03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КУЗБАСС - НЕ ТОЛЬКО УГОЛЬ, А И ГАЗ

Юдина Людмила
Опубликовано 01:01 08 Сентября 2000г.
Проект "Метан Кузбасса" сегодня у многих "на слуху". Почему ему уделяется столько внимания, в чем его особенности и вообще зачем в традиционно угольном крае заниматься добычей газа? Об этом наша беседа с генеральным директором Всероссийского научно-исследовательского института природных газов и газовых технологий, профессором, членом-корреспондентом РАН Александром Гриценко.

- Александр Иванович, что заставило газовиков и угольщиков объединиться? Почему вдруг Газпром отправился в Кузбасс?
- У нас ничего не происходит "вдруг". Проблемой шахтного метана много лет были озабочены и горняки, и угольщики, и ученые. Хочется прежде всего назвать имя яркого энтузиаста, профессора, доктора наук - ныне уже покойного Владлена Ивановича Ермакова, который основательно занимался ресурсами метана угольных месторождений. Путь от научных исследований до непосредственной реализации проектов далеко не всегда короток. В России он растянулся на несколько десятков лет. Наше тесное сотрудничество с горным университетом им. Скочинского при оценке потенциальных ресурсов метана дало довольно оптимистический результат: на нетронутых угольных полях Кузбасса сосредоточено порядка 13 триллионов кубометров шахтного газа. Огромная цифра. Но чтобы достать этот газ, нужны новые технологии, новые подходы, отличные от работ на традиционных месторождениях.
- Есть ли в мировой практике такой опыт?
- Да, угольный газ имеет свою долю в топливно-энергетическом балансе ряда стран. Например, в США добывается 36 миллиардов кубометров газа из угольных шахт в Сан-Хосе. Мы изучили опыт американских ученых, инженеров, практиков, кое-что полезное взяли для себя. Вообще, хочу подчеркнуть, что реализация проекта "Метан Кузбасса" даст импульс к развитию высоких технологий, а это российской энергетике на сегодняшний день просто необходимо.
- Но стоит ли Газпрому отвлекать силы, средства, инженерно-технические и научные кадры на освоение метано-угольных месторождений, когда так обострился вопрос с вводом в эксплуатацию новых источников природного газа?
- К этой ситуации надо подходить по-государственному. Что дает реализация проекта "Метан Кузбасса"? Во-первых, с началом добычи шахтного метана высвобождается часть западносибирского природного газа, который можно использовать с большей эффективностью в различных отраслях хозяйства. Во-вторых, откачка метана из шахт практически снимает вероятность подземных взрывов. Шахтеры смогут работать, не опасаясь за свою жизнь. Даже вентиляционные шахты не дают высокой гарантии безопасности... В-третьих, с началом серьезного освоения метано-угольных месторождений системно будет решаться вопрос газификации Восточной Сибири. Как известно, этот регион у нас еще не приобщен к газу. А местное "голубое топливо" - не только комфорт, повышение уровня жизни населения, но и основа развития бизнеса. Благодаря ему можно эффективно развивать малые производства, решая тем самым проблему занятости населения, насыщения рынка собственным недорогим товаром и многое другое. Как видите, союз Газпрома и Кузбасса выгоден не только обеим сторонам, но и России в целом.
- Тогда почему вплотную к этому проекту подошли только сейчас? Вы же говорите, что тема шахтного метана давно находилась в сфере внимания ученых?
- Да, еще в 70-е годы мы могли приступить к решению этого вопроса. Но именно в то время начались великие открытия на севере Западной Сибири. Уникальные по своим запасам месторождения газа заставили переключить на себя внимание и ученых, и руководства страны, и специалистов. Тогда главной задачей - было обеспечить европейскую часть России, где проживают 125 миллионов человек и сосредоточены основные производственные мощности, относительно дешевым и эффективным видом топлива. Началось интенсивное освоение месторождений, строительство Единой системы газоснабжения. Решая глобальные задачи, мы отодвинули на задний план пусть менее масштабный, но отнюдь не менее важный проект, к которому возвращаемся тридцать лет спустя уже на новом этапе и на более высоком уровне.
- А какой газ лучше по качеству: природный или угольный?
- Я бы не стал противопоставлять один вид другому. Шахтный метан должен занять свою нишу в топливно-энергетическом балансе страны и выполнить свои функции. Проблема баланса в ТЭК - сегодня одна из серьезнейших. Где это видано, чтобы природный газ в электроэнергетике страны составлял 52 процента? Объективно его доля должна снизиться хотя бы до 35 процентов. Ведь природные ресурсы невосполнимы, и самые богатые кладовые можно быстро исчерпать до дна. Наша цель состоит в том, чтобы облегчить нагрузку на природный газ, восполнив дефицит топлива за счет других ресурсов, в том числе шахтного метана.
- Как скоро это может случиться?
- Если вы о "поправке" энергетического баланса, то это процесс продолжительный. А если конкретно о проекте "Метан Кузбасса" - то в пределах 3-4 лет он будет реализован. С участием "Востокгазпрома" и института НИИпрогаз мы уже получили первый угольный метан из так называемых пилотных скважин, у нас есть образцы энергетических установок на уровне высоких технологий. Так что работа идет. Хотел бы отметить, что с большим пониманием относится к проекту губернатор Кемеровской области Аман Тулеев.
- Александр Иванович, у нас есть и другие угольные районы. Будет ли там применяться опыт, накопленный газовиками и угольщиками в Кузбассе?
- Безусловно. Кузбасс стал в научном эксперименте первым, потому что это и крупный промышленный центр, и самый угленосный район России, там сподручнее начинать. Потом наработанные методики и технологии будут использованы в Иркутской области, на Дальнем Востоке, везде, где есть угольные месторождения. Добывать и использовать газ на месте намного выгоднее и дешевле, чем транспортировать его из Западной Сибири. Это крайне важно. Чтобы развивать технологии, поднимать экономику, надо опираться на нормальную, экономически обоснованную цену...
- Труднее всего, полагаю, именно решить эту задачку?
- Да, но заниматься ею надо. Опираясь на мнимую дешевизну энергоресурсов, мы тормозим прогресс. Вот посмотрите, что происходит в других странах: в Германии за последние 20 лет производство внутреннего валового продукта возросло вдвое, а энергопотребление повысилось лишь на 20 процентов. В России при значительном падении ВВП потребление энергии возросло. Основная причина - неоправданно низкая цена, которая не стимулирует внедрения энергосберегающих технологий, использования первичных ресурсов с наибольшей эффективностью.
- Нередко приходится слышать, что причина - в неэффективной деятельности крупнейших энергетических компаний.
- Мы любим подчас критиковать себя не за то, за что действительно надо бы. Лучшими своими энергетическими компаниями Россия может гордиться. Вы знаете, как в Германии рядовые граждане гордятся своими "Рургазом", "Винтерсхаллом"? Как ценят французы свою компанию "Газ де Франс", а голландцы - "Газюни"? А наш Газпром - крупнейшая компания в мире, достойно представляющая страну, где сосредоточена четвертая часть всех мировых запасов природного газа, постоянно подвергается в СМИ нападкам каких-то нечистоплотных дилетантов. Их не интересует, что на мировых рынках Газпром задает тон, с ним охотно сотрудничают, ему доверяют; что ни разу не подвел своих партнеров и получателей ни в России, ни за рубежом. Эти наши наемные "критики" - из породы плюющих в колодец, откуда и сами пьют воду...
Пора понять, что энергетические компании во многом определяют имидж экономики нашей страны. И надо их всячески поддерживать.
- Вы имеете в виду своевременную оплату за энергию?
- Да, прежде всего это. Потому что неплатежи стали главным препятствием развития крупнейших энергетических компаний. А ведь дефицит инвестиций в это производство может привести, упаси Бог, и к тяжелым техногенным катастрофам.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников