власти вместо коррумпированных чиновников порядочных, профессионально подготовленных людей. Но очень скоро убедился, что и Дудаев, и его приближенные - наглые лгуны.
И, приехав в октябре 1991 года в Грозный, я открыто обвинил Дудаева в том, что он болен вождизмом. Заявил, что уезжаю из республики с тревогой, с тяжелым чувством надвигающейся огромной беды. Сказал буквально следующее: "Чувствую, что надвигается то время, когда вы утопите народ в крови". Это были мои подлинные слова, кстати, зафиксированные на видеокассете. Как показали последующие события, я, к сожалению, оказался прав.
-Вы выступали поначалу против проведения выборов депутата Госдумы в Чечне, полагая, что в республике нет условий для этого. А затем не только согласились баллотироваться, но и одержали победу...
- Да, я придерживался такой позиции и был прав. О каких выборах могла идти речь, если в республике - более 400 блокпостов, ведутся военные действия, люди просто не могут свободно передвигаться, общаться друг с другом? Если в Чечне нет газет, нормального телевидения... С учетом всего этого я даже не думал о выдвижении своей кандидатуры.
А получилось так. Наша организация "Союз возрождения мира и согласия в Чеченской республике" собрала и направила в очередной раз в Чечню и Ингушетию гуманитарную помощь - 5 вагонов с продуктами. Но поступили сигналы о том, что до в самом деле нуждающихся в помощи людей это может не дойти, слишком много нашлось "специалистов" по распределению, которые захотели урвать себе жирные куски. Пришлось ехать в Чечню самому, разбираться.
Как только я в июне появился в Гудермесе, ко мне стали стекаться люди с просьбами согласиться на выдвижение кандидатом в депутаты. То же было в моем родном селе Новые Атаги, в городе Шали. Вы, говорили ходоки, всегда имели свою честную позицию, были на стороне простых людей, не меняли своих убеждений. Соглашайтесь, ради Бога, пойти на выборы.
У меня, отбивался я, нет ни денег, ни желания быть депутатом. Но 25 июня - в последний день, когда принимали документы, меня уговорили. Я дал согласие. Подписи собирать было уже некогда, за меня внесли денежный залог. Так я стал кандидатом в депутаты. К собственному удивлению, победил. И думаю: почему? Потому что моим глашатаем, агитатором-пропагандистом стал сам народ. Сами люди создали мой предвыборный штаб. Честно признаюсь, я даже не знаю, кто в него входил. А вот богатые чеченцы - бизнесмены меня не поддерживали, так как не верили, что я могу победить. Это тоже факт.
- Значит, ваши опасения по поводу целесообразности этих выборов не оправдались?
- Невероятно, но факт: люди на выборы пришли. Пусть не все, даже не 60 процентов населения, как утверждают официальные органы, а, по моим подсчетам, 40 процентов, но народ свою волю выразил. И это знаменательно. Хотя, конечно, без серьезных нарушений не обошлось. Их было немало в Грозном. В некоторых селах цифры проголосовавших превосходили число в них проживающих. Таких фактов было немного, но они были...
- Недавно в беседе с журналистами вы заявили, что главный наказ, который вам дали избиратели, - это требование правды, "диктатуры", говоря по-путински, закона. Что вы конкретно имели в виду?
- У меня лично ощущение, что сегодня Чечня отдана на откуп отдельным категориям военных. Я ни в коей мере не хочу бросить тень на всю армию. В основном в ней служат офицеры и генералы, соблюдающие честь и достоинство. Но есть, извините, и такие, которых я называю национал-негодяями, сколько бы звезд на погонах они ни носили. Эти продолжают грабить нефтяные богатства республики в сговоре с чеченскими бандитами, с которыми они призваны бороться. Ночами в сопровождении БТРов гонят колонны автоцистерн с ворованной нефтью в Дагестан, Ингушетию, на Ставрополье. Туда же отправляют реликтовый лес с гор.
- Вы что-же - можете назвать конкретные факты?
- Да Господи, обратитесь к федеральным спецслужбам, у них есть все эти данные. Я не ставил перед собой задачу фиксировать конкретные номера бронетехники и автомашин, а также фамилии таких военачальников. Но лично мне руководители спецслужб такого рода факты подтверждали.
Согласно мировой практике, борьбу с бандитизмом и терроризмом должны вести спецслужбы, а не армия. Если войсковая операция закончена (а в Чечне так оно вроде и есть), войска должны быть выведены в места своей постоянной дислокации. В Чечне нужно создавать собственные республиканские спецслужбы, которые действовали бы эффективно совместно с федеральными спецслужбами. А армия, если она застоялась, начинает разлагаться... Во всех странах мира антитеррористические операции проводят с жестким соблюдением двух правил: сохранение жизни мирного человека и принятие всех мер, чтобы избежать разрушения его жилища, других социально-экономических объектов.
А некоторым военным, мне кажется, на это наплевать. В действиях федеральных войск прослеживалось два подхода: генерал Трошев, ведя боевые операции, вступал в переговоры с мирным населением, старался всячески избежать ненужных потерь среди гражданских. А генерал Шаманов прошелся по Чечне слишком жестко, как каратель...
Смотрите, как проводятся так называемые жесткие зачистки населенных пунктов: забирают массу людей, а пока довезут человека до следственного изолятора, у многих оказываются поломанными ребра...
Скажете, таковы суровые реалии войны? А чем объяснить, что многих задержанных, к тому же настоящих боевиков, виновных в преступлениях, освобождают за немалый выкуп?
Меня волнует, что ощутимых сдвигов в социально-экономическом плане пока нет. Что сделано? Выплатили пенсии за три месяца служащим социальной сферы. Зарплата же не выплачивается. Бывший уполномоченный правительства России в Чечне Николай Кошман заявлял, что, мол, поля засеяли на 80 процентов, технику завезли. А у меня вопрос к Кошману: где эта техника, где эти поля?.. Я не говорю о Шелковском, Наурском и Надтеречном районах, там более или менее спокойно. А в южных и предгорных районах зачастую не дают крестьянину пасти корову, накосить травы, огороды убрать. К зиме люди оказались разутыми и раздетыми, без продовольственных запасов.
Поймите, я не возлагаю вину за все это только на федералов. В гораздо большей степени повинны засевшие в горах террористы. Но я констатирую ситуацию, в которой в силу разных причин оказался чеченский народ.
До сих пор не создано правоохранительной системы Чеченской республики. По-прежнему райотделы милиции и органы прокуратуры комплектуются из командированных сотрудников милиции и прокуроров других регионов. Чеченцам не доверяют. И в то же время твердят, что Чечню должны восстанавливать сами чеченцы. Ну не парадокс ли?
Задумайтесь над таким фактом: чеченский милиционер в месяц получает 650 рублей и числится по штатному расписанию стажером. А прикомандированный милиционер из других регионов России получает в сутки 900 рублей...
- После встречи с президентом Владимиром Путиным вы, отмечая его широкую осведомленность в проблемах Чечни, заметили, что отдельных моментов, характеризующих сегодняшнюю ситуацию, он, по-вашему, не знал.
- Не то чтобы не знал. Откровенно, в деталях, я рассказал ему о вещах и нюансах, которые ему, видимо, не докладывались. Президент спросил, не сгущаю ли я краски. Я ответил: нет, не сгущаю. Надо спасать беженцев в Ингушетии, Надтеречном районе... Их нужно срочно снабдить строительными материалами, они, как муравьи, быстро восстановят свои жилища. Это - первоочередная задача, впереди - зима.
А со стройматериалами вопрос можно, считал бы, решить следующим образом. Решением правительства освободить близлежащие к Чечне регионы от части федеральных налогов, и на эти средства обеспечить чеченцев всем необходимым. И что касается гуманитарной помощи: хватит нашим соседям обогащаться за счет нищей Чечни. Они ведь разворовывают милостыню, которую дают чеченцам. Воруют всюду - и в Кабардино-Балкарии, и в Северной Осетии, и в Ингушетии. Никогда в полном объеме гуманитарная помощь не доходила до Чечни.
Обо всем этом я рассказал Владимиру Владимировичу. Он внимательно меня выслушал, со многими моими доводами, по-моему, согласился и сказал: готовьте ваши предложения, я их рассмотрю и будем принимать конкретные решения по каждому пункту.
- Как вы мыслите свою работу в Госдуме, в составе какой фракции, комитета?
- Ни в одну фракцию я не войду. У меня есть одна фракция - чеченский народ. А работать собираюсь в Комитете по безопасности, это близко к моим профессиональным интересам.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников