Нетрадиционная карьера

Мария Бобылёва, Александра Ильина
Опубликовано 02:00 08 Сентября 2010г.
В каких компаниях комфортнее всего работать геям и лесбиянкам в России

Не спрашиваю — не говорю

Как правило, в России для работодателей не существует проблемы сексуальной ориентации сотрудников. «Не спрашиваю — не говорю» — этой крылатой американской фразой можно охарактеризовать положение гомосексуальных работников в нашей стране.

Говорить «об этом» не принято, поэтому большинство геев и лесбиянок, как говорится, сидят в чулане и вылезать оттуда не собираются. Соответственно, их коллеги и начальство не видят проблемы как таковой, считая, что «таких» среди них нет.

Отсюда и распространенный, но неверный стереотип о том, что среди людей богемных профессий геев и лесбиянок гораздо больше. На самом деле среди сантехников и госслужащих их столько же, сколько среди стилистов и актеров, просто их не видно. Несмотря на то что согласно Трудовому кодексу работодатель не имеет права дискриминировать работника из-за его сексуальной ориентации и ни в одном законе ничего не сказано про то, что человек с гомосексуальной ориентацией не может занимать, к примеру, пост судьи или работать воспитателем в детском саду, российское общественное сознание еще далеко от западноевропейского.

Нет худа без добра

«Я недавно уволился из МИДа и переехал жить в Норвегию к своему партнеру, — говорит Михаил (имя изменено. — „Труд“). — Мне надоело, что приходится скрываться и следить за каждым сказанным словом. При том что я целенаправленно строил карьеру дипломата и мечтал об этой профессии еще со школы. Просто в один прекрасный день я осознал, что никогда не смогу быть собой, работая дипломатом в России: ни в центральном аппарате, ни тем более в посольстве за границей, где каждый твой шаг под наблюдением и ты обречен на постоянное одиночество, потому что не можешь ни привезти с собой своего партнера, ни встречаться с кем-нибудь там».

Тем не менее, по словам Михаила, среди его коллег и начальства немало геев: «Об этом говорить не принято, даже если в кабинете всего два человека и оба отлично понимают, кто они. Но все с этим мирятся, не понимаю, зачем. Я попробовал, но меня хватило ненадолго».

Впрочем, благодаря такой «тихой» дискриминации работники с гомосексуальной ориентацией часто достигают гораздо больших профессиональных успехов, чем их «натуральные» коллеги. На это есть две основные причины. Во-первых, привычка скрывать свою личную жизнь от посторонних глаз вырабатывает у геев такие качества, как гибкость мышления, быстроту реакции и способность к маневру. Во-вторых, они стараются быть на шаг впереди и работать лучше своих коллег, чтобы как-то компенсировать свой «недостаток». Кстати, как правило, эта привычка вырабатывается с детства, когда чувствующий себя несколько ущербно ребенок старается учиться лучше, дабы выравнять свою самооценку.

Спокойствие и толерантность

Госслужба и тем более силовые структуры являются, естественно, наиболее некомфортными местами работы для гомосексуалистов. В остальных компаниях все зависит от руководства и его мироощущения.

«У нас нет сформулированной политики в отношении сотрудников нетрадиционной ориентации, и какого-либо документа на эту тему в нашей компании не существует, — говорит вице-президент по персоналу компании „Эльдорадо“ Руслан Ильясов. — Сам я не в курсе, работают ли у нас такие сотрудники, потому что никто открыто не заявлял и не демонстрировал свои предпочтения. Конечно, я не могу отвечать за всех специалистов по подбору персонала, но я знаю случаи, когда работника, открыто заявлявшего о своей ориентации, охотно брали на работу. Самому мне не приходилось оказываться в такой ситуации, но скажу, например, что в крупной международной компании, где я работал, — это лидер своего сегмента — главой IT-департамента был назначен человек нетрадиционной ориентации».

Иными словами, заявлять открыто о своей ориентации или нет, остается на усмотрение работника. Больше шансов, что вас поймут, если вы работаете в молодой компании с современным подходом к действительности.

«В нашей компании к представителям секс-меньшинств относятся совершенно спокойно, — комментирует директор по организационному развитию компании „Связной“ Вера Елисеева. — Я бы даже не употребляла слово „толерантно“, именно „спокойно“: это обычные люди, такие же, как и все остальные. Никаких особых установлений в отношении таких сотрудников у нас нет, и вся эта ситуация никаким образом не обсуждается. Но не обсуждается не потому, что замалчивается, а потому, что личная жизнь работника никого не должна касаться. Я знаю, что в нашей компании работают представители секс-меньшинств. Они этого не скрывают и прекрасно себя чувствуют. Я никогда не посмотрю на то, какой ориентации человек, если он отличный профессионал. И во всех организациях, где я работала, этот вопрос, к счастью, не обсуждался. К сотрудникам относились по-разному, но только в связи с их профессиональными и личностными качествами. И вид сексуальной ориентации не является и не должен являться хоть каким-то критерием для оценки работника».

Радужный рай

Но, пожалуй, лучше всего геям и лесбиянкам работается в иностранных компаниях, чьи головные офисы базируются в странах, где однополые браки легализованы и гомосексуалисты полностью интегрированы в общество.

«Я была приятно удивлена, когда мне на работе разрешили оформить льготную медицинскую страховку для моей девушки, — говорит Лиза, сотрудница крупной британской корпорации. — В правилах значилось: партнер, с которым вы совместно проживаете не менее года, имеет право на льготную страховку». Я набралась смелости, позвонила в HR-департамент и спросила, имеет ли значение пол партнера. Мне сказали: «Конечно нет» — и я оформила страховку. Этим дело не ограничивается: любые льготы у нас распространяются как на разнополых, так и на однополых членов семьи, включая помощь в оформлении виз при длительных командировках, оплату билетов и прочее».

Так что у работника с нетрадиционной сексуальной ориентацией в России есть три модели поведения. Первая — сидеть в чулане и никогда из него не вылезать, постоянно ведя двойную жизнь. Вторая — совершать свою маленькую революцию, открыто демонстрируя свои предпочтения, невзирая на порядки, принятые на месте работы, и принимая все связанные с этим риски. И третья — устраиваться работать в «гей-френдли» компании, которых, к сожалению, пока еще меньшинство.

Под защитой

В западных странах активно идет процесс борьбы за защиту интересов гомосексуальных работников. Во многих компаниях даже создаются специальные сообщества.

Наиболее продвинутыми в смысле открытости геев и лесбиянок на работе являются страны, которые уже легализовали у себя однополые браки или гражданские союзы. Причем это не только известные своей либеральностью европейские государства вроде Голландии, Швеции, Англии и прочих, но также такие экзоты, как ЮАР, Уругвай или Эквадор. Больше всего «гей-френдли» компаний базируется в Канаде, Англии, Германии и некоторых штатах США.

Как водится, когда речь идет о защите тех или иных прав человека, дело не ограничивается просто тихим признанием этих прав, а перерастает в активную борьбу за только что обретенные возможности. В «продвинутых» странах сексуальным меньшинствам не просто позволено жить и работать, как всем, но и оказывается всяческая поддержка.

Так, в США существуют специализированные кадровые агентства, которые помогают найти работу членам ЛГБТ-сообщества. Например, агентство GayWork.

Такие крупные компании, как British Airways, Google, Credit Suiss, открыто заявляют, что позволять своим сотрудникам быть самими собой на работе, не скрывая свою сексуальную ориентацию, в их же интересах. Как показывают многочисленные исследования, работник, вынужденный скрываться, выполняет свои обязанности хуже, чем тот, который ведет себя естественно, не живя двойной жизнью и не думая о последствиях того, что его могут «рассекретить».

В Великобритании существует издание Out At Work, посвященное карьере для геев и лесбиянок. В одном только Лондоне действуют несколько десятков организаций, помогающих гомосексуалистам налаживать деловые контакты и делать карьеру. Организации Village Drinks, Mint Network, Citypink объединяют тысячи работников, помогая им с трудоустройством, продвижением по карьерной лестнице и оказывая психологическую поддержку.

Этим геям и лесбиянкам ориентация не помешала сделать политическую карьеру

Гидо Вестервелле

Вице-канцлер и глава мид Германии

Открытый гей с 2004 года, когда он пришел на день рождения Ангелы Меркель со своим другом Михаэлем Мронцем.

 

 

Бертран Деланоэ

Мэр Парижа

Заявил о том, что он гей, в 1998 году в эфире одного из телеканалов. Ему было 48 лет. Это не помешало ему занять пост главы города в 2001 году.

 

 

Маргот Джеймс

Вице-президент Консервативной партии Великобритании

Первая женщина-тори, заявившая о своих нетрадиционных предпочтениях.

 

 

 

Клаус Воверайт

Мэр Берлина

В 2001 году сделал своим предвыборным слоганом девиз «Я — гей, и это хорошо!». Тщетно пытался убедить мэра Москвы Лужкова провести гей-парад.

 

 

Дэвид Микснер

Активист Демократической партии США

Был правой рукой экс-президента Билла Клинтона, самый влиятельный гей Америки, по версии журнала Newsweek.

 

 

Йоханна Сигурдардоттир

Премьер-министр Исландии

В июне этого года узаконила отношения со своей подругой — писательницей Йониной Леосдоттир.

 

 

План выхода

Если вы решили открыто заявить о своей сексуальной ориентации на работе, вам, скорее всего, придется непросто. «Труд» дает советы, которые облегчат нелегкую задачу.

Совершить так называемый coming out («выход из чулана»), то есть открыто признать свою принадлежность к сексуальному меньшинству, — задача не из легких. Порой о своей личной жизни трудно рассказать даже близким друзьям, что уж говорить о коллегах по работе. Чтобы ваш «выход» прошел безболезненно, запомните несколько правил.

Не накручивайте себя

Разумеется, для вас это вопрос первой важности, и он занимает огромное место в вашем сознании, но будьте готовы, что реакция коллег не оправдает ваших ожиданий. Если сослуживцы отреагируют на ваше признание вяло, не удивляйтесь. В офисе ежедневно происходит огромное количество вещей, среди которых ваше откровение может просто-напросто затеряться.

Расставьте приоритеты

Определитесь, кому вы будете рассказывать прежде всего. Учтите, что «выход из чулана» — не одноразовое мероприятие. Возможно, вам придется повторить его еще не раз, сообщая о своих предпочтениях новым коллегам, клиентам и партнерам. Пусть первыми обо всем узнают люди из вашего ближайшего офисного окружения: непосредственный начальник и коллеги по отделу. Их поддержка может пригодиться вам, когда информация о вашей ориентации будет распространяться дальше.

Будьте оптимистичны

Настройтесь на позитивный лад. Будьте уверены в себе и доверяйте своему выбору. Поверьте, большинство людей оценят вашу смелость и уникальность и будут гордиться тем, что вы поделились с ними своей тайной.

Будьте естественны

Если коллега спросит вас, как вы собираетесь провести выходные, честно ответьте, что проведете их с вашим партнером. Это гораздо проще, нежели совершать «выход», делая официальное заявление.

Будьте честны

Если вы каждый день, уходя на работу, оставляете частицу себя дома, рано или поздно коллеги заподозрят, что вам есть что скрывать. Такое поведение вряд ли вызовет их симпатию и станет поводом для недоверия к вам.

Ищите единомышленников

В некоторых крупных организациях существуют клубы для ЛГБТ-сотрудников. Если в вашей компании есть нечто подобное, обязательно присоединитесь. Единомышленники помогут вам осуществить «выход», поддержат и наверняка дадут несколько полезных советов.




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?