09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕРНАЯ МЕТКА

Веледницкий Анатолий
Опубликовано 01:01 08 Сентября 2001г.
Заказные банкротства в Москве, пожалуй, так же популярны, как заказные убийства. Могильщиками предприятий обычно становятся арбитражные управляющие. Об этом говорилось в статье "Грабят средь бела дня" ("Труд", 15 августа). Сразу после выхода статьи в редакцию приехал Вячеслав Седых, генеральный директор ОАО "Мета", и рассказал, как это делается у них в Республике Марий Эл.

Есть в городе Волжске в Республике Марий Эл акционерное общество "Мета". Так называется теперь бывший мебельный комбинат, на котором делают спальни, кухни, диваны, мебель для офисов и дач. Работают на предприятии 480 человек, 58% акций этого АО до недавних пор принадлежало коллективу, 42% - АО "Лигон". Два года назад, во времена "бартерной экономики", когда шел товарообмен, налоги в местный бюджет мебельщики платили шкафами и столами. С федеральным бюджетом было сложнее, столами и шкафами там не брали, а живых денег не хватало. И накопились долги. Надо сказать, что старое руководство предприятия, привыкшее жить по правилам, старалось изо всех сил расплатиться с ними. В то время как средний показатель уплаты налогов не превышал по республике 13-14 процентов, на "Мете" до 25 процентов доходов отдавали в бюджет.
Тем не менее задолженность росла. Предложение АО "Лигон" провести экономическую перестройку не получило одобрения в коллективе. Ситуация в Марий Эл изменилась с приходом нового президента Леонида Маркелова, объявившего привлечение инвесторов одним из приоритетов экономической политики. Его критика экономической ситуации в республике возымела действие, и коллектив АО "Мета", приняв предложение инвесторов, единогласно избрал директором предприятия Вячеслава Седых. Это произошло 10 апреля. Вместе с директором пришла новая команда: компьютерщики, технологи, экономисты. Они первым делом обновили ассортимент, перешли на новую систему оплаты и сбыта продукции, навели порядок в компьютерном хозяйстве, которое контролирует расчеты предприятия. И, разумеется, особое внимание уделили выплате налогов.
26 апреля новая команда менеджеров представила на балансовую комиссию Территориальной организации по финансовому оздоровлению и банкротству Республики Марий Эл свою программу погашения задолженности предприятия. Были разработаны график уплаты долгов и программа вывода предприятия из кризиса. В территориальной организации, которую возглавляет С.Зефиров, программу и деятельность нового руководства одобрили. Даже предложили более щадящий график погашения задолженности. Иначе, объяснили специалисты по банкротству, у вас сократятся оборотные средства и вам придется уменьшать объемы производства, сокращать рабочих, а тогда уменьшатся налоги в бюджет. Вместо 10 миллионов рублей, которые собирались до конца августа выплатить новые руководители, как им сказали, достаточно пяти. Тем не менее уже в мае предприятие, опережая график погашения задолженности, сумело выплатить 1,78 млн. рублей вместо заложенных в график 752 тысяч рублей.
А спустя месяц ситуация резко обострилась. 23 мая вышло постановление правительства РФ N410 "О порядке и сроках реструктуризации кредиторской задолженности по налогам и сборам". Согласно этому постановлению предприятия могли подать заявление и получить рассрочку на выплату долгов на срок от четырех до шести лет, - что крепко обрадовало новых акционеров. Однако радость оказалась преждевременной. То, что произошло дальше, повергло мебельщиков в шок.
24 мая состоялось заседание коллегии территориальной организации ФСФО, на которой было принято решение о возбуждении процедуры банкротства и назначении временного управляющего. После этого С. Зефиров, который еще недавно оказывал поддержку новому руководству, лишь разводил руками, давая понять, что он тут ни при чем.
Принятое в срочном порядке, буквально на следующий день после постановления правительства, решение региональной балансовой комиссии по Республике Марий Эл, таким образом, разделило все местные предприятия на "живых и мертвых". На тех, кому позволено провести реструктуризацию, и тех, кто обречен.
15 июня по решению суда была введена процедура наблюдения. Едва ли надо объяснять, что известие о приближающемся банкротстве и назначение внешнего наблюдения не способствовали привлечению инвесторов и финансовой стабильности. На 25 процентов снизился объем производства, партнеры-поставщики и партнеры-заказчики стали относится к потенциальному банкроту с понятной опаской. Как назло, неподалеку открылось новое предприятие, где рабочим обещали огромную для бедной Республики Марий Эл зарплату: 4-6 тысяч. Прослышав о возможном банкротстве, люди, получающие довольно приличную по местным меркам зарплату в 3 тысячи, стали покидать тонущий корабль "Меты". А в июле начались еще веерные отключения электроэнергии в городе Волжске. В течение двух месяцев предприятия лихорадило. Произошел обвал сбыта, обвал производства, возникли проблемы с кадрами.
Но как ни странно, жизнь под черным флагом банкротства заставила руководителей удвоить усилия, и к августу предприятие выбралось из кризиса. Появились новые поставщики, заказчики и, что особенно отрадно, инвесторы, желающие вложить свой интеллектуальный и финансовый капитал. В результате в августе последствия кризиса удалось преодолеть. Появилась новая мебель для школ, гостиниц, новая офисная мебель представительского класса, кресла для конференцзалов, барные стойки для кинотеатров, клубов. Эта мебель сразу нашла своего покупателя. Но ни новая мебель, ни инвесторы, вкладывающие деньги в предприятия, не смогут изменить ситуацию, если территориальное управление по банкротству не выпустит предприятие из своих удушающих объятий.
Мы поинтересовались мнением вышестоящей организации. Из разговора с Владимиром Глотовым, руководителем межрегионального ТО ФСФО РФ в Приволжском федеральном округе, выяснилось, что Зефиров не смог им внятно объяснить, почему именно это предприятие, имеющее не самую большую задолженность по уплате налогов, попало под процедуру банкротства. Тем более непонятна, говорит Владимир Глотов, поспешность, с которой проводится эта драматическая процедура. Обычно балансовая комиссия, рассматривая ситуацию, дает предприятию девять месяцев для выплаты задолженности. Соответственно готовится программа вывода предприятия из кризиса. В данном случае всего через два месяца после балансовой комиссии было принято решение срочно вынести вопрос на суд. Налицо, считает Глотов, субъективный подход. Руководство службы ставит задачу: при принятии решения о начале процедуры банкротства учитывать исключительно экономические критерии.
В ближайшие дни должен состояться суд, на котором может быть заключено мировое соглашение о снятии процедуры банкротства, но возможно и решение о продолжении этой процедуры. В первом случае предприятие, судя по всему, сможет все-таки расплатиться с долгами и стать на ноги, во втором - недавно пришедшая команда менеджеров вынуждена будет уйти.
Мировое соглашение подписали все кредиторы. Оно устраивает инвесторов и покупателей. Пока его не подписал только республиканский орган по банкротству. Почему? Может, потому, что мебельный комбинат - лакомый кусок для многих? Хотя о том, кто именно заинтересован в банкротстве "Меты", пока можно только догадываться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников