09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЧЕМ ЗАГРАНИЧНАЯ ПОМОЩЬ?

Андреев Игорь
Опубликовано 01:01 08 Сентября 2000г.
Один из первых президентских визитов Владимира Путина - в Узбекистан подтвердил, что новое руководство России придает большое значение восстановлению производственной кооперации между странами СНГ. На просторах постсоветского пространства сегодня только ленивый не грезит об инвестициях богатых стран, об интеграции в мировую экономику. Но скатерть-самобранку перед нами никто не расстелит.

"Друзья" узбекского народа клянут Россию за насаждение у них монокультуры хлопка и неспособность теперь инвестировать средства на развитие экономики среднеазиатской страны. Но ведь тогда речь шла о специализации производства в рамках единой системы народного хозяйства. Кстати, только в строительство Амубухарского и Каршинского магистральных оросительных каналов Советским Союзом (главным образом за счет России) было вложено, соответственно, 17 и 10 миллиардов долларов. Это втрое больше инвестиций заморских банков за истекшие 8 лет. Причем, это были не кредиты, которые предстоит возвращать с процентами, а безвозвратные дотации.
Узбекистан вышел по производству хлопка на четвертое место в мире именно потому, что кетмень сменила современная техника, а на поля пришла оживившая их вода, о которой мечтали многие поколения. На месте кустарных мастерских и караванных троп возникли горно-металлургические, химические, текстильные, энергетические предприятия и транспортные магистрали. В "хлебный город" Ташкент пришел Турксиб. Разве без вхождения в состав СССР мог бы осилить такие затраты сам Узбекистан? Думаю, что, не имея выхода к морям и запасов углеводородного сырья, сопоставимых с ближневосточными, он бы "застрял" где-то на уровне предвоенного Афганистана.
Именно индустрия стала основой самостоятельного развития страны. Впрочем, президент Ислам Каримов грабительской приватизации и бегства капиталов из страны сумел не допустить. Контроль над стратегическими сферами экономики остался в руках государства. Иностранным партнерам пришлось нажимать на "педали" инвестиционного освоения страны, тем более что парламентом приняты законы, благоприятствующие этому, а государственные гарантии кредитов подкрепляются растущим золотым запасом.
В авангарде инвесторов оказались транснациональные банки и монополии. Им надо выгодно пристроить продукцию промышленных монстров и сверхприбыли, получаемые за счет зримой и незримой эксплуатации остального мира.
При этом международные банки умело навязывают свои схемы кредитования государствам с переходной экономикой - на проекты, разработанные за счет принимающей "помощь" страны, выделяются займы. Объявляется конкурс, условия участия в котором формулирует банк. В итоге в финал конкурса выходят компании, являющиеся, как правило, его клиентами и вкладчиками. Именно они разыгрывают между собой право на контракт, обычно завышая его стоимость по отношению к среднемировой цене. Далее выделенный кредит "наполняется" поставками далеко не самого современного оборудования и технологий "второй свежести" по ценам, диктуемым кредитором, а также не всегда необходимыми, но неизменно дорогостоящими командировками специалистов из стран, называющих себя "донорами" проекта.
Нередко для производства заказанного по мировым ценам у самого себя оборудования и проведения контрактных работ западными концернами привлекаются на условиях субподряда предприятия и компании других стран СНГ. Им, конечно, платят мало, по сравнению с тем, что берут с кредитуемой страны. Спрашивается: нужен ли странам СНГ такой финансовый посредник? Гораздо проще, дешевле и привычнее договориться между собой, причем без переводчика.
Нашли же общий язык создатели российско-узбекской ФПГ "Ильюшин". В нее наряду с известными КБ вошли Воронежский и Ташкентский авиазаводы. Они будут производить грузовые ИЛ-76 с новым двигателем и удлиненным для перевозки морских контейнеров фюзеляжем. Готовится к выпуску пассажирский лайнер ИЛ-112-100, который заменит отслуживших свое ЯК-40 и АН-24.
ЗАЧЕМ АРБЕ КОМПЬЮТЕР?
Передо мной меморандум миссии Всемирного Банка, посвященный реконструкции Каршинского и Амубухарского магистральных оросительных каналов. Банк предлагает проект с пока еще неполной стоимостью. Это более 550 миллионов долларов, а кредит обещан на 402 миллиона. Главная задача - максимально "напичкать" оба водотока своей техникой (земснаряды, бульдозеры, насосы). О пропорции овеществленного (на Западе) и живого (рабочие места в Узбекистане) труда дает представление смета на каскад насосных станций Каршинского канала. Из общих запланированных расходов в сумме 367.453 тысячи долларов в графе "строительные работы" значится всего 1.108 тысяч долларов, т.е. менее трети процента. Предусматривается также ненужная для данного класса гидротехнических сооружений, но резко удорожающая их стоимость оптиковолоконная и компьютерная связь между насосными станциями и инженерными службами. Это почти то же, что к арбе приладить компьютер, чтобы приблизить стоимость древней телеги к престижному автомобилю.
Зачем банку такие излишества? Очевидно, чтобы сбыть продукцию богатых клиентов, дать работу рабочим и служащим, "вытянуть" из узбекской казны побольше золота, посильнее "завязать" страну в экономическом плане и заодно пустить в глаза "пыль прогресса". Скажем, наладить электронное отслеживание потребления воды. Эти новшества обойдутся почти в 20 миллионов долларов. За счет декхан. Ведь условие займа - введение платы за питьевую и поливную воду.
Между тем реконструкцию каналов может спланировать институт "Гидропроект" - автор первичной версии обоих сооружений - в связке с уральскими заводами "Гидромашем" и "Уралтяжэнергомашем". Первый изготавливал для этих каналов насосы, второй - электродвигатели. Они знают свои изделия, как говорится, "от и до". Тогда не понадобится полная замена оборудования и изучение геологических условий, что, как минимум, на порядок удешевит проект и ускорит его реализацию. К тому же отпадет необходимость перевода "туда и обратно" объемной документации и бесед на английском языке.
Словом, Узбекистан получит импульс развития, не надевая долгового хомута и не попадая в тиски технологической зависимости от Запада, обеспечивая рост ВВП и налоговых поступлений, создание рабочих мест для быстро растущего населения, минимизируя расходы и укрепляя деловые отношения с Россией.
Видимо, эксперты Всемирного банка осведомлены о научно-технологическом потенциале России. Иначе чем объяснить отстранение от тендеров по поводу каналов специализированных, авторитетных российских предприятий? Кстати, по мнению наших специалистов, полная реконструкция каналов и не нужна. Важнее приостановить раскисление и засоление почв. Для этого необходимы, например, мощные насосы. Местные заводы в Ташкенте, Самарканде и Андижане для их изготовления не имеют ни оснастки, ни опыта. Но все это есть в дружественной России, которая могла бы не только продавать, но и наладить их совместное производство.
Как заметил посол Узбекистана в России Шокасым Шоисламов: "Мы сами не один год поддавались эйфории, думали, что нас ждут на мировом рынке с распростертыми объятиями. Выяснилось, что нет, нам готовы поставлять любые товары, но ниш для узбекской продукции, кроме сырья - хлопка, цветных металлов, нефти и газа, - в мире почти нет. Поэтому мы все должны быть реалистами и искать торгово-экономических партнеров в тех странах, с которыми взаимодействовали десятилетиями. Думаю, должны возродиться на новой основе отношения Узбекистана с Россией".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников